English Deutsch
Новости
Мир антропологии

Джейн в лесах

Фрагмент из книги:
Луис Лики и его "Ангелы"
Луис Лики и его "Ангелы"

«Ангелы Лики»... Может, это ошибка? Нет. Так называют трех женщин, которых знаменитый палеонтолог и антрополог Луис Лики послал в джунгли изучать высших человекообразных обезьян. 

Рассказ о Джейн Гудолл, пожалуй, стоит начать издалека. Несколько лет назад она была в гостях у нью-йоркской художницы Эми Морган, у которой живет уникальный попугай жако по имени Нкизи. Словарь Нкизи составляет около тысячи слов, к тому же он осмысленно строит предложения. Увидев Джейн, он якобы произнес:  “Это Джейн, у тебя есть шимпанзе”. Он никогда не видел Джейн, только в кино или на фото, и никогда до этого не говорил “шимпанзе”!

И, действительно, все, кто интересуется живой природой, слышали о Джейн Гудолл и о том, что она работает с шимпанзе. Даже попугаи знают это! А начиналось все непросто.

Джейн Гудолл, 2007 г.
					Источник: https://ru.wikipedia.org/wiki/Гудолл,_Джейн
Джейн Гудолл, 2007 г.
Источник: https://ru.wikipedia.org/wiki/Гудолл,_Джейн

Джейн Гудолл родилась в Лондоне. Ей был всего год, когда отец подарил ей плюшевую обезьянку-шимпанзе, немного страшноватую на вид; Джейн в нее просто влюбилась и до сих пор хранит эту игрушку-талисман. После развода родителей Джейн с матерью и сестрой поселилась на юге Англии, в Борнмуте, в доме бабушки — там же, где они провели тяжелые военные годы, скрываясь от бомбежек, пока отец был на фронте. С самых ранних лет любимым занятием Джейн было наблюдать за зверьками, птицами и насекомыми и делать заметки в дневнике. А еще она мечтала жить в Африке, среди диких зверей, и писать о них книги. Ее любимыми книжками были «Доктор Дулитл» и «Тарзан», причем она представляла себя на месте той, другой Джейн. Но казалось, что эта мечта никогда не осуществится. Джейн не удалось получить высшее образование, у семьи не было на это денег. После школы она окончила курсы секретарей и к тому времени, когда получила от одноклассницы приглашение приехать в Кению,  работала в одной лондонской кинокомпании. Джейн тут же схватилась за предоставившуюся возможность. Она бросила престижную работу, переехала в  Борнмут, где жизнь была дешевле, и три месяца проработала официанткой, чтобы накопить деньги на поездку. В 1957 году, когда Джейн исполнилось 23 года, ее мечта осуществилась — судно, на котором она плыла, бросило якорь в  порту Момбасы. В Кении, пожив немного у друзей, Джейн начала искать работу. Луису Лики она позвонила безо всякой задней мысли, просто для того, чтобы поговорить с ним о животных; тот пригласил ее к себе,  в Кориндонский музей в Найроби, где он тогда был куратором, и предложил место секретаря и ассистента. Вскоре он представил Джейн своей жене Мэри, и ее пригласили принять участие в раскопках в Олдувайском ущелье.  Луис внимательно к Джейн присматривался и только через некоторое время предложил ей наблюдать за шимпанзе в джунглях. Джейн колебалась, ссылаясь на отсутствие должной подготовки, но, по мнению Лики, в этом было и ее преимущество — она могла относиться к этим приматам непредвзято, не прислушиваясь ни к чьему мнению. Вскоре Луис послал Джейн в Англию изучать зоологию, в частности, приматологию. За это время он надеялся раздобыть деньги на исследования шимпанзе, и ему это удалось — грант дало Национальное географическое общество. 

Джейн Гудолл.
							Источник: http://www.achievement.org/autodoc/
							page/goo1bio-1
Джейн Гудолл.
Источник: http://www.achievement.org/autodoc/
page/goo1bio-1

Иногда возникает вопрос — почему, выбирая кандидатов в исследователи, Луис Лики предпочитал женщин?

