English Deutsch
Новости
Мир антропологии

Пути эволюционной антропологии в России и роль Музея антропологии МГУ в ней

« 1 2 3 »
Бонч-Осмоловский Глеб Анатольевич (1890 – 1943)
						Источник: http://ru.wikipedia.org/
Бонч-Осмоловский Глеб Анатольевич (1890 – 1943)
Источник: http://ru.wikipedia.org/

Другим важным событием в палеоантропологии было от­крытие в 1924 г. в Крыму аспирантом Института Г. А. Бонч-Осмоловским  нижнепалеоли­тической стоянки с костными остатками неандертальского человека в пещере Киик-Коба. Это была первая находка остатков неандертальского человека на территории бывшего СССР. Впоследствии это открытие и интерпретация Г. А. Бонч-Осмоловским особенностей кисти и стопы кииккобинского человека стали предметом теоретических дискуссий среди  антропологов в связи с проблемой древесной стадии в эво­люции человека. 

В 1938 г. на территории Узбекской ССР ленинградским археологом А. П. Окладниковым было сделано еще одно выдающееся палеоантропологическое открытие: в пещере Тешик-Таш он обнаружил череп и другие скелетные останки ребенка-неандертальца 9—10 лет. Первое предварительное описание черепа из Тешик-Таш принадлежало сотруднику Института Г.Ф. Дебецу [1939]. Костные остатки неандертальского ребенка Тешик-Таш хранятся в Музее антропологии МГУ.

Эти открытия на территории СССР были тесно связаны и с интенсивными археологическими исследованиями палео­литических и более поздних стоянок на территории нашей страны. Впервые годы существования Института выдающую­ся роль в этих исследованиях сыграли ученики Д. Н. Анучина —  археолог и антрополог Б. С. Жуков, с именем которого связано открытие многих неолитических стоянок под Москвой (Льяловская и Языков­ская) и в Поволжье (Балахнинская), а также археолог и эт­нограф Б. А. Куфтин. Позже в работу по иссле­дованию палеолита, в частности мустьерских стоянок в Кры­му, включился научный сотрудник Института О. Н. Бадер (впоследствии крупный отечественный археолог, работавший в Институте археологии АН СССР). Значительный вклад в изучение па­леолита и более поздних эпох на территории нашей страны внес сотрудник Музея антропологии выдающийся  архео­лог М. В. Воеводский. 

Открытия ископаемого человека на территории СССР послужили важным толчком к теоретическим исследованиям в Институте и на кафедре антропологии проблем стадиаль­ности процесса антропогенеза (проблема «неандертальской стадии»). Концепция «неандертальской стадии» в эволюции че­ловека, всесторонне обоснованная крупным американским антропологом А. Хрдличкой [1927], но встретившая реши­тельные возражения со стороны подавляющего большинства западноевропейских ученых (придерживавшихся теории «бо­ковой ветви»), получила благожелательный отклик отечественных антропологов

В 1936 г. на страницах «Антропологического журнала» (№ 3) Я. Я. Рогинский выступает со статьей «К вопросу о периодизации процесса человеческой эволюции», в которой он намечает последовательный ход морфологических измене­ний, приведших к образованию вида современного человека. В статье содержится также  критика позиций противников «неандертальской стадии» в эволюции человека. Эту же тему, но с археологических и этнографических пози­ций трактует сотрудник Института А. М. Золотарев в одно­временно опубликованной статье «Исторические предпосылки формирования Homo sapiens». Обе эти статьи стали сущест­венным отправным пунктом для дальнейших исследований тесно связанных друг с другом проблем стадиальности про­цесса антропогенеза и происхождения Homo sapiens. В раз­работку последней решающий вклад внес Я. Я. Рогинский. Его статья «Проблема происхождения Homo sapiens», опуб­ликованная в 1938 г. в журнале «Успехи современной биоло­гии», в значительной степени определила направление даль­нейших исследований в этой области. 

Я.Я. Рогинский главную движущую силу, при­ведшую к возникновению человека современного вида, усмат­ривает в формировании более высокой формы социальных связей, о чем свидетельствуют все основные особенности че­ловека современного вида по сравнению с его предшествен­ником — неандертальцем. 

