English Deutsch
Новости
Мир антропологии

Ангел, которого не было: история исследований бонобо

Отправив трех женщин-исследовательниц, Джейн Гудолл, Дайан Фосси и Бируту Галдикас, изучать соответственно шимпанзе, горилл и орангутанов, Луис Лики не собирался на этом останавливаться — ведь оставались еще бонобо. И он уже нашел наблюдателя, вернее, наблюдательницу, которая должна была выполнять эту работу — Тони Джекмэн. Но неожиданная смерть Лики в 1972 году прервала приготовления; никто, кроме него, не мог обеспечить необходимое финансирование, к тому же его наследникам — антропологам  не слишком нравилась эта идея — у них и так было много хлопот с Фосси, конфликтовавшей со всеми.  Поэтому изучать бонобо в их естественной среде обитания пришлось совсем другим ученым. Огромная заслуга в этом деле принадлежит профессору киотского университета Такаеши Кано и его сподвижникам, японским исследователям. Это произошло немного позже и с перерывами на войны.

Источник: http://www.pbs.org/
Источник: http://www.pbs.org/
Фото: общение бонобо.
							Источник: http://www.lolayabonobo.org/
Фото: общение бонобо.
Источник: http://www.lolayabonobo.org/

Бонобо — это парадоксальный примат; вернее, таким он кажется в глазах людей, и вокруг него сложилось множество легенд и мифов. Ну хотя бы взять историю открытия бонобо. Есть очень романтическая история о том, что их открыли... в Мюнхенском зоопарке Хеллабрунн, где во время налётов американской авиации в 1944 году погибло много человекообразных обезьян. Бедные животные умерли не от ран и контузий, а от страха. Адский грохот артиллерии, взрывающихся бомб и обвалов привёл их в неописуемый ужас. В панике метались они по клеткам, оглашая опустевший парк истошными криками. Научные работники зоопарка, подсчитывая наутро свои потери, обнаружили, что все погибшие обезьяны в вольере, где жили шимпанзе, отличались хрупким телосложением, при жизни это были пугливые создания, сторонившиеся своих более крупных сородичей. Непонятно, как раньше ученые не поняли, что это совсем другие, отличные от шимпанзе антропоиды, а считали их всего лишь мелким подвидом! Зато служители прекрасно знали, что мелкие и крупные шимпанзе не понимают друг друга, они как бы разговаривают на разных языках. По их словам, мелкие шимпанзе очень подвижны, дружелюбны и общительны.

Они постоянно «болтают» друг с другом, сопровождая «речь» оживленной жестикуляцией.

Крупные же шимпанзе угрюмы и нелюдимы, голос у них глухой, звуки они издают другие. В ярости они пронзительно кричат. Бросаясь друг на друга, они кусаются и царапаются, в отличие от миролюбивых мелких, которые в редких стычках «боксируют» пятками ног.

Так гласит легенда. До сих пор до меня, с моим биологическим образованием, не доходит, как можно было спутать животных этих двух видов и посадить их вместе как соплеменников! Внешне бонобо сильно отличаются от шимпанзе, взять хотя бы лицо: в отличие от всех обезьян, у них, как и у нас, красные губы, которые контрастируют с черной физиономией — кожа у бонобо не сероватая, как у шимпанзе, а черная. Волосы на голове разделяет элегантный проборчик. Лицо выдается вперед не сильно, как у детенышей (что является одним из признаков неотении), лоб слегка выпуклый, надбровные дуги не слишком развиты. Череп округлый, без гребней, уши небольшие. В отличие от коренастых шимпанзе, бонобо обладают изящным, грацильным сложением, у них узкие плечи, а передвигаются они по земле, практически не сгибая колен — из современных приматов так делают только они и мы. Могут они и ходить на двух ногах, хотя обычно все-таки опираются о землю руками. И, кстати, прилагательное «карликовые» совершенно не отражает реальность: бонобо вовсе не мелкие обезьяны, по росту они практически не уступают обычным шимпанзе, ноги у них относительно длиннее (и более мускулистые), а весят они меньше из-за более тонкого тела. Местные жители прекрасно различают этих человекообразных обезьян, название «бонобо» пришло из языка одного из конголезских племен. Между прочим, и те, и другие в условиях неволи отличаются бОльшими размерами, чем в природе, и живут намного дольше (бонобо в джунглях доживают до сорока лет, а в зоопарках и других подобных заведениях — до шестидесяти).

