English Deutsch
Новости
Мир антропологии

Новые разработки в антропологической реконструкции

« 1 2
Рис.2. Дополнительные краниометрические точки для программы кранио-фациального соответствия
						a. Трихион b. Энтокантион c. Эктокантион d. Носо-челюстная e. Клыковая
						f. Конхале g. Нижняя точка грушевидного отверстия h. Супрадентале i. Супраментале
Рис.2. Дополнительные краниометрические точки для программы кранио-фациального соответствия
a. Трихион b. Энтокантион c. Эктокантион d. Носо-челюстная e. Клыковая
f. Конхале g. Нижняя точка грушевидного отверстия h. Супрадентале i. Супраментале

Программа кранио-фациального соответствия служит для осуществления перехода от краниологических характеристик к антропометрии и антропоскопии живого лица. Программа опирается на антропологические и краниологические точки и признаки стандартных программ, используемых российскими и зарубежными антропологами [Martin, 1928, с. 579–695; Алексеев, Дебец, 1964; Бунак, 1941]. Нами были предложены дополнительные точки на черепе, необходимые для работы программы (рис. 2). Во избежание путаницы, мы назвали их в соответствии с аналогами на живом лице с добавлением индекса (сr), что означает на черепе. Ниже приведен список этих точек с указанием их локализации и соответствия точкам лица.

Трихион (cr) – точка, лежащая на середине линии, огибающей верхнюю границу лобных бугров. На лице примерно соответствует точке трихион, лежащей на середине границы обволошенной части лба. Положение этой точки мы рекомендуем маркировать при расчете физиономической высоты лица по уравнению регрессии (табл. 3).

Энтокантион (cr) – точка лобного отростка верхнечелюстной кости, расположенная на медиальном крае орбиты в месте его перегиба, где нижняя граница орбиты резко уплощается. На лице точка энтокантион соответствует внутреннему углу глаза и располагается латеральнее от энтокантион (cr).

Эктокантион (cr) – точка, лежащая на латеральном крае орбиты у глазничного бугорка. На лице точка эктокантион соответствует внешнему углу глаза и располагается медиальнее от эктокантион (cr).

Носочелюстная (cr) – самая нижняя точка носочелюстного шва, находится на границе грушевидного отверстия, аналогов на лице не имеет. Парная точка.

Клыковая (cr) – точка, лежащая на альвеолярном возвышении клыка на уровне субспинале, аналогов на лице не имеет. Парная точка.

Конхале (cr) – точка, лежащая на краю грушевидного отверстия в месте прикрепления нижней носовой раковины. На лице эта точка соответствует надкрыльевой (супрааляре). Парная точка.

Нижняя точка грушевидного отверстия (cr) – самая нижняя точка края грушевидного отверстия, аналогов на лице не имеет. Парная точка.

Супрадентале (cr) – точка, лежащая на пересечении сагиттальной плоскости с линией, соединяющей наиболее высокие точки коронок верхних медиальных резцов. Точка супрадентале (cr) примерно соответствует на лице верхнегубной точке.

Супраментале (cr) – точка, лежащая на сагиттальной линии в наиболее глубоком месте передней поверхности нижней челюсти, на лице надподбородочная точка лежит на сагиттальной линии в наиболее глубоком месте подбородочной борозды.

 

Комплекс признаков, вошедших в программу, разделен на три группы в соответствии с различными подходами к их преобразованию на живом лице.

1). Некоторые антропометрические признаки можно получить из краниометрических путем простого сложения указанных размера с толщиной мягких тканей на соответствующем участке. Это касается, прежде всего, продольного и поперечного диаметров головы, скулового и нижнечелюстного диаметров, наименьшей ширины лба, морфологической высоты лица.

2). Такие размеры, как высота носа, высота верхней губы, высота лба  и некоторые другие примерно равны соответствующим расстояниям между точками на черепе.

