English Deutsch
Новости
Мир антропологии

Пути эволюционной антропологии в России и роль Музея антропологии МГУ в ней

« 1 2 3

В последующие годы сотрудниками Института и кафедры антропологии опубликованы 4 солидные монографии, являю­щиеся итогом их исследовательской деятельности за длитель­ный период. Монография Я.Я. Рогинского «Проблемы антро­погенеза» [1969] представляет собой обобщение теоретиче­ских исследований этого выдающегося отечественного антрополога по всем фундаментальным проблемам теории антропоге­неза. Книга М. Ф. Нестурха «Происхождение человека», из­данная впервые в 1958 г., вышла в 1970 г. вторым, но значи­тельно  дополненным   и  расширенным   изданием.

Результаты почти двадцатилетней исследовательской дея­тельности Ю. Г. Шевченко, в качестве руководителя лабора­тории мозга Института антропологии, обобщены в двух ее монографиях: «Эволюция коры мозга человека и приматов» [1971] и «Развитие коры мозга человека в свете онто- и фи­логенетических   соотношений»   [1972]. 

Тесные научные связи устано­вились у НИИ и Музея антропологии МГУ и кафедры с геологами-четвертичниками (Н. И. Николаев) и палеогеографами (К. К. Марков, Г. И. Лазуков) МГУ. Результатом этого содружества по ли­нии совместного выполнения межфакультетской темы «Но­вейшая тектоника, новейшие отложения и человек» явились антропологические публикации в сборниках того же названия.  В 1981 году появилась последняя редакция коллективной монографии «Природа и древний человек», в написании которой приняли участие М.Д.Гвоздовер, Я.Я.Рогинский, М.И.Урысон, В.П.Якимов, В.М.Харитонов

В.М.Харитонов принимал участие в работе III международного конгресса палеонтологии человека (Иерусалим, Израиль, 1992). Доклад В.М. Харитонова был посвящен обзору палеоантропологических находок, сделанных на территории России и сопредельных стран СНГ [Kharitonov,1992]. Различные аспекты исследования биологической и социальной эволюции человека и его предшественников изложены в коллективной монографии  «Биологическая эволюция и человек» [1989].  В1998 г. увидела свет монография  В.М.Харитонова  «Введение в теорию антропогенеза и археологию палеолита».

В период, начиная с 1976 г. по настоящее время, сотрудники НИИ антропологии МГУ приняли участие в описании ряда палеолитических гоминид, открытых на территории России и стран СНГ. В.П.Якимовым и В.М.Харитоновым была описана нижняя челюсть неандертальского ребенка Заскальная YI (Крым) [Колосов и др., 1974; Якимов и др., 1979; Kolosov et al.,1975]. В.М.Харитонов также принимал участие в исследовании и описании костных останков и зубов неандертальских детей Баракай [Любин и др. 1986; Неандертальцы Губского ущелья, 1994] и Мезмай (Северный Кавказ)[Голованова и др., 1998; Golovanova et al., 1997; Golovanova et al.,1998; Ovchinnikov et al.,2000; Овчинников и др., 2009] , неандертальцев из Монашеской пещеры (Северный Кавказ)[ Беляева и др.,1992], питекантропа Сель-Унгур (Узбекистан)[ Исламов и др., 1988], кроманьонца Сатанай (Северный Кавказ)[Романова и др., 1984], кроманьонских детей Сунгирь (Владимир) совместно с сотрудниками Института этнологии и антропологии РАН , Института археологии РАН  и других антропологических учреждений (Б.А.Никитюк)[Никитюк и др., 1984; Никитюк и др.,2000].

Новое время внесло коррективы в методы изучения ископаемых находок. Если в предыдущие годы в НИИ антропологии МГУ находки из памятников с территории СССР исследовались по классической антропологической программе, то после 1995 года все костные останки были подвергнуты рентгенографическому анализу [Бацевич и др., 2001]. Проведен комплексный морфологический и рентгенологический анализ костей посткраниального скелета новорожденного мустьерского гоминида из Мезмайской пещеры [Харитонов и др.,2000], а материалы по Баракаевскому мустьерцу прошли компьютерную обработку в антропологическом отделе Медицинского факультета Иерусалимского университета (Израиль) в рамках совместного проекта [ Faerman et al.,1994].  Детские формы мустьерского человека из Тешик-Таш и Староселья стали объектом специального возрастного анализа с целью выяснения отличий их онтогенеза от современного типа, а также таксономического анализа [Харитонов и др. 1997 ; Харитонов, 2009]. Проведен анализ палеоантропологической ситуации среднего и верхнего плейстоцена Передней Азии, Юга Восточной Европы и Западной Европы с привлечением информации по морфологии неполовозрелых форм ископаемых гоминид в аспектах процесса сапиентизации с уровня 100 тыс. лет назад [Харитонов и др., 1977]. Проведен сбор и систематизация данных по краниометрии ископаемых гоминид плейстоцена Африки, Азии и Европы. Эти материалы послужили основой для создания инфомационностатистической системы HOMOBASE-Канокласс. Система включает информацию по 250 находкам ископаемых гоминид и по программе 49 признаков черепа [Харитонов и др.,2003] . Совместно со швейцарскими учеными отработана методика томографического анализа ископаемых черепов мустьерских и верхнепалеолитических гоминид из фондов НИИ и Музея антропологии МГУ для целей исследования пространственной морфологии, морфометрии и последующей компьютерной реставрации недостающих частей. 