Лики считал, что женщины более наблюдательны, они внимательнее и терпеливее мужчин. И упорнее. Приятное совпадение, для души — Луис любил окружать себя привлекательными молодыми женщинами. Ну а что касается опасностей, которые подстерегают одинокую женщину в гуще непроходимых лесов, среди враждебного окружения - то кто сказал, что женщины трусливее мужчин? Во всяком случае, все три «ангела Лики» отличались недюжинной храбростью. Джейн Гудолл, например, вспоминала эпизод, когда в Олдувайском ущелье она вместе с еще одной участницей экспедиции наткнулась на молодого льва. Девушки не впали в панику, а медленно попятились, пока не добрались до безлесного склона, и стали неспеша по нему подниматься, а лев, убедившись, что они оказались на открытой местности, спокойно ушел. Иногда в дебрях заповедника Гомбе Джейн чувствовала, что за ней наблюдает леопард, это было неприятно, но особого страха она не испытывала. По-настоящему испугалась она только однажды, когда в озере буквально столкнулась с водяной коброй — смертельно ядовитой змеей, вакцины от яда которой в то время еще не было — и почувствовала, как кожа рептилии коснулась ее ноги.

Надо сказать, что Джейн была не первой женщиной, посланной Луисом на научный подвиг. Он начал думать об этом направлении исследований еще с 1946 года, сразу после окончания войны. В 1956 году он отправил свою секретаршу Розали Осборн в сопровождении ее матери в Уганду, на гору Мухабура, чтобы изучать горных горилл в их родной обстановке. У Розали с Лики был роман, и Луис чуть не ушел к ней от Мэри, но его одиннадцатилетний сын Ричард как раз в это время упал с лошади, сильно разбил голову и был чуть ли не при смерти. Поддавшись мольбам больного ребенка, Луис остался в семье. Возможно,  идея послать Розали в горы была для Лики лучшим способом поставить точку в их отношениях. Розали преданно любила Луиса всю жизнь; когда он умер и его прах захоронили на кладбище кикуйю рядом с могилами его родителей, то она поставила там памятник с трогательной надписью — ILYFA (сокращенно «Я буду любить тебя вечно») еще до того, как его родные  заказали надгробие. Она была готова ради Луиса на все, но ученой дамы из нее не получилось. Женщины едва выдержали вдали от цивилизации четыре месяца, за это время так и не встретив ни одной гориллы, как с недоумением позже писал последовавший по их стопам Джордж Шаллер, и, разочарованные и упавшие духом, вернулись в Англию. Но эта неудача не смутила Луиса. Он уже подумывал сам заняться наблюдениями в природе, когда судьба послала ему Джейн Гудолл.

Джейн Гудолл.
								Источник: http://elena-kuzmina.blogspot.ru/2014_03_01_archive.html
Джейн Гудолл.
Источник: http://elena-kuzmina.blogspot.ru/2014_03_01_archive.html

Луис Лики специально «под Джейн» организовал приматологический центр Тигони (ныне — Национальный приматологический центр Кении). Попутно Луис остался верен себе и влюбился в свою ассистентку.  Ему было твердо отказано, однако этот эпизод не сказался на их дальнейшей совместной работе, хотя здорово подпортил отношения Луиса с женой. Наконец, в 1960 году, Джейн поехала в заповедник Гомбе-стрим в Танганьике, на берегу одноименного озера, где занялась изучением диких шимпанзе. 

По требованию властей Джейн приехала на новое место работы в сопровождении матери, Вэнн Гудолл, — времена тогда были достаточно пуританские, и одинокую молодую женщину обязательно должна была сопровождать «дуэнья».

Впрочем, вряд ли  дело было в нравственности,  просто колониальные чиновники не представляли себе, как белая девушка будет жить одна в окружении «дикарей». Вэнн была личностью неординарной, она с детства поощряла стремление дочери путешествовать и изучать диких животных — главное, говорила она, надо много работать и верить в себя. Помощь матери на первых порах была для Джейн просто незаменимой. Вэнн вместе с дочерью налаживала скромный быт в полевом лагере и помогла ей подружиться с местными жителями. Вспомнив все свои познания по уходу за больными, она оказывала медицинскую помощь африканцам. Но и сама она, и Джейн в первые месяцы в Гомбе свалились в остром приступе малярии, чуть не ставшей  для них фатальной.  Впоследствии Вэнн стала близким другом Луиса Лики, вместе они даже написали книгу. В 1972 году во время лекционного тура в Англии он скончался на  руках Вэнн Гудолл в ее лондонской квартире.