3). Ряд же признаков головы не имеет прямых аналогов на черепе. К таковым относятся высота и ширина ушной раковины, ширина носа и рта, размеры глазной щели и т.п. В индивидуализации внешнего облика размеры третьей группы играют далеко не последнюю роль. Хрящевая часть носа, особенности глазной области, конфигурация окрашенной части губ являются важнейшими характеристиками индивидуального облика, определение которых по черепу пока осуществляется в общих чертах без детализации. Поэтому поиск любых взаимосвязей, позволяющих уточнить реконструкцию данных отделов, весьма насущен. На основе многомерного корреляционного и регрессионного анализа антропологических групп получены уравнения регрессии, которые можно рекомендовать к использованию при восстановлении внешнего облика по черепу. Так, например, в отношении ширины носа получены высокие показатели связи с расстоянием между альвеолярными возвышениями клыков на уровне субспинале. Ширина рта в значительной степени зависит от ширины зубной дуги на всех ее уровнях.

М.М. Герасимов в своих работах по описанию метода восстановления лица по черепу уделял большое внимание типологии [Герасимов, 1955]. В программе кранио-фациального соответствия для перехода от описательных признаков черепа к антропоскопии головы мы также придерживаемся принципов типологии и качественных градаций, например, при характеристике формы головы и лица, развития надбровного рельефа, профилировки лица и т.д., принятых в отечественных исследованиях [Бунак, 1941; Rynn,  2012, c. 193–202].

Программа кранио-фациального соответствия представлена в таблице 4.

Данная программа разрабатывалась в том числе и для использования ее в криминалистике [Балуева, Веселовская, 2002, c. 21–23]. Поэтому такие качественные обобщенные визуальные характеристики, как ширина лица, высота  и ширина носа, ширина рта и др. представлены в ней в виде относительных размеров – индексов. Так, например, ширина лица оценивается по соотношению скулового диаметра и морфологической высоты лица. Мы отталкивались от широко используемой в криминалистической практике методики словесного портрета и пытались приблизить характеристику лица, получаемую на выходе программы к ее терминологии. Так, по относительным размерным характеристикам (относительная ширина лица, относительная высота носа, относительная высота верхней губы и т.д.) после предлагаемых расчетов можно получить визуальную оценку, к какой градации принадлежит конкретный размер у конкретного индивидуума. В основу деления на градации положен трехчленный принцип. Весь размах вариаций конкретного индекса разбит на три категории: большие, средние и малые значения. За границы средней категории принят интервал Х± 1\2 SD, где Х – среднее значение признака, SD – стандартное отклонение по этому признаку. 

Как уже говорилось, в программе кранио-фациального соответствия присутствуют относительные характеристики размеров. Однако, в некоторых случаях, особенно в палеоантропологических исследованиях, важным представляется получить сведения об отнесении конкретного признака к градации большого или малого по абсолютному значению. С этой целью на основе групп литовцев и бурят были рассчитаны категории по тому же трехчленному принципу, что и в отношении индексов (Табл. 5, 6). За границы средней категории принят интервал Х ±  1\2 SD, где Х – среднее значение признака, SD – стандартное отклонение по этому признаку.

На основе этих таблиц можно рекомендовать некоторые размеры, важные при выполнении как графических, так и скульптурных реконструкций. Так, в отношении положения наружного угла глаза известно, что он располагается напротив бугорка на внутренней поверхности латеральной стенки глазницы, где прикрепляется складка верхнего века. Однако по поводу величины отстояния его от края орбиты единого мнения пока нет [Wilkinson, 2003]. Из приведенных в таблицах 5 и 6 размеров можно вычислить средний показатель расстояния между наружным уголком глаза и краем орбиты по формуле: [Наружноглазничная ширина (орбиты) – Наружноглазничная ширина (глаза)]: 2. В итоге получаем, что это расстояние для литовцев составляет 7,21 мм для мужчин и 6,44 мм для женщин, а для бурятской группы 8,03 мм для мужчин и 7,87 мм для женщин.

