English Deutsch
Новости
Мир антропологии

Диана-Воительница

Фрагмент из книги:
Луис Лики и его "Ангелы"
Луис Лики и его "Ангелы"

«Ангелы Лики»... Может, это ошибка? Нет. Так называют трех женщин, которых знаменитый палеонтолог и антрополог Луис Лики послал в джунгли изучать высших человекообразных обезьян. 

Имя Дайан (Дианы) Фосси более других «ангелов Лики» знакомо широкой публике — и из-за ее мученической гибели, и из-за ее замечательной книги «Гориллы в тумане» и поставленному по ней фильму, где ее роль играла Сигурни Уивер (кстати, эта голливудская актриса так вжилась в образ своей героини, что вот уже более двадцати лет активно участвует в защите горных горилл).  Благодаря Дайан Фосси широкая публика  многое узнала о жизни этих необычных приматов. Необыкновенно ценный вклад исследовательница внесла и в науку.  Более того, Дайан начала и возглавила борьбу за спасение этих редчайших животных, и возможно, то, что они все еще живут рядом с нами, исключительно ее заслуга. Вместе с тем Дайан была личностью необыкновенно противоречивой; по словам ее биографа Дэвида Крэджайса «она была независимой и героической, но одновременно мелочной, эгоистичной и хрупкой». Характер у нее был сложный; пожалуй, основная ее черта — это необыкновенное упорство, с которым она добивалась осуществления своей мечты и стремилась к поставленной цели. Упорство, переходившее в упрямство, которое в конце концов привело ее к гибели. 

Фото: Дайан Фосси
					Автор фото: Yann Arthus-Bertrand
					Источник: https://ru.wikipedia.org/wiki/
Фото: Дайан Фосси
Автор фото: Yann Arthus-Bertrand
Источник: https://ru.wikipedia.org/wiki/

Дайан родилась в 1932 году в Калифорнии. Родители ее разошлись; детство, не слишком счастливое, она провела с матерью и строгим, холодным отчимом, поэтому, как только представилась возможность, она уехала из дома. На учебу деньги она зарабатывала сама. Сперва она хотела стать ветеринаром, но учеба в ветеринарной школе не задалась — с физикой и химией она не справилась, - и она перешла в другой колледж и закончила его по специальности трудотерапевта-реабилитолога. В отечественных источниках ее нередко называют врачом, но это не совсем верно: она получила степень бакалавра, и  ее квалификация скорее соответствовала нашей фельдшерской. Вскоре после окончания колледжа Дайан  переехала в Луисвилль, Кентукки, и устроилась на работу в больницу. Занимаясь с больными детьми, чаще всего аутичными, Дайан дослужилась до руководителя департамента  трудотерапии, тем не менее получала весьма скромную зарплату. Поэтому, чтобы осуществить свою давнюю мечту — поехать в Африку на сафари — ей пришлось не только два года копить деньги, придерживаясь режима строжайшей экономии, но и взять заем — 8 тысяч долларов.

Наконец в 1963 году ее мечта осуществилась, и она поехала в Африку на семинедельное сафари.

Она побывала в Кении, Танзании, Зимбабве (в то время Южная Родезия) и Демократической республике Конго (Заир), посетила все знаменитые заповедники и познакомилась с их дикой жизнью. Два пункта в ее планах на отпуск, оставленные напоследок, были совершенно обязательными: во-первых, побывать в ущелье Олдувай и познакомиться с доктором Лики и, во-вторых, увидеть горных горилл в их естественной среде обитания. И то и другое ей удалось, однако не совсем так, как она рассчитывала. С супругами Лики она действительно встретилась и беседовала, но на раскопках в Олдувае она упала в карьер, сломала лодыжку, и ее тут же вырвало прямо на окаменелости.  И Мэри с Луисом, и гид Дайан, «большой белый охотник» Джон Александер, с которым, кстати, она постоянно ругалась, думали, что на этом ее путешествие закончилось, но не тут-то было! Она просто не могла уехать домой, не увидав горилл, с которыми заочно познакомилась благодаря работам Джорджа Шаллера. Опираясь на палочку, Дайан взбиралась в горы Вирунга, своими глазами увидела этих животных — и влюбилась в них на всю жизнь.