На фото шимпанзе и бонобо
								Источник: kibalechimpanzees.wordpress.com и bonobo.org
На фото шимпанзе и бонобо
Источник: kibalechimpanzees.wordpress.com и bonobo.org

На самом деле бонобо были открыты не в зоопарке, а в музее, и произошло это задолго до второй мировой войны, а точнее, в 1929 году. Немецкий анатом Эрнст Шварц, работая в бельгийском колониальном музее, исследовал коллекции обезьян, собранных в Конго. Среди экспонатов, принадлежавших, согласно музейным каталогам, различным разновидностям шимпанзе, он обнаружил много очень хрупких и мелких костей. Шварц решил, что имеет дело с карликовым подвидом шимпанзе, и назвал его Pan satyrus paniscus. Американский ученый Гарольд Кулидж, подробно описавший бонобо в 1933 году, до конца жизни оспаривал приоритет Шварца — якобы он первым обнаружил эти кости в Бельгии, но обстоятельства помешали ему сразу же ими заняться. Позднее несколько бонобо были привезены живыми в Европу и Америку, и с ними ознакомились другие учёные. Некоторые исследователи предлагали выделить карликового шимпанзе в отдельный вид и даже род, другие считали его просто подвидом обычного шимпанзе. Сейчас общепризнанно, что бонобо, Pan panisсus – это самостоятельный вид рода шимпанзе.

В популярной литературе часто упоминается, что бонобо — наиболее близкий к нам из ныне живущих приматов, но так ли это?

Когда-то - а если точнее, то около 10 миллионов лет назад - наш общий предок жил в восточной Африке. Ученые дали ему имя накалипитек. От него — или от кого-то очень на него похожего - и произошли африканские человекообразные обезьяны и человек. Ветвь, ведущая к гориллам, этим гигантским вегетарианцам, отделилась от общего ствола раньше, чуть позже — 6-8 миллионов лет назад - от накалипитека произошли шимпанзе и те гоминиды, от которых ведем начало и мы (сахелантропы, от которых произошли оррорины, от них — ардипитеки, затем автралопитеки и так далее). Шимпанзе разделились на два вида, по разным данным, от 1 до 2,5 миллионов лет назад, а судя по сравнительному анализу ДНК, менее миллиона лет назад. Их общий ареал разорвала река Конго, в очередной раз изменившая свое течение, и обезьяны никак не могли преодолеть это препятствие. Те антропоиды, которые эволюционировали в обыкновенных шимпанзе, остались на северном, правом берегу, а предки бонобо — на южном, левом. Так что мы одинаково родственны и тем и другим, но анатомически бонобо, возможно, более близок к нашему общему предку. Однако Такаеши Кано считает, что череп бонобо ближе к черепу австралопитека, чем к черепу обычного шимпанзе. Возможно, тут дело в скорости эволюции — обычные шимпанзе быстрее эволюционировали в сторону мощи и массивности.

Так почему же бонобо меньше изменились по сравнению с шимпанзе? Вероятно, потому что им не надо было меняться — они попали в обезьяний рай. Они живут в густом тропическом дождевом лесу бассейна Конго, где мало естественных врагов, много пищи и нет конкурентов. До появления в этих местах человека опасность представляли разве что леопарды, но те всегда могут найти более легкую добычу. Именно «райскими» условиями жизни можно объяснить и особенности поведения бонобо, которые резко отличают их от шимпанзе. Сейчас ареал карликовых шимпанзе простирается исключительно на территории Демократической Республики Конго (ранее Заир). Увы, бывший рай стал адом. Конго — одна из беднейших стран мира, вторая с конца по среднему доходу на душу населения, несмотря на богатейшие запасы полезных ископаемых, в том числе алмазов, золота и нефти. Голодающие местные жители охотно питаются так называемым «бушмитом» - мясом человекообразных обезьян. На бонобо здесь  охотятся, особенно плохо им пришлось во время бушевавших в Конго войн, но и до этого было несладко. 

