English Deutsch
Новости
Мир антропологии

Пути эволюционной антропологии в России и роль Музея антропологии МГУ в ней

Эволюционная антропология в стенах Московского университета развивалась, начиная с 20-х годов ХХ столетия. Ее история связана с именами многих российских антропологов. Основные направления развития эволюционной антропологии в МГУ: исследование подлинных костных останков ископаемого человека из археологических памятников нашей страны,  реконструкция факторов и механизмов антропогенеза, изучение современных приматов и современного человека как примата, морфологическая эволюция гоминид, теория и практика классификации гоминид и высших приматов. Ряд работ отечественных исследователей получили мировое признание, а некоторые были удостоены государственных и ведомственных премий. 

Теоретические работы специалистов МГУ часто включали критику альтернативных симиальной концепции   и теории естественного отбора Ч.Дарвина моделей антропогенеза. Определенный отрезок времени в истории теории антропогенеза характеризовался преувеличением роли небиологических факторов антропогенеза, обоснованием, ныне устаревших, стадиальной модели эволюции гоминидГоминиды в "классическом" смысле - семейство прямоходящих приматов, включающее людей и их ископаемых предшественников. и теории «неандертальской стадии» антропогенеза. Большое значение для исследования антропогенеза имели работы над коллекциями Музея антропологии МГУ, включающие костные останки гоминид, копии  палеоантропологических находок палеолита, чучела, скелеты и анатомические препараты современных приматов. Особое место занимают работы лаборатории эволюции мозга. Работа в области эволюционной антропологии осуществляется совместно со специалистами других естественных и исторических наук. Результаты работ специалистов МГУ в области антропогенеза нашли свое отражение в ряде монографий. В настоящее время развитие эволюционной антропологии в МГУ характеризуется сохранением традиций в исследованиях, проводившихся в Институте и Музее антропологии МГУ.

Бунак Виктор Валерианович (1891—1979)
						Источник: http://ru.wikipedia.org/
Бунак Виктор Валерианович (1891—1979)
Источник: http://ru.wikipedia.org/

Этот обзор посвящен памяти выдающихся исследователей эволюционной антропологии, работавших в стенах Московского университета. В 2011 году исполняется 120 лет со дня рождения В.В.Бунака, 95 лет со дня рождения М.И.Урысона, в 2010 году исполнилось 115 лет со дня рождения М.Ф.Нестурха и Я.Я.Рогинского, в 2012 году мы будем вспоминать в связи со столетним юбилеем В.П. Якимова. Выдающиеся исследователи антропогенеза внесли весомый вклад в исследование современных и ископаемых приматов, находок ископаемых гоминид палеолита на территории нашей страны и за ее пределами, а также в теорию антропогенеза. 

В дореволюционной России почти не велось научно-исследовательской работы в области эволюционной антропологии.

В 20-е годы ХХ столетия сложились необходимые условия для развития научных исследований во всех разделах антропологии, В частности, в области антропогенеза, занимавшего важное место в формировании    мировоззрения человека. 

Исследования в области антропогенеза в Институте антропологии и кафедре антропологии МГУ

Когда в 1922 году основывается Научно-исследовательский институт антропологии в Московском университете, работы в области антропогенеза начали занимать в нем далеко не последнее место. Правда, на первых порах из-за крайней малочисленности научных кадров эти исследования не могли приобрести должного размаха, но тем не менее на страницах «Русского антро­пологического журнала» все чаще и чаще появляются публикации, посвященные отдельным сторонам проблемы происхождения и эволюции человека. 

В первые годы существования Института наиболее активное участие в разработке учения об антропогенезе и смежных с ним проблем принимали участие ближайшие ученики Д. Н. Анучина — В. В. Бунак, Б. С. Жуков, Н. А. Синельников, а также М. А. Гремяцкий, А. А. Дешин, П. А. Минаков, Б. А. Куфтин. В последующие годы в Институт приходят М. Ф. Нестурх и Я. Я. Рогинский, которые вместе с М. А. Гремяцким, Н. А. Синельниковым, Б. С. Жуковым и А. А. Дешиным образуют основное ядро научных работников, развивающих наиболее важные теоретические исследования проблем антропогенеза в Институте и на кафедре антропологии МГУ. 