В современной антропологии теория «неандертальской фазы» в антропогенезе считается несостоятельной.

В те же годы (1937—1938) М. А. Гремяцкий провел серию интенсивных исследований, посвященных анализу морфоло­гических особенностей многочисленных костных остатков неандертальских форм, обнаруженных к этому времени в Ев­ропе, Азии и Африке. Попытка систематизировать их приво­дит автора к выводу о существовании двух основных форм неандертальского человека, из которых одна — типичные неандертальцы («классические») — приурочена главным обра­зом к Западной Европе и связана с расцветом мустьерской культуры. Они сопровождаются обычно остатками холоднолюбивой фауны (мамонт, пещерный мед­ведь и др.). Другая форма — «атипичные» неандертальцы — представлена более древними европейскими находками (Штейнгейм, Эрингсдорф, Крапина, Саккопасторе и др.) и свя­зана с культурами позднего ашеля и раннего мустье. Пред­ставители этой более древней и широко распространенной группы, по мнению автора, наряду с некоторыми архаиче­скими особенностями обнаруживают большую морфологиче­скую близость к современному человеку, чем типичные неан­дертальцы. Копии большинства упомянутых форм гоминид хранятся в отделе антропогенеза Музея антропологии.

Эти исследования, опубликованные лишь в 1948 г., вносили весьма существенный вклад в разработку проблемы неан­дертальского вида.

Ранних «атипичных» неандертальцев в настоящее время относят к виду H. heidelbergensis - предковому для неандертальцев и современного человека.

Одновременно в секторе антропогенеза Института антро­пологии в конце тридцатых годов велись исследования, имев­шие отношение к более ранней стадии эволюции гоминид — питекантропам.

Предвоенные исследования сотрудников Института и ка­федры антропологии по важнейшим теоретическим проблемам антропогенеза явились солидной базой для создания первого отечественного учебного пособия по антропологии для универси­тетов, вышедшего в свет в начале 1941 г. под редакцией проф. В. В. Бунака. Авторами его были сотрудники Институ­та антропологии В. В. Бунак, М. Ф. Нестурх (автор раздела «Антропогенез») и Я. Я. Рогинский. Создание этого учебни­ка было важным событием в отечественной антропологии. 

Научная работа в Музее антропологии МГУ

Завершая описание довоенного периода истории исследо­ваний проблем антропогенеза в Институте антропологии, нельзя не отметить огромной роли Музея антропологии МГУ (который в то время был самостоятельным учреждением) в популяризации достижений отечественных исследований в области антропогенеза, а также в научно-исследовательской работе.

Широко развернулась издательская дея­тельность музея, благодаря которой еще до войны удалось опубликовать два сборника научных работ сотрудников Ин­ститута и музея антропологии [1941].

После войны исследовательская деятельность Института и музея антропологии в области антропогенеза возобновилась с большой интенсивностью. Особенно плодотворным с точки зрения постановки новых проблем и в плане более углублен­ной разработки и уточнения выдвинутых еще в довоенные годы теоретических положений было первое послевоенное пятилетие (1946—1951).

Этот период ознаменован многими  теоре­тическими исследованиями, относящимися к узловым пробле­мам учения об антропогенезе.

Появилось фундаментальное теоретическое исследо­вание Я. Я. Рогинского, посвященное критическому анализу концепции полицентризма Ф. Вейденрейха и обоснованию своей теории широкого моноцентризма. Это исследование под названием «Теории моноцентризма и полицентризма в проис­хождении человека и его рас» было удостоено премии имени М. В. Ломоносо­ва, а в 1949 г. было издано Музеем антропологии в виде от­дельной монографии.