Фото: Дайан Фосси
							Источник: http://www.fameimages.com/dian-fossey
Фото: Дайан Фосси
Источник: http://www.fameimages.com/dian-fossey

Но нужно было возвращаться и отрабатывать долг. Реальный шанс вернуться в Африку представился через три года, когда Луис Лики совершал лекционное турне по Соединенным Штатам и заехал в том числе и в Луисвилль. Дайан встретилась с ним, и между ними состоялся серьезный разговор. Луис предложил ей работать с горными гориллами; он уже проинтервьюировал двадцать два претендента на это место, среди которых были молодые мужчины с биологическим образованием, но выбрал именно ее. Он был убежден, что женщины — более тонкие наблюдатели, чем мужчины, они отличаются терпением и энтузиазмом. Что же касается знаний в избранной области, то их можно приобрести и  вне университетских стен — об этом говорили и опыт его жены Мэри, и блестящие результаты работы Джейн Гудолл — обе они в юности тоже не получили университетских дипломов. Ну, а возраст будущей исследовательницы — 34 года — он считал идеальным: в эти лета, по его мнению, уже приходит мудрость, но сохраняются силы и энергия молодости.

Конечно, в наше время никто бы не выбрал Фосси для работы в тех условиях, в которых ей предстояло провести многие годы.

У нее было несколько серьезных хронических болезней, в том числе эмфизема легких, которую она усугубляла постоянным курением — абсолютное противопоказание для жизни в горах. От отца, покончившего с собой в 55 лет, ей достались не слишком хорошие гены; периодически она впадала в депрессии, во время которых склонна была принимать алкоголь. Конечно, истинным алкоголиком, как впоследствии пытались доказать ее недруги, она не являлась, но что было, то было: временами она пыталась заглушить тоску при помощи спиртного. Но для Лики главное было — характер и преданность идее, и в этом он не ошибся. Но для начала Дайан надо было пройти испытание: Луис потребовал, чтобы она удалила здоровый аппендикс, потому что те места, где ей предстояло жить и работать, слишком удалены от цивилизации и медицинской помощи, и если с ней случится приступ аппендицита, ничто ее не спасет. И пока Лики выбивал для ее работы грант в Национальном Географическом обществе, она перенесла операцию, прослушала курс по приматологии и начала учить суахили. Впоследствии она писала: «В Штатах я оставила свой аппендикс и своего жениха». Она была помолвлена с Алексом, одним из двух братьев Форрестеров, которые за ней ухаживали, но бросила его ради горилл.

Наконец все было готово. Перед Рождественскими праздниками 1966 года Дайан прибыла в Найроби и вскоре, раздобыв снаряжение,  отправилась  в путь.

По дороге она заехала в Гомбе, чтобы познакомиться с Джейн Гудолл и ее методами работы с шимпанзе; со временем они подружились. Фосси основала свой лагерь там же, где вел свои наблюдения Джордж Шаллер - в Национальном парке принца Альберта, на склоне вулкана Микено. Ее проводил и помог ей устроиться фотограф дикой природы Алан Рут. Она вела наблюдения полгода, идентифицировала три семейные группы горилл, но потом в Конго вспыхнул  мятеж. Беспорядки затронули  и провинцию Киву, было убито по крайней мере восемнадцать европейцев. В июле 1967 конголезские солдаты арестовали Фосси. Две недели она находилась под стражей, но ей удалось подкупить охранников и бежать  в соседнюю Уганду, и все бы обошлось, но ей не терпелось возвратиться и продолжать наблюдения. Тут чуть ли не впервые проявилась одна из ее характерных черт — склонность к излишнему риску и недооценка опасности, ради своей цели она закрывала глаза на все угрозы.  Когда она попыталась вернуться, ее снова задержали, но на этот раз с ней обошлись гораздо хуже. Что там произошло, она впоследствии рассказывала по-разному, над ней издевались, возможно, изнасиловали. Многие ее биографы считали, что этим объясняется ее недоверие к африканцам в дальнейшем. Чудом ей удалось вырваться и добраться до Найроби. Наверное, любая другая женщина на ее месте  сдалась бы, но не такова была Дайан. Посоветовавшись с Лики, она снова направилась в горы Вирунга, на этот раз в Руанду, где в седловине между двумя вулканами основала лагерь, названный Карисоке.

