English Deutsch
Новости
Мир антропологии

Палеоневрология в научном творчестве Кочетковой В.И.

Вероника Ивановна Кочеткова (22 марта 1927—25 февраля 1971) — российский антрополог, крупнейший в советской науке специалист по эволюции мозга гоминид и палеоневрологии.

По окончании Московского государственного университета В.И.Кочеткова  работала в  Музее антропологии МГУ.  Кроме того входила в редколлегию издания «Вопросы антропологии».

В сфере профессиональных интересов специалиста — краниология приматов. В 1969 г. В.И.Кочеткова защитила кандидатскую диссертацию по теме «Морфо-экологические особенности черепа приматов». Она изучала связь между  морфологическими особенностями черепа, степенью развития  анализаторных систем и образом жизни разных групп современных приматов (1953).

В.И. Кочеткова проводила новаторские исследования в области морфологической эволюции мозга гоминид. Разработанная Кочетковой методика изучения слепков внутренней полости черепа (эндокранов) позволила ей выдвинуть ряд гипотез об особенностях психической деятельности предков человека.

Фундаментальная работа «Палеоневрология» увидела свет в 1973 году, через два года после смерти 43-летнего автора. Большую роль в этом сыграла сотрудник Института антропологии МГУ кандидат биологических наук Г.С.Кравченко.

Палеоантропологи и  археологи  выясняют  картину  соотношения темпов морфо - функциональной и культурной эволюции, доказав на ряде примеров принципиальную возможность ассоциации определенного  типа материальной    культуры   с   несколькими   морфотипами   гоминид.

Исследования эндокранов ископаемых гоминид позволяют судить о принципиальных    чертах    морфологической   эволюции   мозга   в антропогенезе.  Интерпретация  данных   о   структуре   эндокранов ископаемых   гоминид  в  комплексе  с  информацией  по  археологии палеолита,  неврологии,  психологии - перспективное направление  в палеоантропологии и теории антропогенеза. Построена принципиальная схема развития специфически человеческих областей  коры  головного мозга,   тесно   связанных  с  осуществлением  трудовых  операций, понятийным   мышлением   и   речью   (В.И.Кочеткова,    В.В.Бунак, А.П.Ожигова).

Книга В.И.Кочетковой (Палеоневрология, М.,1973) посвящена развитию головного мозга человека в процессе эволюции.  Пристальное внимание было обращено на эволюционное развитие неокортекса, в особенности у приматов, и тем более у ископаемых гоминид. В последнем случае необходимо было, помимо морфофункционального подхода к изучению мозга ископаемых антропоидов и древних людей использовать  данные из смежных наук — этологии, психологии, первобытной археологии, дающих дополнительную возможность расшифровки функционального значения различных областей и зон неокортекса (Новый путь познания мозга человека , 1974).

В.И.Кочеткова предприняла  смелую попытку проникнуть в сложные тайны эволюционного развития нейропсихических процессов у ископаемых гоминид, относящихся к различным этапам антропогенеза. Для этого изучение преобразований строения поверхности эндокранов  ископаемых высших обезьян и людей сочеталось с анализом возможных изменений в функциональных особенностях их центральной нервной системы. В последнем случае путь и темпы формирования новых областей коры были сопоставлены у высших обезьян с развитием их орудийной деятельности, а у ископаемых людей — с такими специфически человеческими формами деятельности, как труд, охота, речевое общение, искусство и т. п.

Раздел книги, посвященный мозгу ископаемых высших приматов, включая гоминид, в подавляющей своей части основан на личных исследованиях В. И. Кочетковой эндокранов. В монографии эта методика подробно описана и обоснована.

Эволюция мозга в отряде приматов идет по пути укрупнения полушарий и формирования особого «приматного» расположения на них основных борозд. Эта специфика в рисунке борозд  достигает высокой сложности у ископаемых и современных антропоидов, а также у  австралопитеков. Мозг австралопитеков, по мнению В.И.Кочетковой, мог послужить базой преобразования его позже в мозг древнейших людей.