В центре внимания сотрудников Института стояли вопросы сравнительной морфологии современных приматов, которые могли представлять интерес с точки зрения получения убедительных доказательств родства человека и современных обезьян, а также в плане исследования проблемы возникновения   прямохождения у человека. 

Особое внимание было уделено изучению мускулатуры современных приматов. М.Ф. Нестурх исследовал мускулатуру бедра человекообразных обезьян (преимущественно шимпанзе) и дал некоторые интересные материалы для дальнейшего подтверждения симиальной теории антропогенеза.

Гремяцкий Михаил Антонович (1887-1963)
							Источник: http://persons-info.com/
Гремяцкий Михаил Антонович (1887-1963)
Источник: http://persons-info.com/

М. А. Гремяцкий изучал проблему эволюционных изменений мышц грудной клетки у высших приматов и, кроме того, дал детальное описание мускулатуры верхней конечности игрунковой обезьяны (Hapale jacchus). Он также специально исследовал вопрос об установлении гомологии между мышцами верхней и нижней конечностей у человека [1933]. А.А. Дешин посвятил свои исследования участию m.psoas в процессе прямохождения. Он обосновал представления, согласно которым вращательные движения, совершаемые туловищем во время ходьбы, вызываются (главным образом сокращением этой мышцы. Эти данные проливают свет на взаимоотношения некоторых мышц человекообразных обезьян и способов их локомоции; они объясняют отчасти и ту значи­тельную беспомощность, которую высшие обезьяны обнару­живают при попытках вертикального хождения по земле. В других работах А. А. Дешин показал, как расположение некоторых органов, характерное для взрослого человека, приобретается ребенком со времени начала хождения и как топография этих органов находит себе параллели в структурах, свойственных взрослым обезьянам [1926]. Указанные работы основывались на сравнительном изучении морфологических материалов. 

Из других сторон морфологии обезьян привлекала к себе внимание зубная система высших приматов. Здесь следует упомянуть исследование М. А. Гремяцкого о дополнительных (четвертых) молярахКоренной зуб. К молярам относятся задние зубы верхней и нижней челюсти, служащие для пережёвывания пищи., наблюдающихся иногда у орангутангов и горилл. Изучение материалов позволило автору опровергнуть утверждение об атавистической природе этого явления и высказаться в пользу концепции Л. Болька, согласно которой в процессе эволюции приматов имела место субституция премоляров на место моляров [1928]. 

Среди работ, посвященных сравнительной морфологии приматов и выполненных в первые годы существования Института, особого внимания заслуживает фундаментальное исследование профессора В. В. Бунака «О гребнях на черепе приматов» [1923]. На основании глубокого анализа механизмов образования указанных структур на черепе антропоморфных обезьян автор пришел к выводу, что формирование гребней не может быть истолковано лишь как результат механических воздействий развития жевательной мускулатуры. В. В. Бунак считает, что этим образованиям следует приписать и роль признаков половой дифференцировки, а также известное систематическое значение как своего рода «организационным признакам». 

Существенное значение имели исследования профессора А. А. Дешина  эволюции коры больших полушарий мозга человека и других приматов. Проведенные на большом фактическом материале и очень высоком теоретическом уровне, они опровергли расистские представления относительно характера различий в структуре мозга у различных человеческих рас, а кроме того, установили тесную связь, имевшую место в процессе эволюции между формированием высших отделов коры и развитием аппаратов, регулирующих движения руки. Работы А. А. Дешина в известном смысле явились морфофункциональной основой для понимания идеи относительно взаимосвязи между развитием психики древних людей и их трудовой деятельности. С этой точки зрения работы А. А. Дешина в значительной мере стали отправным пунктом для послевоенных исследований в лаборатории эволюции мозга Института антропологии.