Это исследование, сочетающее в себе глубину морфологи­ческого анализа с широтой теоретических обобщений, сыграло выдающуюся роль в формировании взглядов многих отечественных антропологов на одну из ключевых проблем антропоге­неза и расогенеза — соотношение локальных форм неандер­тальского человека и современных человеческих рас, живущих на тех же территориях. Я. Я. Рогинский  по­казал, что не существует соответствия по комплексам морфологических признаков между локальными формами древней­ших и древних гоминид, с одной стороны, и современными че­ловеческими расами — с другой. Этот вывод, обоснованный с помощью ряда статистических приемов и широких морфоло­гических сопоставлений, позволил Я. Я. Рогинскому оппонировать теории Ф. Вейденрейха о независимом параллельном возникновении больших рас современного чело­века от разных палеоантропов и архантропов в различных местах земного шара.

Вместе с тем Я. Я. Рогинский отвергает «узкий» вариант моноцентризма, согласно которому современный вид человека возник на очень узком пространстве, в малой группе индивидов, а затем, расселяясь по земному шару, истребил всех неандертальцев, оказавшихся неспособными к дальнейшему развитию.

Согласно теории широкого моноцентризма  процесс формирования неоантропов протекал на обшир­ной территории, включавшей Южную Азию, Переднюю Азию, восточное Средиземноморье и, может быть, Северо-Восточную Африку.

В эти же годы Я. Я. Рогинский продолжает разрабатывать и дополнять новыми фактами и соображениями свою концеп­цию о факторах возникновения человека современного вида, впервые изложенную им в уже упомянутой работе 1938 года. Развернутому изложению этой теории он посвятил обширную статью «Некоторые проблемы позднейшего этапа эволюции человека в современной антропологии» [1947].

К этому же времени относится еще одно очень важное в методологическом отношении  исследование Я. Я. Рогинского «К вопросу о древности человека современ­ного типа (место сванскомбского черепа в системе гоминид)» [1947]. В этой  работе он  пока­зал, что сванскомбский череп, обнаруженный в 1936 г. в Южной Англии и датируемый миндель-рисским межледниковьем, по большинству морфологических особенностей близок к неандертальским формам, а не к человеку современного вида, как утверждалось многими западноевропейскими антрополо­гами. Эта находка выдвигалась в качестве одного из аргумен­тов в пользу большой древности человека современного вида, а следовательно, в пользу всё той же теории «боковой вет­ви» (теория  «пресапиенса»), согласно которой человек современного вида воз­ник независимо от неандертальцев. При такой постановке проблемы человек современного вида целиком отрывался от ряда своих ископаемых предшественников.

Теоретические исследования Я. Я. Рогинского были им обобщены в фундаментальной работе «Основные антрополо­гические вопросы в происхождения современного человека», опубликованной в сборнике «Происхождение человека и древ­нее расселение человечества», изданном Институтом этногра­фии АН СССР в 1951 г.

Вторым важным событием первого послевоенного пяти­летия был выход в свет монографии, посвященной одному из самых замечательных палеоантропологических открытий на территории СССР - скелетным остаткам ребенка-неандер­тальца из пещеры Тешик-Таш. Монография вышла в «Тру­дах Института антропологии» под редакцией М. А. Гремяцкого и М. Ф. Нестурха в 1949 г.

В монографии М. А. Гремяцким и Н. А. Синельниковым дается подробное  описание черепа и длинных костей. Археологическую часть монографии написал А. П. Окладников. Материалы тешикташского памятника хранятся в Музее антропологии МГУ.

В 1950 г. некоторые авторы этого труда, в том числе М. А. Гремяцкий, были удостоены Государственной премии. Впервые в СССР антропологическое исследование было от­мечено столь высокой правительственной наградой. 

