English Deutsch
Новости
Мир антропологии

Кломенгелунгель: без ханахуды, но с менголями

Не в последнюю очередь любопытство сделало человека человеком. Люди сначала активно расселялись по различным уголкам земного шара и по-своему осваивали их, а позже вольно или невольно вступали в контакты друг с другом, удивляясь сложившемуся культурному многообразию. И в наше время огромный интерес представляют традиционные практики, бытовавшие некогда в удаленных уголках нашей планеты. Особенно, если эти обычаи и социальные институты в силу разных причин были утрачены и до наших дней не сохранились.

Бай в штате Аймелиик
Бай в штате Аймелиик

Примером одной из таких канувших в Лету социальных практик служит институт «кломенгелунгель» (klomengelungel), существовавший на островах Палау в западной Микронезии. Суть этого сложного явления, как оно часто и бывает, сложно описать в двух словах. К примеру, палау-английские словари переводят klomengelungel как раз в двух словах – «узаконенное сожительство» (institutionalized concubinage). И яснее от этого как-то не становится, ускользают интересные детали. Давайте разберемся в них по порядку.

Центром жизни любого палауского селения, как и у многих других народов Океании, служил так называемый «мужской дом» (bai). Именно там происходили собрания мужчин-воинов, решались серьезные вопросы и принимались важные политические решения. Женщинам вход туда был строго-настрого заказан. Но в этом правиле имелись свои исключения.

На Палау, как и во многих других традиционных культурах, бытовало разделение труда по гендерному признаку. А какой важный разговор может обойтись без накрытого угощениями стола? Кому наводить чистоту и убирать за гостями? Как говорится, «вдруг война, а я уставший?» Поэтому для обслуживания мужских клубов существовала специальная категория девушек, которых называли «менголь» (mengol). И это право посещать «мужской дом» предоставлялось дамам не просто так – в круг обязанностей «менголь» входили не только хозяйственные услуги…

В переводе с палауского созвучный глагол mengol означает «нести на плече, уносить прочь, подбирать, воровать». Скорее всего, первоначально только так и пополнялся общий гарем клуба воинов, и подобные факты описаны европейскими исследователями.1 Срок пребывания девушек, ставших военной добычей, в селении захватчиков не был определен; никаких компенсаций их семьям не предусматривалось.

Однако со временем подобное рекрутирование наложниц приняло вполне цивилизованные нормы, и умыкание ушло в прошлое. Неизменным условием оставалось лишь то, что в «менголь» не принимались девушки из своего же селения. Немецкий этнограф Августин Крэмер описывает устойчивую практику взаимного обмена девушками из различных регионов между собой, ставшую традицией.2 Эти сведения позволяют современным исследователям сделать вывод об особой важности кломенгелунгеля в деле заключения союзов и коалиций, а также поддержания мира между селениями.Там же были описаны и случаи односторонней отправки девушек из одного селения в другое, как знак покорности и признания силы.

Так, казалось бы, «нецивилизованный» с точки зрения европейской морали обычай позволял избежать насилия и кровопролития.

Бай возле национального музея Палау в Короре
Бай возле национального музея Палау в Короре

Еще одной формой «институционализированного сожительства» выступал так называемый «блолобель» (blolobel). Суть этого явления заключалась в том, что группа девушек из одного селения отправлялась в своеобразную «командировку», как правило, на срок около  трех месяцев, в другое селение, где девушки играли ту же самую роль «менголь». Название этого явления, вероятно, восходит к глаголу omolobel «прыгать по поверхности воды (о рыбах)». Так поэтично подобные путешествия сравнивались с легкими и стремительными движениями рыб, играющих у поверхности воды. Целью подобных путешествий, в первую очередь, был заработок, поскольку перед возвращением в родное селение девушки за свои услуги получали щедрые дары. Последнее обстоятельство послужило причиной тому, что европейцы сравнивали «менголь» с проститутками, однако, данная форма сожительства исключала беспорядочные половые связи и строго выстраивалась относительно иерархии кланов участвующих селений: представительница высшего клана своего селения могла ухаживать только за представителем высшего клана принимающего селения и т.д.4 Участвовать в подобных командировках могли не только молодые свободные, но и замужние девушки, что еще более настраивало христианских проповедников против практики кломенгелунгеля.