В поиске новых подходов в антропометрии обобщены методические новации, предлагаемые в мировой науке (геометрическая морфометрия с применением компьютерной томографии, рентгена, трехмерной съемки объекта). Обоснованы принципы специализированной краниометрической программы для изучения изменчивости респираторного отдела лицевого скелета. Освещена история терминов, использовавшихся для обозначения искусственных изменений тела в этнологической литературе, а также - точек зрения на суть и границы данного феномена [Евтеев, 2010]. 

В настоящее время значительное место уделяется анализу биологических преобразований в процессе онтогенеза предковых форм, изучению биологической роли онтогенетических перестроек в филогенезе человека [В.М.Харитонов, 1989а; Харитонов В.М.,1989б], средовой обусловленности антропогенеза; соотношению скоростей биологической эволюции в антропогенезе и развитию материальной культуры [Харитонов, Ожигова и др., 2003]. Установлено, что эволюционирующий онтогенез гоминид характеризуют проявления ретардации или акселерации в развитии конкретных признаков, а также структурные перестройки. Параметры ростовых процессов скелета приматов, включая гоминоидов, можно в ряде случаев использовать в качестве классификационных признаков [Харитонов,2004]. Многомерный статистический анализ краниометрических признаков гоминид указывает на сложный характер возрастной дивергенции [Харитонов,2008]. Исследование подлинных костных остатков ископаемых гоминид, хранящихся в Музее антропологии МГУ, позволило выявить особенности возрастной биологии гоминид различных эволюционных уровней. Проведен анализ вариантов совпадения и несовпадения векторов филогенетического и онтогенетического изменения признаков черепа гоминид [Харитонов, 1985; Харитонов и др., 1997].  Стадиальный комплекс особенностей гоминид имеет сложный путь онтогенетического оформления [Харитонов, 1991]. В последние годы исследовались природа морфотипа верхнеплейстоценовых гоминид Передней Азии [Харитонов,2006], остеология и одонтология ископаемых гоминид  Каказского региона [Харитонов, 2007а, Харитонов, 2007б], критерии таксономического ранга морфологических отличий  австралопитековых [Харитонов, 2007], общие и частные факторы формообразования черепа в антропогенезе [Харитонов, 2008], проблема  реальности  вида гейдельбергского человека на фоне ископаемых  гоминид [Харитонов, 2008], значение Дарвиновского творчества для современной антропологии [Бужилова, Харитонов, 2009], проблема географической дивергенции и систематики гоминид [ Харитонов, 2009]. 

 

Таковы основные результаты научной деятельности Инсти­тута и Музея антропологии МГУ в области исследований проблем антропогенеза за значительный период существования этого   учреждения.

Институт и музей антро­пологии МГУ пришел к 250-летнему юбилею МГУ, имея в активе немало достижений в области общетеоретических и конкретных исследований, посвященных разработке узловых проблем антропогенеза.

Каждое новое палеоантропологическое открытие требует глубокого анализа и научной интерпретации в свете общих принципов эволюционной теории и ее приложения к специ­фическим закономерностям эволюции человека, как качест­венно нового, социального существа. А число этих открытий с каждым годом прогрессивно возрастает.

Вот почему российским антропологам, работающим в области исследований проблемы антропогенеза, в том числе сотрудникам Института и Музея антропологии, предстоит еще многое сделать для выяснения и уточнения разнообразных аспектов этой проблемы.

 

(использованы материалы сб. «Колыбель российской антропологии». М.,2004 г; автор выражает благодарность за помощь в оформлении рукописи к.и.н. И.А.Гринько).

Место первой публикации - Вестник Московского университета, Серия XXIII «Антропология», 4 / 2011.

« 1 2 3

Учёные против мифов - 11. Москва, МИСиС, 19 октября

Интересно

Слыша о новейших открытиях важнейшей роли нуклеиновых кислот в жизнедеятельности, Лысенко понял, что полностью отрицать их существование уже невозможно. Он попросил Белозерского рассказать о них в возглавляемом им Институте генетики... Лысенко поднялся и сказал: «Ну что ж, если химики считают, что нуклеиновые кислоты существуют, пусть они их и изучают. Кстати, Андрей Николаевич, покажите мне эту, как её, дезоксирибонуклеиновую кислоту». Последние слова, хорошо знакомые каждому научному работнику, он произнёс с трудом и прерываясь. На предложение Белозерского прийти к нему в лабораторию, где он ему всё покажет и расскажет, Лысенко ответил: «Нет, вы её мне в банке пришлите»...

Catalog gominid Antropogenez.RU