В связи с проблемой эволюции мозга особое место занимает оригинальное исследование сотрудника Института антропологии Я.Я. Рогинского, посвященное роли увеличения массы мозга в развитии моторики и ее дифференцировке. В работе «Весовой указатель мозга» [1933] Я. Я. Рогинский установил, что животные, наиболее приближающиеся к человеку по этому указателю, либо обладают приспособленностью к выполнению очень быстрых движений, либо характеризуются большим их разнообразием и лучшей координацией. Это исследование, бесспорно, вошло в золотой фонд отечественной антропологической литературы. 

Среди исследований по приматоведению нельзя не упомянуть работу М. Ф. Нестурха о добавочных молочных железах у приматов [1936], которая помимо интересного фактического содержания связана и с более общими проблемами эволюции предков человека, так как проливает свет на вопрос о про­явлении атавизмов у высших приматов. Ему же принадлежит исследование о менструальном цикле и строении плаценты низших узконосых  обезьян, а также работы, посвященные изучению крови у антропоморфных обезьян  [1928, 1936, 1941]. 

Другое направление научно-исследовательской деятельности Института антропологии в области антропогенеза охватывало проблемы, связанные с изучением ископаемого челове­ка, факторов его эволюционного формирования, стадиально­сти в его развитии и другие теоретические вопросы, вызван­ные к жизни все возраставшим количеством палеоантропологических открытий конца двадцатых и начала тридцатых годов. 

Большое значение для истории теории антропогенеза в нашей стране имели два события, непосредст­венно связанные с деятельностью сотрудников Института антропологии. Первое из них — это выход в свет в1925 г. сборника «Эволюция человека», составленного М. А. Гремяцким. В этом сборнике среди многих классических переводных работ по теории антропогенеза (Э. Геккель, Г. Швальбе, Геррит Миллер и др.) фигурировала известная статья Ф. Энгельса «Роль труда и процесс очеловечения обезьяны». Таким образом, в антропологическую литературу была введена т.н. «трудовая теория антропогенеза» Ф. Энгельса, чем отечественная наука обязана М. А. Гремяцкому. С этого времени теория Энгельса надолго стала «важнейшей методологической основой» исследований российских антропологов в области антропогенеза.

Второе событие — IV съезд зоологов, анатомов и гистологов в1930 г. в Киеве, на котором по докладу М. А. Гремяцкого была принята резолюция, сформулировавшая основные принципы теоретических исследований в области антропоге­неза «на основе диалектико-материалистической методологии и разработки  трудовой  теории  Энгельса». Эти события в определенной степени влияли на развитие исследований в обла­сти антропогенеза, с одной стороны, и критике т.н. «идеалистиче­ских», антидарвинистических и других «реакционных» концепций антропогенеза в «буржуазной» науке — с другой. 

Здесь следует в первую очередь отметить критический разбор А. А. Дешиным так на­зываемой «тарзиальной гипотезы» происхождения человека, выдвинутой  Ф. Вуд-Джонсом в 1916 г. Эта гипотеза  противопоставлялась дарвиновской симиальной теории антропогенеза. А. А. Дешин в обстоятельном крити­ческом исследовании показал ее несоответствие огромному количеству фактов из конкретных сравнительно-морфологи­ческих   исследований   приматов  [ 1922].

М. А. Гремяцкий подверг  критическому анали­зу теорию немецкого анатома Вестенхефера и  концепцию антропогенеза Лотси, сводившую процесс эволюции человека к перетасовке некоего предустановленно­го числа неизменных генов изначального генофонда.

Свет увидели также критические очерки М. А. Гре­мяцкого о теории ологенеза Д. Роза и концепции ологенизма Ж. Монтандона, рассматривавшего процесс становления человека как панэйкуменное явление, совершавшееся одновременно на значительной части земной поверхности [1933, 1934]. Стоит вспомнить также богатую идеями статью Я. Я. Рогинского по поводу теории  «фетализации» Л.   Болька (1933). 