В 1948 г. вышел сборник трудов музея антропологии [«Ученые записки МГУ», вып. 115], содержавший  важ­ные теоретические исследования, три из которых принадле­жали сотрудникам Института и музея антропологии — М.А. Гремяцкому, М. Ф. Нестурху и М. В. Воеводскому. Ста­тья М. А. Гремяцкого «Проблема промежуточных и переход­ных форм от неандертальского типа человека к современно­му» содержит материалы его исследований, относящихся еще к предвоенным годам и посвященных локальным группам неандертальского человека. Статья М. Ф. Нестур­ха «Обезьянолюди и их отношение к прочим ископаемым гоминидам» трактует вопросы, связанные с фазой эволюции, предшествующей неандертальцам. Работы основаны на сравнительных материалах. В статье М. В. Воеводско­го обсуждается геологическая датировка раннего палеолита по материалам стоянок этой эпохи на Русской равнине. За­служивают также внимания статья  биолога Г. А. Шмидта «Проблема отбора в антропогенезе», вызвав­шая продолжительную дискуссию в последующие годы, и работа М. М. Герасимова о реконструкции внешнего облика неан­дертальца из пещеры Тешик-Таш. Копия реконструкции внешнего облика неандертальца Тешик-Таш экспонировалась в зале антропогенеза Музея антропологии МГУ. 

Первые послевоенные годы были отмечены также очень важным археологическим событием: открытием М. В. Воевод­ским в1946 г. одного из выдающихся памятников палеолити­ческой эпохи в СССР — Авдеевской стоянки близ Курска с остатками жилищ и изумительными образцами позднепалеолитического искусства. М. В. Воеводский производил раскоп­ки на стоянке в 1946—1948 гг. Исследования памятника продолжили в дальнейшем научный сотрудник Музея антро­пологии археолог М. Д. Гвоздовер  и ленинградский археолог А. Н. Рогачев.

Урысон Михаил Исаакович  (1916-2007)
						Источник: http://persons-info.com/
Урысон Михаил Исаакович (1916-2007)
Источник: http://persons-info.com/

Осенью 1950 г. произошла реорганизация антропологиче­ских учреждений университета: Музей и Институт антропологии слились в одно учреждение под названием «Научно-исследовательский институт и Музей антропологии МГУ». В штат Института были включены сотрудники музея, занимавшиеся проблемами антропогенеза, в том числе Т. Д. Гладкова и М. И. Урысон. И в это время продолжались исследовательские работы с использованием материалов музея.

Исследования в области антропогенеза расширились в свя­зи с организацией в составе Института в 1951 г. лаборато­рии эволюции мозга, которую возглавила доктор медицинских наук Ю. Г. Шевченко, ранее работавшая в Институте мозга АН СССР. В лаборатории начали проводиться цитоархитектонические исследования коры мозга человека и других при­матов в онто- и  филогенетическом  аспектах. 

Следующее пятилетие (1952—1957), хотя и не было бо­гато столь выдающимися достижениями, как предыдущее, но, тем не менее, исследования проблем антропогенеза продолжа­лись  достаточно   интенсивно.

В 1952 г. Институт и музей антропологии МГУ выпускает очередной том своих трудов [«Ученые записки МГУ», вып. 158] под названием «Ископаемый человек и его куль­тура на территории СССР» (посвященный памяти М. В. Вое­водского). В нем заслуживают внимания статьи М. А. Гремяцкого и Н. А. Синельникова, посвященные описанию сход­ненской и хвалынской черепных крышек, открытых задолго до войны, но по разным обстоятельствам подробно не опуб­ликованных. Указанные ископаемые объекты хранятся в отделе антропогенеза музея и неоднократно исследовались разными авторами.

В этот же период М. А. Гремяцкий работает над пробле­мами филогенетических связей древнейших гоминид и иско­паемых приматов. Подвергнув критике «гигантоидную» гипо­тезу антропогенеза Ф. Вейденрейха, он путем остроумных сопоставлений доказывает принадлежность фрагмента так на­зываемого мегантропа черепу питекантропа IV [1952]. Большой теоретический интерес представляет также исследова­ние М. А. Гремяцкого [1955], посвященное вопросу о фило­генетическом и таксономическом единстве широконосых и уз­коносых обезьян, которые, по мнению автора, имели общую исходную предковую форму, жившую в начале палеогена.

Одним из направлений теоретических исследований Инсти­тута в эти годы являлось рассмотрение некоторых особенно­стей человеческого черепа в аспекте основных тенденций его эволюционного преобразования. Сотрудник Ин­ститута М. И. Урысон рассматривал сохранение в известном проценте лобного шва у человека как следствие прогрессив­ного развития мозга и редукции жевательного аппарата в процессе антропогенеза.  Работа основана на анализе обширных краниологических материалов Музея антропологии МГУ.