Шимпанзе Фабен угрожает своему отражению.
									Источник: Джейн Гудолл. Шимпанзе в природе: поведение. М., «Мир», 1992 г., с. 601.
Шимпанзе Фабен угрожает своему отражению.
Источник: Джейн Гудолл. Шимпанзе в природе: поведение. М., «Мир», 1992 г., с. 601.

Джейн сразу же приступила к работе. Каждый божий день с раннего утра до позднего вечера она бродила по лесу в поисках объектов исследования, сначала в сопровождении кого-нибудь из егерей или проводника из местных, а потом и в одиночку. Она любила быть один на один с лесом и его дикими обитателями, к тому же Джейн опасалась, что ее спутники распугают обезьян. В первые дни шимпанзе убегали, но постепенно они привыкли к ее присутствию. Не очень далеко от базового лагеря Джейн нашла удобный наблюдательный пункт на вершине холма; там она  завела небольшое походное «хозяйство» - кофейник и кружку — и порою даже  ночевала под открытым небом,  чтобы не тратить время на дорогу. Как-то раз Джейн на этом наблюдательном пункте навещал леопард, но это ее не испугало, хотя он и оставил в ее отсутствие метку на ящике, служившим ей сиденьем. Порою она неделями не могла обнаружить шимпанзе и впадала в отчаяние — ведь у нее был грант только на полгода. Но к концу этого срока Джейн удалось сделать много ценных наблюдений,  Национальное географическое общество согласилось финансировать ее исследования и дальше, а Луис Лики договорился с Кембриджским университетом, чтобы Джейн разрешили  писать диссертацию по этологии. Она была одним из девяти ученых, кто смог защитить докторскую диссертацию в Кембридже (1965), не имея даже степени бакалавра, благодаря своим выдающимся научным достижениям.

До работ Джейн Гудолл поведение и интеллект шимпанзе ученые изучали только в лабораторных условиях. Благодаря Джейн мы узнали об этих высших приматах много такого, о чем раньше и не подозревали.

Так, она первой открыла, что шимпанзе используют примитивные орудия.

Они достают термитов из термитников с помощью тонких веточек, при помощи ветвей они добывают и  мёд диких пчел из дупел; чтобы разбивать орехи, они используют различные камни и в качестве молотка, и в качестве наковальни. Более того, Джейн наблюдала, что эти обезьяны не только используют орудия, но даже их изготовляют! До ее наблюдений господствовало мнение, что если отдельные животные и используют орудия, то изготавливать их могут только люди. Когда Джейн сообщила об этом Луису Лики, тот пришел в восторг и написал в ответ: «Теперь мы должны пересмотреть либо понятие «орудие», либо понятие «человек», либо считать шимпанзе людьми».

Джейн Гудолл
										Фото: Michael Neugebauer.
										Источник: http://www.torontonicity.com/
Джейн Гудолл
Фото: Michael Neugebauer.
Источник: http://www.torontonicity.com/

Джейн впервые обнаружила, что шимпанзе регулярно охотятся, причем коллективно, и  едят мясо. Их добычей чаще всего становятся  небольшие обезьяны. Сама Джейн в первые годы пребывания в Гомбе наблюдала охоту на детенышей лесной свиньи, бушбоков и обезьян колобусов. Раньше считалось, что шимпанзе — чистые вегетарианцы и лишь изредка разнообразят свой рацион.