Фото: Дайан Фосси
								Источник: http://www.fameimages.com/dian-fossey
Фото: Дайан Фосси
Источник: http://www.fameimages.com/dian-fossey

Горная система Вирунга - это часть Восточно-Африканского разлома. Высота самой высокой вершины, вулкана Карисимби, чуть больше 4500 м над уровнем моря; в состав горной цепи входит восемь действующих вулканов. Она расположена на стыке границ Конго, Руанды и Уганды. Это одно из двух мест на земле, где живут горные гориллы. Для их защиты бельгийским принцем Альбертом в 1925 году был основан первый  на африканском континенте биосферный заповедник— Национальный парк Альберта; в 1969 году он был разделен на Национальный парк Вулканов в Руанде и Национальный парк Вирунга в Конго. С угандийской стороны к ним примыкает национальный парк «Горы Рувинзори». Ареал горных горилл разорван; на территории Уганды они живут также в практически недоступных лесах заповедника Бвинди.

Зоологи обычно различают три подвида горилл: западная береговая или равнинная горилла, Gorilla gorilla gorilla, восточная горная горилла, G. g. beringei, и восточная равнинная горилла, Gorilla g. manyema (по последней, далеко не общепринятой классификации, в роде горилл выделяются два вида: восточная горилла и западная, и четыре их подвида).

Собственно говоря, а почему и Джордж Шаллер, и Дайан Фосси отправились изучать горилл в горы, ведь береговых, или равнинных горилл на порядок больше? Если общее число горных горилл и во времена Фосси, и в наше время не достигает и тысячи особей, то, по недавним подсчетам, западных береговых горилл осталось в природе примерно 125 000 особей (ранее считалось, что 50000). Но равнинные гориллы живут в густом экваториальном лесу, в самой чащобе переплетенных ветвей, где их трудно найти и просто невозможно за ними проследить. Леса на склонах гор намного «прозрачнее».

Если западных горилл европейцы узнали относительно давно, хотя долгое время путали их и с шимпанзе, и с орангами, то первый экземпляр восточной гориллы был добыт только в 1902 году. История их изучения начинается с 1921 года, когда в горы Вирунга прибыла экспедиция Американского музея естественной истории во главе с Карлом Экли, натуралистом, таксидермистом и художником. Добыв для музея несколько экземпляров, Экли понял, что этих приматов надо не убивать, а спасать и изучать. Это именно он уговорил принца Альберта создать здесь охраняемый резерват. Он буквально влюбился в этих добродушных гигантов, но довести свои исследования  до конца не смог: в 1926 году во время очередной экспедиции  он умер от болезни и похоронен там, где завещал, на склоне вулкана Микено, в самом, по его мнению, красивом и тихом месте на земле.

Работы Экли не повлияли на общее представление о гориллах, сложившееся под впечатлением от рассказов горе-охотников, принимавших ритуальное поведение самцов, встававших на ноги и «угрожающе» бивших себя в грудь, за нападение. Что только про них не рассказывали! Что они могут растерзать человека, что похищают и насилуют женщин, словом, Кинг Конг, да и только — экранный образ тоже сильно повредил репутации этих абсолютно мирных созданий. На самом деле они действительно в редчайших случаях кусают местных жителей — но только тех, кто от них убегает, поэтому «укушенных гориллой» здесь презирают как трусов. Спасать репутацию горилл пришлось исследователям нового поколения, Джорджу Шаллеру и Дайан Фосси.

Фото: Джордж Шаллер
									Иточник: https://en.wikipedia.org/wiki/George_Schaller
Фото: Джордж Шаллер
Иточник: https://en.wikipedia.org/wiki/George_Schaller

Шаллеру, в то время еще никому неизвестному аспиранту, было 26 лет, когда в 1959 году он вместе с женой приехал в Конго изучать горных горилл. Это впоследствии он  станет чуть ли не самым уважаемым полевым биологом в мире -  он работал со львами в Серенгети  и ягуарами в Бразилии, гонялся за  снежным леопардом в Гималаях, помогал китайцам восстанавливать численность больших панд, открыл в природе несколько видов крупных млекопитающих, как считавшихся вымершими, так и абсолютно новых. В Монголии с Шаллером, к тому времени уже «живой легендой» зоологии,  повстречались члены экспедиции  Зоомузея МГУ и  до сих пор вспоминают это памятное событие. Но началось все именно с горилл.