В. И. Кочеткова  детально анализирует морфологию мозга австралопитеков и пытается оценить их психофизиологические возможности. Это  важно в связи с тем, что многие исследователи относят  этих двуногих приматов к людям и наделяют их способностью к изготовлению орудий. В качестве орудий  рассматриваются  грубо оббитые гальки разной формы олдувайской культуры.

Тщательно исследовав эндокраны австралопитеков и реконструировав мозг восточноафриканского представителя этой группы, В. И. Кочеткова установила, что структурно их мозг почти не отличался от мозга современных антропоидов. Указанные гальки свидетельствуют, что австралопитекам была присуща орудийная деятельность, более высокая, чем у современных антропоидов.

Морфология мозга австралопитеков и уровень развития их орудийной деятельности показывают, по мнению автора, что мышление этих двуногих приматов, по-видимому, не выходило за пределы чувственных его форм, не поднималось выше образов и представлений. Этого было вполне достаточно для приобретения австралопитеками способности подправлять природные предметы.

Как считает В. И. Кочеткова, такую деятельность еще нельзя назвать трудовой, а ее результат — орудиями. Автор книги исходит из тех критериев, которые определяют простые элементы труда. Таковыми являются: обрабатываемый предмет, средство обработки этого предмета, т. е. какой-то посредник, и идея будущего орудия.

Морфологический анализ эндокранов австралопитеков показывает, что у них еще не были развиты те зоны неокортекса, которые функционально обеспечивают течение трудового процесса и тесно связаны с наличием абстрактного понятийного мышления.

Главы книги В. И. Кочетковой, посвященные анализу  этапов эволюции различных морфофункциональных областей мозга ископаемых гоминид, привлекают  широтой и комплексностью подхода автора к изучаемым явлениям. Анализ преобразования структурных и функциональных систем коры ведется на фоне  рассмотрения прогрессивных изменений в технике изготовления орудий труда и культуре ископаемых людей.

Ашельские архантропы

Появление зон коры, специфических для человека, отмечается у гоминид типа питекантропов. В отличие от эндокранов австралопитеков, характеризующихся гладкой сферической поверхностью, на эндокранах питекантропов отмечено сочетание возвышений в одних участках с понижениями в других. Поверхность эндокрана отражает  неравномерное развитие коры.  Наиболее прогрессивное развитие у ископаемых гоминид испытывают именно те участки коры мозга в лобной, теменной и височной областях, которые у современного человека связаны с трудом, формированием абстрактного, речевой функцией.

О появлении у питекантропов абстрактных представлений можно судить и по выработке ими орудий определенной  формы.  Изготовление таких орудий было тесно связано с абстрактным представлением о конечной форме изделия.  В данном случае уже можно говорить об орудии, о трудовой деятельности, так как налицо все определяющие ее критерии.

Мустьерские  палеоантропы

В качестве объекта труда кроме кремня и дерева мустьерцами стала чаще использоваться кость. Мустьерская техника характеризуется в отличие от ашельской тщательной подготовкой самого кремневого желвака, от которого человек хотел получить отщеп правильной формы, и орудия делаются уже не из желвака, а в основном из отщепов.

Кремневому нуклеусу до начала скалывания с него отщепов придавалась  правильная дисковидная форма. Благодаря тщательной подготовке нуклеуса и точным приемам скалывания, отщепы получают однородную треугольную форму и меньшую толщину. Путем вторичной подправки этих отщепов ударной ретушью мустьерцы изготовляли орудия в основном двух форм: ручной остроконечник и скребло.

Средства труда еще остаются необработанными. В отличие от ашеля здесь можно отметить более широкое использование костяных обломков.  

Труд как процесс, испытывая дальнейшее усложнение, в основе остается почти таким же, как в ашеле. Орудие создается путем расчленения целого на части, но не путем создания из частей целого. Только в  финальном мустье  появляются coставные орудия - копья, когда специально обработанные остроконечники укрепляются на древке.