Джейн первой стала давать шимпанзе имена. До этого зоологи всегда называли подопытных животных только по номерам; считалось (и многими  считается и сейчас), что имена придают объектам изучения личностную, эмоциональную окраску, а это лишает исследование объективности. «Животным, за которыми мы наблюдали, - писала Джейн, - мы всегда давали имена, как только начинали с уверенностью отличать их друг от друга. Некоторые ученые утверждают, что правильнее присваивать каждому животному свой порядковый номер, но, поскольку нас в первую очередь интересовали индивидуальные различия, мы решили, что имена — куда более подходящий для нашей цели и ничуть не менее научный способ обозначения». Именно такое личностное отношение помогло Гудолл тщательно изучить характер каждой отдельной особи, отношения в группе, социальную иерархию и ее динамику. Благодаря статьям и книгам Джейн Гудолл мы познакомились  с мудрым Дэвидом Седобородым, который первым подошел к Джейн, его другом вожаком Голиафом, преданной матерью Фло,  ее отпрысками Флинтом, Фифи и Фиганом и многими другими яркими индивидуальностями. Например, с хитроумным Майком, который, будучи самым маленьким и слабым из взрослых самцов, а потому находясь на последнем месте в группе, вооружился пустыми  гремящими канистрами из-под керосина,  напугал сородичей и сместил Голиафа с доминантной позиции.  Канистры вскоре убрали,  но дело было сделано — Майк оставался главным в течение шести лет, пока его в свою очередь не сместил Хэмфри, более молодой, рослый и агрессивный самец. А сообразительный Фиган, будучи еще подростком, научился уводить сотоварищей с места подкормки, чтобы потом вернуться и в одиночестве наслаждаться лакомством – таким образом, он планировал свои действия. Его «разумное», обдуманное поведение не раз изумляло исследовательницу, поэтому никто не удивился, когда, повзрослев, Фиган стал вожаком в своей группе. Выяснилось, что главными в сообществе шимпанзе могут стать не только самые крупные и агрессивные самцы, но и самые сообразительные. Благодаря работе Гудолл мы много узнали о сложной организации сообщества шимпанзе, о взаимоотношениях в их группах — и об отношениях различных их сообществ между собой.        

Фото: Michael Neugebauer
											Источник: http://www.wildchimpanzees.org/press/photo03.php
Фото: Michael Neugebauer
Источник: http://www.wildchimpanzees.org/press/photo03.php

Каждый сезон наблюдений приносил все новые и новые открытия. Так, в 70-ых годах Джейн наткнулась на мрачные стороны жизни шимпанзе. «Когда я только начала работу в Гомбе, - позже писала она, - мне казалось, что шимпанзе лучше, чем мы. Но со временем поняла, что это не так. Они могут быть столь же ужасными». Исследовательница впервые наблюдала и описала войны среди шимпанзе. На территории заповедника, кроме клана Казакела в центральной части, за которым велось наблюдение, существовало еще несколько групп шимпанзе. Во время правления Хэмфри часть взрослых самцов отделилась от основной группы и ушла в южную часть Гомбе, Кахаму. Когда вожаком стал Фиган, он повел против них настоящую войну. Тактика шимпанзе была проста: они выслеживали противников по одиночке, нападали на них, жестоко били, кусали и оставляли умирать от полученных ран.

Таким образом они уничтожили  всех семерых отделившихся самцов, впрочем, самки тоже не видели от них пощады.

На женской половине тоже далеко не все обстояло благополучно. У одной из самок, Пейшон, и ее дочери Пом появилась жуткая привычка отбирать у матерей, убивать и поедать новорожденных детенышей. Другие самки высокого ранга не доходили до такой крайности, но  также нападали на матерей, занимавших подчиненное положение, и отбирали у них младенцев. Но наряду с такой жестокостью шимпанзе свойственен и альтруизм. Например, два самца-подростка, Спайндл и Бетховен, рано потерявшие матерей, взяли под свою опеку двух маленьких сирот, Мел и Дарби.  Эти малыши, которым было по три — три с половиной года, не были родственниками молодых опекунов. Спайндл даже позволял Мелу ночью спать с ним в одном гнезде, делился с ним едой, позволял ездить на себе верхом, а во время дождя прикрывал его своим телом, прижимая к животу — словом делал почти все, что делают матери-шимпанзе.