Аспирантка Института В.И. Кочеткова осуществила сравнительно-прима­тологическое исследование «Морфоэкологические особенности черепа приматов». В этой работе ей удалось установить связь между морфологическими особенностями черепа, степенью развития анализаторных систем и образом жизни разных групп современных приматов [1953]. Исследованию соотно­шений мозгового и лицевого черепа гоминид в процессе ант­ропогенеза посвятила свою кандидатскую диссертацию аспи­рантка кафедры антропологии Е.Н. Хрисанфова  [1954].Работы В.И.Кочетковой и Е.Н.Хрисанфовой проведены с использованием коллекций отдела антропогенеза. 

Существенным событием этого пятилетия явилось открытие А. А. Формозовым в Крыму в 1953 г. в пещере Староселье черепа ребенка конца мустьерской эпохи. Описавший находку Я. Я. Рогинский пришел к выводу о принадлежно­сти черепа человеку современного вида, несмотря на присут­ствие некоторых архаичных особенностей  [1954]. Подлинные костные останки старосельского гоминида и копия монолита захоронения хранятся в отделе антропогенеза музея.

В 1954 г. Институт выпустил очередной сборник трудов [«Ученые записки МГУ», вып. 166], в котором среди других работ опубликовано критическое исследованием. Ф. Нестурха по поводу ортогенетической гипотезы антропогенеза Ф. Вейденрейха. 

В лаборатории мозга Ю. Г. Шевченко с сотрудниками (Т. И. Белова, М. С. Войно, В. И. Кочеткова, А. П. Ожигова) в это время ведет широкие исследования цито- и миэлоархитектоники коры мозга современных приматов и человека в эволюционном аспекте. Кроме того, были начаты исследова­ния эндокрановГипсовый или другой слепок внутренней полости черепной коробки. Благодаря сохранности отпечатка борозд, извилин и крупных сосудов эндокран используется для реконструкции некоторых особенностей мышления древних людей и строения их органов чувств. ископаемых гоминид (В. И. Кочеткова), при­чем основное внимание на первых порах было уделено мето­дическим приемам их изучения. Большая коллекция эндокранов вошла в результате в число экспонатов отдела антропогенеза. Одним из ощутимых резуль­татов работы лаборатории в эти годы явилась исследование аспирантки Т. И. Беловой архитектоники двигательной обла­сти коры головного мозга низших обезьян в связи с пробле­мами антропогенеза, представленное и защищенное в каче­стве кандидатской диссертации  в  1954 г. 

Следующее пятилетие (1958—1962) было отмечено выхо­дам в свет двух капитальных монографий руководителя ла­боратории антропогенеза Института М.Ф. Нестурха «Проис­хождение человека» [1958] и «Приматология и антропогенез» [1961]. 

Интенсивную научную деятельность по исследованию эндокранов ископаемых гоминид в эти годы развила В.И. Кочеткова, опубликовавшая оригинальные исследования, посвя­щенные методическим вопросам и количественной характе­ристике изменчивости отдельных долей эндокранов. Особенно следует отметить ее работу «Эволюция специфически челове­ческих областей коры мозга гоминид», которая была ею до­ложена на VI Международном конгрессе антропологических и этнографических наук в Париже в 1960 г. В.П. Якимов выступил на том же конгрессе с докладом, посвященном анализу палеоантропологических находок позднепалеолитической и мезолитической эпох на территории СССР. Пробле­ме эволюции ископаемых высших приматов во второй поло­вине третичного периода посвятил свой доклад на конгрессе М. А. Гремяцкий. Доклад Я. Я. Рогинского содержал анализ изменчивости и корреляций измерительных признаков у че­ловека и других млекопитающих. 

VI Международный конгресс антропологических и этно­графических наук (МКАЭН) в Париже был первым выходом отечественных исследователей в области проблем антропогенеза, в том числе сотрудников Института и Музея антропологии, на международную арену. Следует отметить, что он прошел весьма успешно. 