Шаллер не просто наблюдал за гориллами, но был первым исследователем, кто смог изучать жизнь этих великолепных животных вблизи, передвигаясь по лесу вместе с их семейными группами — гориллы быстро привыкли к его присутствию и не обращали на него внимание.

Он описал их социальную жизнь, привычки, порядок дня, изучил, как и чем они питаются, как относятся друг к другу, как воспитывают детенышей. Гориллы оказались удивительно миролюбивыми созданиями, вегетарианцами, которые живут семьями с многочисленными самками и детенышами во главе с мудрыми среброспинными самцами. «Никто, кто смотрел в глаза гориллы — умные, мягкие, ранимые — не может остаться равнодушным», писал исследователь. И он же забил тревогу — горилл с каждым годом становилось все меньше.

Джордж Шаллер считал, что  экспедиция прошла без особых трудностей и усилий, и сохранил лучшие воспоминания о симпатичных гигантах и прогулках в необыкновенно красивых горах. Дайан не так повезло: недавно образовавшиеся африканские государства сотрясали внутренние конфликты, в лесах свирепствовали браконьеры, и идиллического существования на лоне природы не предвиделось. Надо сказать, что, в отличие от Лики, американский посол в Найроби настоятельно не советовал Фосси ехать в Руанду.

Фото: Дайан Фосси
										Источник:
										http://www.fameimages.com/dian-fossey
Фото: Дайан Фосси
Источник:
http://www.fameimages.com/dian-fossey

Первые полтора года она жила в палатке, потом постепенно на базе были построены домики. Исследовательница работала день и ночь: день она проводила в поисках горилл и  в общении  с ними, а вечерами далеко за полночь писала дневник, печатая на чудом добытой машинке. Первоначально она была единственным белым человеком на многие мили вокруг, с ней было только несколько слуг-африканцев. Но общение с гориллами компенсировало все трудности и неприятности.

С животными она быстро нашла общий язык. Она даже выработала свой стиль поведения с гориллами: в их присутствии она передвигалась, как и они, на четвереньках, опираясь на руки, даже жевала те же растения, что ели они! И научилась имитировать их звуковые сигналы.

В окрестностях Карисоке обитало, по ее наблюдениям, девять семейных групп горилл, и с некоторыми она установила особо близкие отношения, могла бродить с ними чуть ли не сутками по лесу. С отдельными обезьянами она по-настоящему подружилась, например, с подростком Диджитом из группы IV, который на ее глазах вырос и превратился в доминантного самца. 

Обложка журнала "National Geografic" с Дайан Фосси
											Источник: http://www.fameimages.com/dian-fossey
Обложка журнала "National Geografic" с Дайан Фосси
Источник: http://www.fameimages.com/dian-fossey

В 1968 году Луис Лики и Национальное Географическое общество прислали в Карисоке профессионального фотографа, который до этого много работал на раскопках Ричарда Лики. Это был южноафриканец Боб Кемпбелл, мягкий, скромный, как его характеризовали, «очень англичанистый» - словом, полная противоположность неуравновешенной, всегда готовой взорваться Дайан. Боб сопровождал Дайан практически во всех ее вылазках в лес, и сначала им пришлось нелегко — Дайан восприняла его как чужака, вторгшегося на ее территорию, и от их столкновений летели искры, но вскоре эти искры превратились в нечто иное, и между молодыми людьми завязался бурный роман, хотя Боб и был женат. В январе 1970 года в журнале «National Geographic»  появилась статья Дайан «Как подружиться с горными гориллами»  с фотографиями  Боба Кемпбелла, благодаря которым Дайан стала всемирной знаменитостью, а ее любимые гориллы стали пользоваться всеобщей симпатией. Одновременно Дайан стала периодически наведываться в Англию, в Кембридж, где работала над диссертацией по зоологии; она защитила ее и получила докторскую степень в 1974 году.

Там же, в Англии, она сделала и аборт, считая, что «девушка с обложки не может быть беременной» (имелась в виду обложка «National Geographic»).