Объем мозга при переходе от ашельских людей к мустьерцам увеличился.   Что можно сказать об эндокранах мустьерских людей? Для всех этих форм наиболее характерны две черты: 1) неравномерность развития долей достигает максимальной степени; 2) теменно-височный комплекс претерпевает сложную дифференцировку. Как и на предыдущих этапах, очаги интенсивного роста располагаются в зонах третичных полей коры мозга, т.е. в специфически человеческих областях

Сопоставление очага интенсивного роста лобной доли эндокрана с цитоархитектоническими картами мозга современных шимпанзе и людей показывает, что место самого бурного преобразования эндокранного слепка приходится на область проекции полей 44; 45; 10 и отчасти поля 47 современного человека. По-видимому, перестройка бывших здесь у ископаемых обезьян полей, начавшаяся еще в эпоху ашеля, приобретает максимальные темпы у мустьерцев в связи с формированием зоны высших этапов анализа, связанных с функциями коркового торможения эмоциональных реакций и звукопроизнесения.

Разрастается  очаг лобной доли – прецентральный. При проецировании полей мозга человека на эндокран ископаемых людей получается, что перестраивается зона вторичного коркового анализа тонких движений, идущих под контролем зрения.

Наиболее сложную картину перестройки на эндокранных слепках гоминид показывает теменно-височный очаг.

Сопоставление переднего, супрамаргинального эпицентра эндокранного слепка мустьерцев с цитоархитектонической картой мозга современных людей показывает, что этот очаг в основном захватывает площадь поля 40.

Поле 40, будучи третичным, специфически человеческим образованием коры, осуществляет высший анализ и синтез уже обобщенных сигналов приходящих главным образом из соседних областей мозга. Это интеграция сигналов, поступающих в кору при познающих действиях руки, связанных со стереогнозом, с определением на ощупь формы, веса, рельефа предмета, его температуры, влажности и многих других свойств.

Задний ангулярный эпицентр эндокранов мустьерских людей охватывает ту область, которая на мозге сапиенса связана со сложными формами пространственно координированных функций, возникающих как при трудовых актах, так и при устной речи, а также с контролем этих процессов.

Параллельно этому в развитии мозга ашельцев мы видим прогрессивное увеличение массы мозга и начало макроскопически выраженной дифференцированной перестройки коры, создающей очаги наиболее интенсивного роста.  Для труда мустьерцев с точки зрения протекания нейропсихических процессов было характерно прежде всего сокращение времени, необходимого для изготовления одного орудия. Это достигалось изготовлением орудий из отщепов.    Не исключена возможность, что это же свойство, лежавшее в основе механизма высших психических функций мозга, было причиной преобладания в коре мозга мустьерцев по сравнению с ашельцами черт дифференциации разных ее участков при ослаблении темпов наращивания общей массы мозга.

Во всяком случаи налицо два ряда фактов, развивавшихся параллельно. Техника  ашеля прогрессировала в направлении увеличения количества сколов для получения одного орудия. Техника мустье прогрессировала путем сокращения числа сколов при получении орудий, но увеличения набора разных орудий, и за чужими действиями, а с другой - появление в это время первых орудий, рассчитанных на поражение цели на расстоянии. Наряду с этим мы видим и значительное развитие охоты.


У мустьерских людей мы видим ослабление темпов наращивания массы мозга и чрезвычайное увеличение процессов дифференциации.  Если с этой точки зрения проанализировать очаги интенсивного разрастания на эндокранных слепках мустьерских людей, то нельзя не отметить, что, например, в лобной доле очаги располагаются в участках, аналогичных тем участкам коры мозга, в которых у современного человека осуществляются процессы дифференциации двигательных актов. Естественно допустить, что это было связано с переходом от привычных двигательных актов, связанных с изготовлением ручных рубил, к другим навыкам, необходимым для изготовления остроконечников и скребел.

Значительное увеличение заднего, ангулярного эпицентра у мустьерских людей может свидетельствовать о больших сдвигах в структуре, в чем одну из главных ролей играло изготовление и применение орудий, предназначенных для дистантного употребления. Нельзя не заметить и здесь известного параллелизма в развитии мозга древних гоминид и некоторых сторон их культуры. 

Таким образом, сопоставляя структуру мозга мустьерских людей с их культурой, нельзя не отметить не только некоторых черт их совместного развития, но и увидеть подтверждение того положения, что процесс сложения речи человека был неразрывно связан с трудом, представляя собой звуковую форму абстракций, возникавших во время труда.