Ю.Г. Шевченко опубликовала важную в теоретическом отношении работу «Развитие филогенетически новых областей мозга в ряду приматов» [1959], а М.С. Войно закончила исследование, посвященное цито-и миэлоархитектоническим особенностям полей двигательной области человека в постнатальном онтогенезе [1960]. 

Сотрудница лаборатории антропогенеза Т. Д. Гладкова выполнила исследование по сравнительной дерматоглифике человека и обезьян, которое доложила на VI Всесоюзном съезде анатомов, гистологов и эмбриологов в Киеве [ 1961].

Сотрудник лаборатории антропогенеза М. И. Урысон про­должал исследования о взаимоотношениях между жеватель­ной мускулатурой и морфологическими особенностями черепа человека в процессе антропогенеза, опубликовав несколько работ на эту тему [1959, 1960, 1962]. Фактическим основанием для работ явились сравнительные исследования по материалам отдела научных фондов Музея антропологии МГУ. 

Следующее пятилетие (1962—1967) в деятельности Инсти­тута, музея и кафедры антропологии было необычайно плодо­творным в творческом отношении. Это было связано в пер­вую очередь с подготовкой и проведением в Москве в 1964 г. VII Международного конгресса антропологических и этногра­фических наук (МКАЭН).

1962—1963 гг. прошли под знаком подготовки к этому большому научному событию, в преддверии которого Ин­ститут и музей антропологии сочли необходимым издать сбор­ник теоретических работ, которые в известном смысле под­вели бы итог многолетней научно-исследовательской деятель­ности. 

В результате напряженной двухлетней работы авторского коллектива, включавшего М.Ф. Нестурха,  В.П. Якимова, B.И. Кочеткову, М.С. Войно, М.И. Урысона и С.И. Успенского, а из сотрудников других учреждений — С.А. Семенова и Ю.И. Семенова, этот сборник под названием «У истоков
человечества (основные проблемы антропогенеза)» объемом около 30 п. л. вышел в свет в 1964 году, в день открытия VII МКАЭН. 

В сборнике рассматриваются наиболее существенные стороны процесса становления чело­века, развития его материальной культуры и общественных отношений, причем некоторые статьи представляют собой обобщение многолетних оригинальных теоретических исследо­ваний авторов.

Статья В. П. Якимова может рассматриваться в ка­честве итога его многолетних исследований одной из наибо­лее интересных групп ископаемых высших приматов — австралопитековых. Эти исследования  позволили автору впервые в отечественной литературе сформулировать по­ложение, согласно которому близкие к австралопитековым ископаемые двуногие антропоиды должны рассматриваться в качестве закономерной стадии эволюции, непосредственно предшествовавшей возникновению древнейших людей.

Статья В. И. Кочетковой, подводящая итоги ее многолет­них оригинальных исследований эндокранов ископаемых гоминид, представляет собой, вероятно, первую в мировой ли­тературе попытку связать особенности морфологии эндокра­нов ископаемых гоминид со стадиями развития материальной культуры палеолитической эпохи и техникой обработки ору­дий на каждой из этих стадий. Бесспорно, это оригинальное исследование представляет собой важную веху в развитии современной палеоневрологии, так как проливает свет на проблему происхождения человеческого сознания.

Статьи С. И. Успенского и М. Ф. Нестурха также пред­ставляют собой своеобразные итоги их творческой деятель­ности. 

 

Вторым крупным изданием, выпущенным к VII МКАЭН в 1964 г., в котором приняли участие сотрудники Института и кафедры антропологии, был сборник «Современная антро­пология», посвященный 70-летию выдающегося  антрополога проф. В. В. Бунака. В разделе «Антропогенез» этого сборника опубликованы следующие исследования четы­рех сотрудников Института и музея и кафедры антропологии МГУ: В. И. Кочетковой «Муляж мозговой полости ископае­мого человека Кроманьон III»; М. Ф. Нестурха «Морфологи­ческие особенности некоторых церкопитековых обезьян в свя­зи с их распространением»; Е. Н. Хрисанфовой «Таксономи­ческое значение медуллярного указателя длинных костей ске­лета гоминид»; В. П. Якимова «Основные направления адап­тивной радиации высших обезьян в конце третичного и на­чале четвертичного периода».