Трудно сказать, как бы сложилась ее жизнь, если бы не этот шаг... В конце концов, сын никак не помешал Джейн Гудолл в ее исследованиях, а у Бируте Галдикас даже трое детей. Боб Кемпбелл отказался бросить все, жениться на Дайан и поселиться в Вирунге — у него были обязательства перед Национальным географическим обществом и семья на родине. После разрыва с ним Дайан долго не могла прийти в себя. Впоследствии Фосси отрицала всякий  вклад Кемпбелла в ее работу; в знаменитой книге «Гориллы в тумане» она едва о нем упомянула (в фильме, в отличие от книги, Бобу отвели роль, соответствовавшую его значению в жизни героини). Надо сказать, что высокая рыжеволосая Дайан, которая на фотографиях не производит особого впечатления, в жизни очень нравилась мужчинам. Был влюблен в нее Луис Лики, что неудивительно — он во всех своих сотрудниц влюблялся, но Дайан прекратила эти отношения. Были у нее романы и впоследствии,  все как один неудачные, и Фосси страшно переживала. Были и предложения руки и сердца, но никто не желал жить с ней в Карисоке. Конечно, приятно любоваться действующим вулканом, но долго существовать на его склоне невозможно. Дайан всегда предъявляла к окружающим самые высокие требования, до которых сама не дотягивалась, и чаще всего отношения заканчивались скандалом. Ясно одно — Дайан всем сердцем любила горилл, все остальное имело второстепенное значение.

После успеха первых исследований пришли гранты, биостанция постепенно развивалась, у Дайан появились ученики и ассистенты. Некоторые из них, увы, впоследствии стали ее недругами — Дайан умела их плодить, как никто другой. С каждым годом она становилась все более одинокой, замыкалась в себе и не раз в интервью говорила, что друзей среди людей у нее нет, ее лучшие друзья — гориллы, которые гораздо лучше людей.

Кадр из фильма «Гориллы в тумане. Приключения Дайан Фосси» с Сигурни Уивер в главной роли.
												Источник: http://www.fameimages.com/dian-fossey
Кадр из фильма «Гориллы в тумане. Приключения Дайан Фосси» с Сигурни Уивер в главной роли.
Источник: http://www.fameimages.com/dian-fossey

С самых первых дней Дайан не только вела полевые исследования, но и делала все, чтобы сохранить уменьшающуюся с каждым годом популяцию горилл. В заповеднике, как в своих охотничьих угодьях, хозяйничали браконьеры. Они охотились на горилл ради мяса (коренные африканцы испокон веков употребляли в пищу человекообразных обезьян, «бушмит»), голов и рук, из которых делали сувениры для продажи европейцам. Чтобы отловить детенышей горилл для европейских зоопарков, бывало, уничтожали всю семейную группу, потому что взрослые члены семьи бросались на помощь малышу. Гориллам угрожала еще одна опасность  - территорию заповедника собирались урезать, перенести границы выше к вершинам. Дело в том, что в предгорьях выращивали пиретрум, который пользовался большим спросом в цивилизованных странах как инсектицид после того, как выяснились опасность применения препаратов типа ДДТ, и его плантации хотели расширить.

Дайан начала борьбу за сохранение заповедника в прежних границах, подняла международное общественное мнение и одержала победу.

С течением времени Дайан все меньше занималась научной работой, почти полностью переключившись на защиту  и  охрану горилл. Она постоянно требовала от руандийской администрации принятия решительных мер и сама организовала противобраконьерские патрули. Она и ее рейнджеры прочесывали лес в поисках нарушителей и уничтожали ловушки, предназначенные для антилоп, но в которые попадали и обезьяны. В этой постоянной многолетней войне Дайан нередко переступала границы дозволенного. Она собственноручно убивала коров, пасшихся на территории заповедника, и поджигала временные жилища, построенные в его границах. Пойманных браконьеров она сама нередко избивала палкой, прежде чем передать их властям. Особенная вражда существовала между нею и одним из главарей браконьеров по имени Муньяркико; однажды она  с охранниками нашла его лагерь, сожгла его вместе со всеми пожитками и взяла в заложники его четырехлетнего ребенка. После убийства ее любимца Диджита  в 1977 году (он погиб героически: на его семью наткнулись браконьеры с собаками, Диджит, выполняя сторожевые функции, вступил в неравный бой, успел перед смертью убить одну из собак и спас 13 своих сородичей, которые смогли уйти) Фосси основала фонд его имени, все средства которого шли на борьбу с браконьерами. В смерти Диджита  был повинен клан  Муньярукико, Дайан это узнала, поймав одного из его сородичей и продержав его несколько дней в связанном состоянии. На такое самоуправство руандийские власти пожаловались американскому послу, а тот, в свою очередь, поставил в известность Национальное Географическое общество, и у Дайан начались проблемы с финансированием.