Джейн Гудолл, 1964.
												Фото: HUGO VAN LAWICK, National Geographic
Джейн Гудолл, 1964.
Фото: HUGO VAN LAWICK, National Geographic

День за днем в Гомбе велись наблюдения за шимпанзе. Изучалось их поведение, способы питания, структура сообществ, особенности материнского поведения и развития детенышей. Гудолл первой описала так называемые «любовные сафари», когда «влюбленные парочки» уходят подальше от основной группы в лес и проводят там несколько дней, чтобы подальше от сородичей заняться сексом. Возможно, эти «сафари» свидетельствуют о переходе от свойственного шимпанзе промискуитета к частичной моногамии. Джейн удалось то, что ни до нее, ни после не удавалось ни одному человеку — она стала членом обезьяньего сообщества. Подружившись с одной из высокоранговых самок,  исследовательница вошла в семейство в качестве ее «подружки», при этом самой последней в иерархии. 22 месяца она провела в группе шимпанзе,  бродила вместе с ними по их угодьям. Она смогла вблизи наблюдать их повседневную жизнь и даже в ней участвовать — до тех пор, пока власть в группе не захватил агрессивный самец, не терпевший белую «обезьяну», и ее изгнали. Как вспоминала впоследствии Джейн, это был один из самых горьких моментов ее жизни. И с каждым днем она все больше убеждалась, что шимпанзе очень на нас похожи!

Вэнн Гудолл провела с дочерью в Гомбе самые трудные первые месяцы и потом уехала на родину. Несмотря на любовь к одиночеству, Джейн все-таки было немного тоскливо. Немного скрасил ее жизнь визит младшей сестры Джуди, которая приехала в Гомбе ненадолго, как фотограф от одного английского журнала.

Кстати, и Джейн, и Джуди страдали очень редким наследственным отклонением — прозопагнозией, неспособностью распознавать человеческие лица. Но при этом Джейн всегда прекрасно узнавала «в лицо» своих шимпанзе!

Джейн Гудолл, Гуго ван Лавик и их сын на озере Танганьика
													Источник: ASSOCIATED PRESS
Джейн Гудолл, Гуго ван Лавик и их сын на озере Танганьика
Источник: ASSOCIATED PRESS

В 1962 году Луис Лики прислал в Гомбе фотографа и кинооператора Гуго ван Лавика. По заказу Национального географического общества он должен был снять фильм о шимпанзе. Еще до его приезда в Гомбе Луис  написал Вэнн, что ему удалось отыскать подходящего молодого человека, который сумеет не только снять шимпанзе для Джейн, но и будет для нее прекрасным мужем!

Полное имя Гуго — Гуго Арндт Родольф, барон ван Лавик (1937 — 2002), но своим титулом он никогда не пользовался. Он родился в голландской семье в Индонезии. Как и у Джейн, его детство было омрачено войной. После гибели в 1941 отца, военного летчика, его мать с двумя детьми переехала  сначала в Австралию, потом в Англию, где Гуго получил образование, и только после войны семья обосновалась в Нидерландах. Гуго выбрал профессию фотографа потому, что с детства  хотел снимать зверей. В Африку он приехал в 1959 году и прожил там всю жизнь, до самой смерти. Встретившись с Гуго, Джейн сразу поняла, что это не просто один из многих фотографов-анималистов, а человек, который любит и глубоко понимает животных, родная душа. Молодые люди вместе работали, вместе наблюдали за шимпанзе, мокли под дождем и жарились на солнце. Между ними завязался роман, и в 1964 году они поженились в Лондоне. Медовый месяц они сократили до трех дней, потому что им срочно надо было возвращаться в Гомбе — им сообщили, что у Фло родился младенец.

Так Джейн стала баронессой. Небольшое отступление.

Почему-то в Африку после и первой, и второй мировых войн потянулись европейские аристократы.