Особый интерес представляет статья В. И. Кочетковой, содержащая первую публикацию данных об эндокране позднепалеолитического человека Кроманьон III. Выполненное на высоком профессиональном уровне, это исследование имеет существенное теоретическое значение для освеще­ния проблемы филогенетических соотношений ископаемых гоминид на той же территории.

Статья М. Ф. Нестурха представляет большой интерес в аспекте зоогеографии и экологии обезьян. В ней содержится богатый материал, касающийся внешних морфологических особенностей многих представителей низших узконосых обезь­ян в связи с зоогеографическими зонами их обитания и обра­зом жизни.

Е. Н. Хрисанфова в результате своего исследования склоняется к выводу о том, что по медуллярному указателю (соотношение толщины компакты и размеров костномозгово­го канала) длинных костей современный человек значитель­но отличается от ископаемых людей в целом, что свидетель­ствует о таксономической ценности этого признака.

Статья В. П. Якимова поднимает важную для понимания начальных этапов процесса антропогенеза  проблему путей морфобиологической дифференциации ископаемых высших приматов. 

Наконец, сотрудники Института и кафедры антропологии  приняли участие в большом коллективном труде «Ископаемые гоминиды и происхождение человека», содержащем богатый фактический материал по всем группам ископаемых гоминид, начиная от австралопитековых и кончая человеком позднего палеолита; а также  обширные данные, касающиеся эволю­ции их черепа, зубной системы, посткраниального скелета, головного мозга (по эндокранам), умственной деятельности, речи и поведения. Этот сборник, подготовленный Институтом этнографии АН СССР по инициативе и под ре­дакцией проф. В. В. Бунака, был также приурочен к VII МКАЭН, но  по  ряду причин  вышел  в  свет  лишь  в 1966 году.

Сотрудники Института и кафедры антропологии выступи­ли на VII МКАЭН с докладами, посвященными следующим проблемам   антропогенеза:

  • В. И. Кочеткова «Особенности макроструктуры мозга лю­дей позднего палеолита».
  • М. Ф. Нестурх «Некоторые факторы гоминизации и выми­рания ископаемых антропоидов плиоцена и плейстоцена».
  • М И. Урысон «Взаимосвязи основных морфологических особенностей черепа человека в процессе антропогенеза».
  • Е. Н. Хрисанфова «Анализ морфологической изменчиво­сти посткраниального скелета человека с точки зрения эта­пов его формирования».
  • Ю. Г. Шевченко «Основные направления эволюции мозга приматов».
  • В. П. Якимов «Адаптивная радиация высших обезьян в третичном  и   начале  четвертичного  периода».

Кроме докладов на секциях конгресса сотрудники Инсти­тута антропологии приняли активное участие в работе сим­позиума конгресса «Проблема грани между животным и че­ловеком», которым руководил В. П. Якимов. Работа симпо­зиума проходила под знаком выдающихся открытий Л. Лики в Олдувайском ущелье костных остатков зинджантропа и презинджантропа (Homo habilis) вместе с орудиями из галек, которые вызвали оживленную дискуссию и показали значи­тельные разногласия между ее участниками.

После VII МКАЭН исследовательская деятельность Ин­ститута и кафедры антропологии в области разработки про­блем антропогенеза продолжалась с той же интенсивностью.

Важные открытия в Восточной Африке и их интерпрета­ция, оказавшиеся в центре внимания ученых всего мира, также нашли отражение в научно-исследователь­ской деятельности Института антропологии. В частности, тео­ретическим проблемам антропогенеза, вызванным к жизни этими открытиями, были посвящены статьи М. И. Урысона в издании «Вопросы антропологии» [1965, 1966] в «Приро­де» [1965] и в его брошюре «Современная наука о происхож­дении человека» [1966], В. И. Кочетковой и В. П. Якимова - «Вопросы антропологии» [1965]. Эти открытия послужили поводом начатых в1967 г. В. И. Кочетковой исследований по   реконструкции   эндокрана   «презинджантропа» (H.habilis).