Ошибочность сравнения этого обычая с проституцией отмечал еще Н.Н. Миклухо-Маклай, заставший и ознакомившийся с данной практикой воочию.5 Известный путешественник охарактеризовал кломенгелунгель как «ограниченный коммунальный брак» и, основываясь на сведениях, полученных в беседах с палаусцами, сообщает, что никаких связей вне мужского клуба (cheldebechel) «менголь» иметь не могли. К сожалению, данные других исследователей ни опровергают, ни подтверждают эти интересные сведения. Но определенно известно, что дети, отец которых был неизвестен, были лишены каких-либо перспектив в традиционном обществе Палау и назывались «детьми леса» (ngalek er a oreomel).6 Так что можно предположить, что дети, рожденные от «менголь», не имевших необходимости скрывать свои связи, становились полноправными членами социума, в отличие от детей, зачатых втайне от общины, «в лесу». 

Однако тогда, на рубеже XIX и ХХ веков, на эти детали внимания никто не обращал, и на Палау развернулась кампания по искоренению этой традиции. Первыми на борьбу с кломенгелунгелем встали христианские священники. Однако каких-либо серьезных успехов им добиться не удалось. Напротив, эта борьба порой ставила перед падре необходимость покидать селение после некоторого времени работы, как это случилось, например, с Луисом де Гранадой, отличавшимся таким рвением в борьбе с национальными традициями, что однажды в своей церкви перед началом службы обнаружил человеческие фекалии на алтаре.7 

По причине беспомощности служителей церкви за дело пришлось взяться представителям колониальной администрации.

Карта Германии с колониями из национального музея Палау в Короре
Карта Германии с колониями из национального музея Палау в Короре

В 1899 году в ходе испано-американской войны управление архипелагом перешло к Германии. Новая администрация в лице Арно Зенффта и его представителя на Палау офицера Винклера в 1906 году взялась за дело искоренения традиционных обычаев, включая кломенгелунгель, со свойственной немцам основательностью. Во-первых, была обозначена вполне рациональная и практическая цель – ограничение распространения венерических заболеваний. Во-вторых, к этой кампании были привлечены добровольные помощники из местного населения, по каким-либо причинам недовольные практикой кломенгелунгеля. С одной стороны, это были палаусцы, усвоившие европейские нравы; с другой стороны – местные вожди, чью власть ограничивали мужские клубы, при которых и состояли «менголь».8 Против политики администрации выступил лишь правитель острова Пелелиу, Обак, за что был выселен на остров Яп, где впоследствии и умер.9 Результаты такого масштабного наступления не заставили себя ждать – уже через год, в 1907 году, практика содержания девушек при мужских клубах стала историей и превратилась в элемент фольклорной традиции.  

Юные палауанки перед храмом Святого сердца Иисуса в Короре
Юные палауанки перед храмом Святого сердца Иисуса в Короре

Действительно, на этот обычай завязано много народных мифов; отражен кломенгелунгель и в материальной культуре. И отношение к нему в современном палауском обществе до сих пор неоднозначно. Сдержанные в общении с иностранцами палаусцы стараются не затрагивать эту тему в разговорах. Современные этнографы при работе с палаусцами поначалу сталкиваются с недоверием; разговор на эту тему не клеится, пока исследователь не объяснит, с какой целью интересуется этим вопросом. И лишь убедившись в отсутствии желания высмеять или в очередной раз осудить практику кломенгелунгеля, информанты раскрываются.10 Маура Исебонг в своем исследовании отмечает, что сейчас на Палау в слово «менголь» вкладывается как положительный, так и отрицательный смысл,11 при этом ее работа выдержана во вполне благожелательных и апологетических тонах. С похожим, двояким отношением довелось столкнуться и автору этих строк.

Такая реакция вполне объяснима, ведь по свидетельствам палаусцев, заставших былые времена, кломенгелунгель являлся обязательным элементом социализации молодых девушек, их подготовкой к браку.12 То есть, подавляющее большинство, если не все представители этого народа, – потомки «менголь», что само по себе особенно не огорчает жизнерадостных палаусцев.

А вот немецкая администрация ненадолго задержалась в Микронезии и покинула регион в связи с началом Первой мировой войны в 1914 году. На смену немцам пришли японцы и приступили к планомерному приобщению палаусцев уже к японскому языку и культуре. В сферу досуга японцы внесли свою разновидность карточной игры – ханафуду, или как ее называют жители Палау – ханахуда (hanahuda). Но это уже совсем другая история Палау, с ханахудой, но без кломенгелунгеля.


Интересно

- И тебя самого бог произвел, - говорил поп.
- Неправда! - сказал Оська. - Меня мама!
- А маму кто?
- Ее мама, бабушка!
- А самую первую маму?
- Сама вышла, - сказал Оська, с которым мы уже читали "Первую естественную историю", - понемножку из обезьянки.
- Уф! - сказал вспотевший поп. - Безобразие, беззаконное воспитание, разврат младенчества!
И он ушел, пыля рясой.

Лев Кассиль. Кондуит и Швамбрания

Catalog gominid Antropogenez.RU