Приехала с мужем-бароном Карен Бликсен, автор замечательной книги «Из Африки», известная нам по одноименному фильму с Мерил Стрип в главной роли. Джой Адамсон, пока не вышла замуж за простого смертного, тоже была баронессой. Защищают африканских животных Йэн Дуглас — Гамильтон и его дочь Саба, прямые потомки древнего шотландского герцогского рода. Младшая из династии Лики, Луиза, дочь Ричарда и внучка Луиса и Мэри, официально стала принцессой, выйдя  замуж за принца Эммануэля де Мерода, наследника одного из  древнейших знатных бельгийских родов. Но супруги никогда не используют свой титул. Ученый и защитник дикой природы, Эммануэль де Мерод большую часть жизни посвятил спасению горных горилл, особенно много он для них сделал во время второй гражданской войны в Демократической республике Конго (бывший Заир, 1998-2008), в ходе которой погибло около 4 млн человек. В 2008 году он был назначен директором Национального парка Вирунга. Это опасная работа, недаром семья его на всякий случай живет в Кении. В апреле 2014 года на него было совершено покушение, его тяжело ранили четырьмя пулями, но, по счастью, он выжил. Никого не поймали, неизвестно, были ли это браконьеры,   руандийские партизаны или наймиты британской  компании, которой он мешал добывать нефть в национальном парке.  Кроме руководства сплоченной командой рейнджеров парка, де Мерод занят сбором средств для охраны горилл через интернет, а также разработкой и производством биотоплива для местных жителей (то есть переработкой навоза - вполне королевское занятие!), чтобы предотвратить вырубку лесов.  Что ж, многие европейские аристократы нашли в Африке дело себе по душе — к счастью и для них, и для африканской природы.

Джейн Гудолл, Гуго ван Лавик и их сын Гуго Эрик Люис
Джейн Гудолл, Гуго ван Лавик и их сын Гуго Эрик Люис

Молодые супруги Ван Лавик продолжали жить в Гомбе, наблюдать за шимпанзе и снимать фильм. К этому времени шимпанзе настолько привыкли к лагерю исследователей, в котором всегда было изобилие бананов,  что приходили туда целыми группами и порою вели себя не лучшим образом, врываясь в палатки и устраивая хаос. К тому же за бесплатным угощением нередко приходили и павианы, и хотя за их стычками с шимпанзе наблюдать было очень интересно, порядка их вторжение не добавляло. Опасаясь, что потерявшие страх перед человеком обезьяны начнут бесчинствовать в домах местных жителей, Гуго и Джейн перенесли свои палатки в центр заповедника, подальше от людей. Там они организовали постоянный лагерь, который постепенно превратился в Центр исследования шимпанзе Гомбе-Стрим. По мере того, как  увеличивалось финансирование, рос и научно-исследовательский центр, все домики в нем были устроены так, чтобы шимпанзе не смогли в них проникнуть и ничего не сумели бы сломать. Впоследствии, 1977 году, на базе Центра Джейн  организовала институт, который так и называется — Институт Джейн Гудолл.

Джейн и Гуго могли наблюдать за шимпанзе, не выходя из палаток — те привыкли, что в лагере для них всегда накрыт стол. Однажды любопытный и необычайно храбрый детеныш даже отогнул полог палатки и посмотрел на исследователей. Впоследствии некоторые ученые упрекали Гудолл в том, что она широко использовала подкормку и обезьяны слишком близко общались с экспериментаторами, а потому этих обезьян уже нельзя считать совершенно дикими - их поведение изменилось. Например, стал бы Майк доминантом, если бы не пресловутые канистры? Но Майк, вероятнее всего, в любом бы случае стал бы вожаком, благодаря своему характеру и стремлению к лидерству. Гудолл описывает случай, который произошел вскоре после того, как Майк завоевал власть. Смещенный вожак Голиаф пытался отвоевать утерянные позиции. Однажды он вместе с дружественными самцами «зажал в угол» выскочку — впятером они загнали Майка на дерево, а сами расположились на нижних ветвях. В почти безвыходной ситуации Майк не растерялся — он прыгнул на недругов сверху, прямо в их гущу, и те в панике разбежались.

А что касается подкормки — то в Гомбе шимпанзе не испытывали недостатка в пище, в лесу всегда плодоносили те или иные деревья, на которых они кормились, так что бананы в лагере были для них еще одним «урожайным деревом», которое почему-то лежит на земле.        

В 1967 году у Джейн и Гуго родился сын, Гуго-младший, прозванный «Грабом» («Лакомкой»). Мальчик рос и воспитывался в Гомбе, в тропическом лесу, в общении с животными; родители написали о нем книгу под названием «Мальчик из буша». Джейн делила свое время между заботами о сыне, наблюдениями за шимпанзе и записью и анализом данных. Воспитывая Граба, она во многом полагалась на опыт,  полученный в наблюдениях за самками-шимпанзе, которых она считала замечательными матерями. Она восхищалась их семейными отношениями, привязанностью членов семьи друг к другу.