Доцент кафедры антропологии Е. Н. Хрисанфова опубли­ковала монографию «Эволюция структуры длинных костей человека» [1967], продолжая одновременно работу над док­торской диссертацией, посвященной эволюции посткраниального скелета человека.

Директор Института В. П. Якимов, обобщив свои много­летние исследования по узловым вопросам теории антропо­генеза в работе «Стадии и внутристадиальная дифференциа­ция в эволюции человека» [1967].

Следующее пятилетие (1968—1972) в деятельности Инсти­тута по проблемам эволюции человека было, прежде всего, отмечено участием его сотрудников (В.И. Кочеткова и В. П. Якимов) в работах VIII МКАЭН, который состоялся в1968 г. в Токио и Киото.

В.И. Кочеткова в двух докладах на секции сообщила о своих очень интересных исследованиях по тотальной рекон­струкции мозга ископаемого гоминида из Северной Африки — атлантропа мавританского на основании одной теменной ко­сти, а также мозга древнейшего гоминида из слоя 1 Олдувайского ущелья—презинджантропа (Homo habilis) на осно­ве двух теменных костей.    Реконструкция   мозга   Н. habilis представляет особый интерес. Сделав три теоретически допу­стимых варианта реконструкции, В. И. Кочеткова  пришла к выводу, что наиболее достоверной нужно считать рекон­струкцию по типу массивного австралопитека. Исходя из этого, В. И. Ко­четкова полагает, что «презинджантроп» представлял собой существо, не превосходившее по уровню морфологической организации мозга австралопитековых, а следовательно, он не может быть отнесен к числу древнейших людей и включен в род Homo. (В настоящее время Homo habilis уверенно отнесен к числу древнейших Homo – Ред.). 

Доклад В. И. Кочетковой, внесший новый элемент в дис­куссию по поводу открытий в Олдувайском ущелье, вызвал большой интерес участников конгресса. Кроме того, В. И. Кочеткова выступила на одном из симпозиумов конгресса с докладом на тему «Человек — культура — среда и их взаимо­отношение в палеолите». Эндокран хабилиса входит в коллекцию эндокранов отдела антропогенеза.

В. П. Якимов выступил на конгрессе с докладом, посвя­щенным значению палеоантропологических находок мустьерского времени на территории СССР для проблемы происхож­дения человека   современного вида.

 

В последующие годы в лаборатории антропогенеза велись исследования морфологических особенностей сагиттальногоРасположенный относительно тела в направлении спереди назад. свода черепа человека, проводившиеся старшим научным со­трудником М. И. Урысоном, результаты которых нашли отра­жение в соответствующих публикациях [1969, 1970].

Доцент кафедры антропологии Е. Н. Хрисанфова, завер­шив свои многолетние исследования, посвященные морфологии посткраниального скелета человека в процессе его эво­люции, представила фундаментальный труд «Палеоморфология и формирование посткраниального скелета» в качестве докторской диссертации.

В. И. Кочеткова продолжала интенсивно работать над монографией «Палеоневрология» и к концу 1970 г. ее прак­тически закончила. В связи с кончиной автора, усилиями ее коллег этот труд был подготовлен к печати и опублико­ван в 1973 г. в Издательстве МГУ.

« 1 2 3 »

Учёные против мифов - 11. Москва, МИСиС, 19 октября

Интересно

А вот что отец американской антропологии Франц Боас писал про японцев в 1911 г.:

Повидимому, превосходное рассмотрение внешних влияний на характер народа было дано А. Верником в его характеристике японцев. Он находит, что некоторые из их особенностей обусловливаются недостатком энергии мускульной системы и пищеварительных органов, в свою очередь, обусловливаемым неудовлетворительньнм питанием; затем он признает наследственными другие физиологические черты, влияю­щие на ум...

Catalog gominid Antropogenez.RU