При выполнении графической реконструкции важно правильно изобразить положение шеи. Мы можем рекомендовать к использованию расстояние от точки погонион до гортани, которое для обеих изученных групп оказалось примерно равным и составило 51 мм для мужчин и 48 мм для женщин (табл. 5, 6).

В настоящей публикации мы представляем некоторые последние разработки в области прогнозирования размеров глазной щели на основе размеров орбиты. С этой целью проводились следующие манипуляции: на лице испытуемого аккуратно прощупывали границы костной орбиты и гримерной палочкой наносили ее контуры, затем фотографировали с расстояния 1,8 м. На уровне плоскости лица фиксировалась линейка. Далее на цифровых фотографиях  в программе Photoshop измеряли длину и высоту глазной щели, а также длину и высоту прочерченной орбиты. Результаты измерений приводили к реальным цифрам, используя масштаб линейки.

Как показали проведенные исследования, костные и лицевые размеры глазной области связаны между собой высокими показателями связи. Так, при анализе 70 мужских фотографий литовцев, жителей пос. Тяльшай, коэффициент корреляции между высотой глазной щели и высотой костной орбиты составил 0,59, а соответствие между широтными размерами оказалось еще больше: коэффициент корреляции между длиной орбиты и длиной глазной щели достиг  0,75. Применение регрессионного анализа дает возможность прогнозировать размеры глазной щели на основе размерных характеристик глазницы. Мы предлагаем следующие уравнения для восстановления высоты и длины глаза при антропологической реконструкции по мужским европеоидным черепам (таб. 3). 

Высота глазной щели = 5,076 + 0,321 х высота орбиты

Длина глазной щели = 11,633 + 0, 50 х длина орбиты 

Заключение

Описанная программа кранио-фациального соответствия основана на достижениях отечественной и зарубежной антропологии. Благодаря синтетическому подходу к исследованиям в области краниологии и краниоскопии, с одной стороны, и в области антропометрии и антропоскопии живого лица, с другой, удалось создать алгоритм перехода от характеристик черепа к соответствующим характеристикам лица. Программа охватывает измерительные признаки, балловые характеристики и качественные варианты элементов лица.  Теперь по конкретному черепу можно получить расчеты к более точному воспроизведению внешности в сочетании с антропологической характеристикой в терминах описания живого лица, так называемый «словесный портрет по черепу» [Balueva, Veselovskaya, 2011, 85–106; Balueva et al., 2012,  291–293] .

Благодаря этой программе появилась возможность палеореконструкции целых популяций из конкретных могильников. Сопоставление результатов такой палеореконструкции с современным населением соответствующих территорий вооружает антропологов новыми инструментами для решения вопросов этногенеза, адаптации популяций, эпохальной изменчивости [Балуева и др., 2008, 2009, Балуева и др., 2010; Kobyliansky et al., 2008, 1–24].


Работа выполнена при поддержке ПФИ РАН грант «Изменчивость антропологического облика населения Центральной России от древности до позднего средневековья на сравнительном фоне окружающих территорий» и РФФИ (проект № 12-06-00153-а).


Место первой публикации: Е.В. Веселовская, Т.С. Балуева.  Новые разработки в антропологической реконструкции // Вестник антропологии. Вып. 22. - М.: ИЭА РАН,2012.- С. 22-42.

« 1 2

Интересно

Так говорил индейский мастер по приготовлению ядов: "Я знаю, белые владеют искус­ством изготовления мыла и черного пороха, производя­щего шум и распугивающего дичь при выстреле. Кураре, искусство приготовления которого у нас передается от отца к сыну, лучше чем все, что вы там у себя за океаном умеете делать. Это всего лишь сок растения, убивающий совершенно бесшумно (неизвестно даже, откуда раз­дается выстрел)!"

Catalog gominid Antropogenez.RU