Позднепалеолитические  неоантропы

Эпоха позднего палеолита очень сложна и многообразна по культуре. Элементы труда людей позднего палеолита имеют существенные особенности в сравнении с техникой мустье. Главная из них - четко выраженные, специально изготовленные средства труда, что само по себе в простых моментах труда делает технику позднего палеолита подобной труду современных людей. Повсеместное употребление посредника для получения призматических пластин и резца для работы по кости - наиболее характерные средства труда

Cвоеобразная черта работы с посредником - чрезвычайная экономия материала. Новые приемы по большей части были связаны с новыми материалами - кость, рог, раковины моллюсков. Среди других способов обработки кости совсем новыми приемами нужно считать пиление, сверление и шлифование - иголок, шильев, костяных наконечников.

Процесс изменения массы мозга в период позднего палеолита характеризовался в основном теми же чертами, что и в мустьерскую эпоху: шло увеличение внутригруппового размаха изменчивости наряду с сокращением темпов увеличения массы мозга. Теменно-височный очаг роста в целом еще существует. Височная доля у неоантропов по продольному диаметру всего лишь немногим больше, чем у мустьерцев. Очаг интенсивного разрастания по нижнему лобному краю эндокрана смягчается у позднепалеолитических людей в сравнении с мустьерцами.

Прецентральный очаг роста на эндокранах ископаемых неоантропов не выделяется, что отличает их от мустьерцев и сближает с современными людьми. Лобная доля эндокрана людей позднего палеолита имеет хорошую наполненность , представляя как бы новый очаг интенсивного разрастания. Так же постепенное увеличение можно видеть и на участке эндокрана, аналогичном  верхней теменной доли мозга. Что же касается затылочной области, то она на всем протяжении антропогенеза уменьшается.


Таким образом, поверхность эндокранов позднепалеолитических людей становится в конце концов аналогичной  современным людям.  В целом эту перегруппировку можно охарактеризовать как постепенное уменьшение темпов роста участков коры, связанных с чувственными формами восприятия мира, и усиление процессов развития областей, которые осуществляют высокоорганизованные формы рационального поведения.

Естественно, что познание людьми позднего палеолита  играло особенно важную роль.  Другой особенностью нервно-психических процессов у людей позднего палеолита была очень высокая степень координации всех двигательных актов и большая доля участия движений, обусловленных функцией коры.

 Интерпретируя структуру эндокранов ископаемых гоминид, относящихся к различным этапам антропогенеза, в комплексе  анализом их материальной культуры, данными психологии, сравнительной и общей неврологии, автор показывает, что дальнейшее развитие этих специфически человеческих, филогенетически наиболее новых областей мозга было главным направлением в эволюции гоминид. Для каждой стадии антропогенеза В. И. Кочеткова отмечает наиболее характерные черты в эволюционном преобразовании мозга, в направлении и темпах этих изменений.

Автору удалось убедительно, на фоне глубоко проанализированного комплекса различных фактических материалов показать взаимосвязь развития мозга человека с совершенствованием его трудовой деятельности и формированием его сознания в процессе эволюции,  нарисовать картину превращения труда из фактора становления человека в основное условие человеческой жизни.

Несомненное достоинство работы В. И. Кочетковой заключается  в том, что она свидетельствует об огромных возможностях палеоневрологического подхода к решению такой сложной проблемы, как эволюция мозга человека, происхождение и развитие его мышления и сознания

Работы В.И.Кочетковой представляют собою уникальное явление в отечественной и мировой антропологии. Можно с полным правом считать В.И.Кочеткову основоложником палеоневрологического направления в нашей стране.


Интересно

Если бы мы происходили от обезьян, то нас теперь водили бы по городам  Цыганы на  показ и мы платили бы деньги за показ друг  друга, танцуя по приказу Цыгана или  сидя  за решеткой в зверинце. Разве мы покрыты кругом шерстью? Разве мы не носим одеяний, коих  лишены обезьяны?  Разве  мы любили бы и  не презирали бы женщину, если бы  от нее хоть немножко пахло бы обезьяной, которую мы каждый  вторник видим  у Предводителя Дворянства?

Антон Павлович Чехов. Письмо к ученому соседу

Catalog gominid Antropogenez.RU