Обложка книги о Дайан Фосси.
													Источник: http://www.fameimages.com/dian-fossey
Обложка книги о Дайан Фосси.
Источник: http://www.fameimages.com/dian-fossey

Надо сказать, что она настроила против себя не только браконьеров, но и всех местных жителей. В целях запугивания она устраивала «колдовские» ритуалы с использованием магических атрибутов, насылая «проклятия» на всех, кто замышляет зло в отношении горилл. Африканцы ее считали «чокнутой», да и белые тоже — весьма эксцентричной особой, если не сказать больше. Дайан обвиняли также в расизме. Защищая ее репутацию, знаменитый канадский писатель Фарли Моуэт, автор книги о Фосси «Женщина в тумане», указывает, что ее выслали из Южной Африки, заставив прервать лекционный тур, за высказывания против апартеида. Да, в теории расисткой она не была, наоборот, но практика — другое дело. И здесь против нее свидетельствуют ее собственные дневниковые записи и письма, где она называет  своего кухонного «боя» «грубым и наглым», и признается, как она ненавидит и его, и охранников парка. Кстати, к своим любимым гориллам она «черных» не подпускала — ведь браконьеры исключительно черные! Понятно, как это воспринимали африканцы.

После статей в National Geographic начался «гориллий бум», и в Парк Вулканов потянулись туристы.

Для Дайан туристы, которые «оставляют за собой мусор и болезни»,  оказались чуть ли не страшнее браконьеров. Она всячески сопротивлялась их  нашествию, переругалась по этому поводу и с руандийскими властями, кровно заинтересованными в притоке денег от туризма, и со многими членами собственной команды, которые по-другому смотрели на этот вопрос. Большой шум вызвал эпизод с немецким туристом, который чересчур приблизился к гориллам: Дайан выстрелила поверх его головы.

В 1972 году умер Луис Лики, и главой семейного  клана стал его средний сын Ричард Лики, который весьма скептически смотрел на некоторые стороны деятельности Дайан. Фонд Лики, пополнявшийся, кстати, во многом благодаря лекциям Луиса, перестал спонсировать работу в Карисоке. Обстановка накалялась, Ричард сам приезжал в Карисоке и уговаривал Дайан уехать, но она пропустила его слова мимо ушей. Американские дипломаты в Руанде настоятельно рекомендовали Фосси уехать из страны на длительный срок, в какой-то момент в дело был вынужден вмешаться даже госсекретарь США, но она упрямо стояла на своем. Даже Джейн Гудолл мягко советовала подруге наладить связи с местным населением,  Дайан же никого не слушала. При  этом она периодически выезжала в Штаты — и для лечения (от жизни во влажном горном климате у нее обострилась болезнь легких, ее мучил также радикулит), и для чтения лекций. Там же, в Америке, она закончила и издала книгу «Гориллы в тумане», которая тут же стала мировым бестселлером. Поэтому, когда и Национальное Географическое общество, и другие спонсоры отказались поддерживать работу Фосси, она смогла сама финансировать свои проекты — она продала права за экранизацию книги за миллион долларов, к тому же существовал и фонд Диджита.

Фото: Дайан Фосси
														Источник: http://www.fameimages.com/dian-fossey
Фото: Дайан Фосси
Источник: http://www.fameimages.com/dian-fossey

Никаким предупреждениям Дайан не внимала, наоборот, возмущалась теми, кто предупреждал ее об опасности и пытался ей втолковать, что убийство столь дорогого ее сердцу Диджита и других горилл— это месть и за похищение ребенка, и за сомнительные методы борьбы за спасение горилл. Казалось все, кроме нее самой, понимали что дело идет о ее жизни. Когда произошла трагедия, кто-то был опечален и шокирован, кто-то — страшно сказать — даже обрадован, но никто удивлен не был.