Джейн Гудолл и Гуго ван Лавик
Джейн Гудолл и Гуго ван Лавик

Между тем Национальное географическое общество решило, что слишком накладно постоянно держать кинооператора в Гомбе, и Гуго надо было ехать в другие места и  снимать других животных. В исследовательском центре в это время уже появились ассистенты, и Джейн с Гуго решили, чтобы не расставаться, часть своего времени проводить вместе в Гомбе, а часть — на фотосафари, оставив шимпанзе на студентов и сотрудников. В путь они двинулись втроем с девятимесячным Грабом. На просторах Серенгети Гуго снимал  шакалов, гиеновых собак и пятнистых гиен, и они вместе с Джейн вели наблюдения; многие факты жизни этих хищников ими были зарегистрированы впервые. Кроме фильмов, в  результате  этого сафари  появилась написанная ими совместно книга «Невинные убийцы».  И опять Джейн проявила себя, как непревзойденный наблюдатель. Казалось бы, разве есть на земле более отвратительная тварь, чем гиена?  Но когда мы смотрим на гиен глазами Джейн, кажется, что это весьма милые создания. Они дружат между собой, они защищают своих детенышей... Более того — они даже красивы! Вот как Джейн описывает Мисс Гиену, юную дочь одной из доминантных самок Миссис Астор: «Я дала ей это имя, подсмотрев, как она любуется своим отражением в луже. В это время ей было около года и она была необычайно хороша собой: бледно-кремовый фон ее шкурки украшали яркие черные и блестяще-медные крупные пятна. Глаза у нее так и искрились, словно горели собственным светом, а на красивой головке ловко сидели аккуратные ушки. Она выиграла бы любой конкурс красоты среди гиен — была бы вне конкуренции». И мы понимаем, что эти звери имеют такое же право на существование, как и все остальные, они неотъемлемая часть нашего общего мира.

Благодаря фильму Гуго ван Лавика «Люди леса» весь мир узнал о шимпанзе клана Казакела, о Фло, ее детях и ближайших родственниках. Гуго снимал этих шимпанзе на протяжении приблизительно двадцати лет, он запечатлел жизнь трех поколений. Продолжал он съемки в Гомбе и после того, как они с Джейн расстались — в 1974 году они развелись, но остались в дружеских отношениях. Впоследствии Гуго  получил множество наград за свои фильмы; голландский принц Бернгард, основатель Всемирного фонда охраны природы, вручил ему орден Золотого Ковчега, высшую награду за  заслуги в охране природы. В 1998 году в связи с болезнью ему пришлось оставить работу, последние годы жизни он провел в доме сына в Дар-эс-Саламе. Похоронили его в Серенгети, там, где в течение 30 лет он разбивал свой лагерь.

Джейн Гудолл.
																Фото: Jens Schlueter/AFP/Getty Images
Джейн Гудолл.
Фото: Jens Schlueter/AFP/Getty Images

К моменту развода пути Джейн и Гуго уже разошлись, тем не менее она сильно переживала и испытывала чувство вины. Ее новым избранником стал Дерек Брайссон (1923 - 1979), бывший военный летчик, директор национальных парков Танзании и единственный европеец — член Танзанийского парламента. Во время Второй мировой войны его самолет подбили над Египтом, он был тяжело ранен и частично парализован. Врачи не верили, что он когда-нибудь станет на ноги, но его упорство победило болезнь, и он смог ходить, правда, опираясь на палочку. Когда они с Джейн встретились, Дерек был женат и, в отличие от тихого развода Ван Лавиков, его расставание с супругой вылилось в большой скандал, так что его взрослый сын (кстати, морской биолог) не разговаривал с отцом чуть ли не до конца жизни. Преодолев все, в1975 году они поженились и поселились в Дар-эс-Саламе. Увы, их счастье было недолгим — Брайссон тяжело заболел и в 1979 году умер от рака. Опустошенная горем, Джейн вернулась из Англии, где прошли его последние дни, в Гомбе, и, как всегда, шимпанзе ее утешали. Впоследствии она признавалась, что именно мысль о том, что шимпанзе нуждаются в ее защите, вернула ее к жизни.