Проведение подобных теоретических исследований диктовалось в те годы не только необходимостью созда­ния отечественной теории антропогенеза, но также и тем обстоятельством, что в двадцатые и тридцатые годы наука обогатилась значительным количеством  палеоантропологичеоких открытий, требовавших их интер­претации в свете положений о «стадиальности процесса эво­люции человека», разработанных в результате исследований Института   антропологии. Межмузейный обмен позволил отечественным антропологам познакомиться с зарубежными находками ископаемых гоминид. 

Подготовка молодых кадров антропологов на вновь открытой после перерыва в 1933 году кафедре антропо­логии биологического факультета Московского университета (кафедру возглавил проф. М. А. Гремяцкий) нуждалась в соз­дании отечественных учебников по антропологии, которые в то время отсутствовали. С этой точки зрения важным событием в антро­пологической литературе тех лет явился выход в свет книги М. Ф. Нестурха «Человек и его предки» [1934], представляв­шей собой первую современную сводку по проблемам антропо­генеза.    

В1934 г. в «Антропологическом журнале» зав. сектором антропогенеза Института М. А. Гремяцкий  выступил с программной статьей, в которой выдвинул наиболее важные и актуальные проблемы учения об антропогенезе, на исследовании которых отечественные антро­пологи  должны сосре­доточить свои усилия. В качестве первоочередных были на­званы следующие. 

  • Роль естественного отбора в процессе эволюции челове­ка.
  • Проблема стадиальности в антропогенезе.
  • Проблема  филогенетической рекапитуляции в онтогенезе.
  • Проблема специализации в эволюции человека в свете «трудовой концепции антропогенеза» (в первую очередь намечалось изучение специализации в структуре мозга и конечностей).

Развертывается систематическая исследовательская дея­тельность Института по разработке важнейших теоретиче­ских проблем становления человека, а также научного описа­ния останков ископаемого человека, уже открытых к тому времени на территории СССР.  Важным обстоятельством являлось то, что большинство палеоантропологических находок было передано в коллекции, вошедшие в состав Музея антропологии МГУ.

С этим связано изучение М. А. Гремяцким открытых в1918 г. на Северном Кавказе в районе г. Пятигорска череп­ной крышки и некоторых других скелетных останков ископае­мого человека, получившего название подкумского (по назва­нию р. Подкумок, в наносах которой эти остатки были обна­ружены).

Эти скелетные остатки, обстоятельно изученные М. А. Гре­мяцким, и данные о них, опубликованные им в серии иссле­дований [1922, 1924, 1934], характеризуются, по мнению ав­тора, преобладанием признаков неандертальского типа, сме­шанных с другими особенностями более сапиентного харак­тера.  К сожалению, ни эта находка, ни позднее открытые  хвалынская (1927) и сходненская (1935) черепные крышки не имеют безукоризненной геологи­ческой датировки. Но, так или иначе, они свидетельствуют о распространении более или менее промежуточных форм между неандертальцами и Homo sapiens не только в Централь­ной, но и в Восточной Европе. Подкумская, хвалынская и сходненская черепные крышки  хранятся в отделе антропогенеза Музея антропологии.

1 2 3 »

Учёные против мифов - 11. Москва, МИСиС, 19 октября

Интересно

Иезуит Акоста, живший в Южной Америке, был удивлён, обнаружив животных, обитающих только в этой части света, в то время как все они должны были быть с горы Арарат. Это особенно удивительно в случае с ленивцем, который столь медли­телен в своих проявлениях, что вряд ли смог бы достичь Южной Америки за то время, которое прошло после потопа. Конечно, моряки могли завезти разных необычных животных из Старого света, но достопочтенный Отец так не думал, в частности в случае с ужас­ной акацией, обладающей невыносимым запахом.

Catalog gominid Antropogenez.RU