Ее зарубили во сне в ее собственной хижине, ее собственным мачете. Ей было 53 года, 18 из них она провела с гориллами. Некоторые сотрудники Карисоке  считали,  что она погибла не потому, что защищала горилл, а потому, что вела себя, как Дайан Фосси.

Ее ученица Келли Стюарт заявила: «Она чувствовала себя воином, который сражается чуть ли не со всем миром. Это был прекрасный конец. Она получила то, что хотела».

Тайна ее гибели так и осталась неразгаданной. Кто стоял за убийством — браконьеры ли, коррумпированные ли чиновники, наживавшиеся на нелегальной торговле детенышами горилл, или руандийские власти, которым она мешала развивать туризм? Не нашли даже непосредственных исполнителей. Сначала была арестована вся прислуга Дайан, но потом почти всех выпустили, обвинение было предъявлено только двоим: американскому студенту, которого удалось освободить благодаря энергичным действиям дипломатов, и уволенному Дайан гиду, который, просидев в заключении девять месяцев, покончил с собой. Это загадочное преступление не давало покоя многим журналистам, которые так или иначе пытались предпринять собственное расследование. Международное сообщество в конце концов пришло к выводу, что заказчиком преступления был близкий родственник президента Руанды Протаис Зигираньиразо, или мистер Z,  могущественный префект провинции Рухенгери, в которую входит Парк Вулканов — у него были личные интересы в туристическом бизнесе. Увы, мистер  Z так и не ответил за это конкретное убийство  - в 2001 году он был арестован как один из вдохновителей геноцида тутси в 1994, во время которого было убито около миллиона человек. Но справедливость так и не восторжествовала — он был приговорен к 20 годам тюрьмы, но выпущен на свободу в 2009 году якобы за «недоказанностью» обвинения.

Фото: Дайан Фосси
															Источник: http://www.fameimages.com/dian-fossey
Фото: Дайан Фосси
Источник: http://www.fameimages.com/dian-fossey

Дайан Фосси была погребена в Карисоке, рядом с могилой своего любимца Диджита, на кладбище, где она хоронила горилл, погибших от рук браконьеров. После ее смерти Карисоке управляли ее ученики вплоть до 1994 года, когда Руанда была ввергнута в пучину гражданской войны (1994-1997 г.г. ) Парк наводнили беженцы, вырубавшие лес и убивавшие для пропитания диких животных, периодически сюда заглядывали вооруженные отряды.  Биостанция Карисоке была полностью разорена, хижина, в которой жила Дайан,  сожжена. За время войны погибли 12 сотрудников биостанции и 44 охранника парка,  все оставшиеся в живых были ограблены. Тем не менее почти все оставались на своих местах и выполняли свою работу, несмотря на смертельную опасность. Самое удивительное, что фауна Парка Вулканов практически не пострадала, некоторые виды даже размножились. Пережили войну и гориллы и даже немного увеличились в числе - если в 1989 году их было 320, то в 2003 —  уже 380. Конечно, критически мало, но прогресс все-таки есть.

Биостанция Карисоке возобновила свою работу, продолжаются многолетние исследования горилл.

Сотрудники Карисоке и Фонда Дайан Фосси (ранее Фонд Диджита) занимаются просвещением местного населения, особенно молодежи. Были проведены специальные исследования влияния экотуризма на жизнь горилл и выяснилось, что его отрицательные последствия незначительны. Сейчас туристы, которые посещают горы Вирунга и знакомятся с гориллами из нескольких избранных семейств, приносят Руанде немалую часть национального дохода. Так как государству это выгодно, то границы Национального парка Вулканов строго охраняются. Горные гориллы стали национальным достоянием этой бедной страны, и отношение к ним соответствующее. Интересно, что бы думала по этому поводу Дайан, без которой этих приматов вообще могло не остаться на земле?

Назад: Джейн в лесах

Интересно

В сухой период пожары на австралийском Севере случаются чуть ли не каждый день, ведь все вокруг сухое, как трут, от малейшей искры разгорается огонь; мгновенно охватывающий обширные площади в несколь­ко сот километров. Для этого не нужно горящей спички или окурка сигареты. Достаточно осколка пивной бутылки, фокуси­рующего солнечный свет. Огонь быстро распространяется, тем более что некоторые эвкалипты сбрасывают старую кору, кото­рая легко воспламеняется. 

Catalog gominid Antropogenez.RU