Исследования популяции шимпанзе в Гомбе, начавшиеся в 1960 году, продолжаются до сих пор — уже 55 лет!

Это самые длительные исследования поведения животных в естественной среде в истории.  Потомков первых шимпанзе, с которыми вступила в контакт Джейн, снимают и изучают  новые ученые и кинооператоры, которые когда-то приезжали сюда студентами. В Центре работает и много коренных танзанийцев. Животные в Гомбе живут на воле, а люди — за решеткой: лагерь исследователей окружен мощной стальной решеткой, за которую обезьяны и другие лесные жители не могут проникнуть, так что дети, а также съестные припасы и другое имущество находятся в полной безопасности.

Сама Джейн сейчас в Гомбе постоянно не живет, но регулярно туда приезжает, чтобы проверить, как идут дела, пообщаться с животными и набраться сил для продолжения своей деятельности. С годами она постепенно отошла от активных занятий наукой и большую часть своего времени посвящает экологическим проблемам.  У Института Джейн Гудолл имеется 19 отделений по всему миру, его филиалы существуют в семи африканских заповедниках, где живут шимпанзе, в Танзании, Уганде, Конго и Гвинее. Основная цель Института — продолжение исследований поведения шимпанзе и борьба за сохранение этих обезьян как вида, за сохранение природной среды, в которой они обитают. Институт ведет также образовательные программы для молодежи. 

Джейн Гудолл
																	Фото: Michael Neugebauer
Джейн Гудолл
Фото: Michael Neugebauer

Сама Джейн Гудолл 300 дней в году  находится  в дороге. Она читает лекции, встречается с людьми, ратуя за сохранение окружающей среды и гуманное обращение с животными. Кстати, поставить телевизоры в вольеры, где содержатся шимпанзе — это ее идея. Сейчас фильмы в благоустроенных зоопарках смотрят практически все высшие обезьяны, и не только они, и это скрашивает животным жизнь в неволе. Джейн вегетарианка и выступает против использования животных в медицинских опытах. Она считает себя не борцом, а скорее просветителем: она пытается внушить людям, что они ответственны за наш мир, за животных, которые страдают так же, как и мы. Если эволюция дала нам разум, то и ответственности у нас больше.

Заслуги  Джейн Гудолл и в сфере науки, в области защиты природы получили всемирное признание. Трудно перечислить все награды и титулы Джейн Гудолл, назовем только главные из них: кавалерственная дама Ордена Британской империи (1995 и 2004), лауреат Международной премии мира (1999), посол Мира ООН (2002). Сейчас Джейн уже за 80, но она продолжает свою деятельность, несмотря на возраст.

Джейн познала в своей  жизни  и большие удачи, и горькие утраты. Оба мужчины, которых она любила, разделяли ее ценности и были близки ей по духу. Всю жизнь она жила в гармонии с природой. И воплотила в жизнь свою мечту, что удается немногим. Не знаю, можно ли ее жизнь назвать счастливой, ведь в жизни рядом с радостью всегда соседствует и горе. Многих ей лет активной жизни!

Гудолл написала много книг, но на русский язык, к сожалению, были переведены только три, из них  две ранние, «В тени человека» (1971) и «Невинные убийцы» (1977), а также «Шимпанзе в природе: поведение (1992).


ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ

Назад: Луис и Мэри Лики и династия палеоантропологов

11 февраля - Ученые Против Мифов в Петербурге

Интересно

Вспоминает австралийский абориген: Как-то раз нам довелось принять участие в съемках телефильма об охоте на крокодилов. Мы исполняли там песни и танцы нашего племени. Самый неприятный момент при съемке был тот, когда нам пришлось ворочать и таскать дохлого крокодила, так чтобы он казался живым. Он уже четыре дня как издох, и вонь стояла ужасная!

Дик Рафси, абориген из племени лардилов.  Луна и радуга. Издательство «Наука». Москва, 1978 г.

Catalog gominid Antropogenez.RU