Фото: Такаеши Кано
									Источник: natgeocreative.com
Фото: Такаеши Кано
Источник: natgeocreative.com

Такаеши Кано начал полевые исследования бонобо в 1973 году. Киотская школа приматологии хорошо известна в научном мире, все началось с длительных многолетних исследований «снежных обезьян» - японских макак. Кано приехал в Африку как ассистент известного приматолога профессора Нишиды, изучавшего шимпанзе. Решив заняться изучением бонобо, Кано стал искать место, где можно устроить лагерь. Он объездил всю территорию, на которой обитают бонобо, на джипе и на лодке, проехал 2000 км на велосипеде по джунглям. Наконец Кано нашел деревню, жители которой никогда не убивают бонобо. Это была деревня Уамба (Вамба). Там живут монганду (бонганду), которые считают себя близкими родственниками бонобо. 

Кано даже перевел несколько их сказаний (я читала их на английском). Вот одна из этих легенд. Когда-то бонобо и люди вместе жили в деревне, все были нагими и счастливыми. Но однажды, когда бонобо находился в лесу, пальма рафия подарила людям ткань, и все они оделись (волокна рафии и сейчас используются некоторыми народностями Конго для изготовления национальных костюмов). Когда бонобо вернулся, выяснилось, что для него материи не хватило; он обиделся и ушел обратно в лес, заявив, что тогда он будет ходить голым, как животные.

В 1973 году Кано основал лагерь Уамба, который существует до сих пор.

Теперь это центральная база заповедника Уамба Лоу Резерв. В лесу Уамба на площади 150 км обитают несколько семей бонобо. В 1974 году Кано и его ассистент Суехиса Курода идентифицировали в окрестностях Уамба три группы шимпанзе, с одной из которых они сумели «подружиться» с помощью сахарного тростника (это испытанный прием японских приматологов — рядом с лагерем они высаживают сахарный тростник, как бы приглашая обезьян на пир). Исследователи в течение года входили к бонобо в доверие, после чего смогли наблюдать за повседневной жизнью группы и ее общением с другими соплеменниками. Практически одновременно с японскими учеными наблюдения над бонобо в лесу Ломако начали супруги Алисон и Ноэль Бадриан, но их работа была кратковременной (сейчас лес Ломако объявлен заповедным и там действует исследовательская станция). Бонобо достаточно робки и опасаются незнакомцев, и наблюдать за ними в густых дебрях дождевого леса очень трудно.

В лагере Уамба работа исследователей - впоследствии к Кано и Куроде присоединились другие японские ученые - продолжалась постоянно вплоть до первой конголезской гражданской войны (1996-1997). Биостанция была разрушена мародерами в 1996 году. Однако во время второй конголезской войны (1998-2002, ее еще называют Великой африканской войной — на территории Демократической республики Конго воевали девять государств, потери составили 5,5 миллиона человек) сражений в этой местности не было. Это не значит, однако, что бонобо были в безопасности — лес наводнили беженцы, повстанцы разных мастей и солдаты, и все они убивали бонобо. Да что бонобо! Эти отморозки, солдаты, превратившиеся в бандитов, охотились на пигмеев и ели их... К тому же среди некоторых бандитов был распространен ритуальный каннибализм — у живых людей отрезали части тела и их съедали, то же касалось и бонобо — и сейчас в приюте под Киншасой живет бонобо без пальцев...

Источник: http://www.pbs.org/
Источник: http://www.pbs.org/

В результате войны был свергнут диктатор Мобуту, но до мира и процветания еще очень и очень далеко. В стране то и дело происходят восстания, свирепствуют браконьеры, которые стреляют не только в животных, но и в тех, кто их защищает. Тем не менее ученые вернулись и возобновили свои исследования. Популяция бонобо значительно уменьшилась, в некоторых местах своего прежнего ареала они вообще исчезли. В Уамбе они пострадали не так сильно, как можно было опасаться. Например, по данным Такеши Фуруичи, в 2003 году семья Е-1 насчитывала от 12 до 16 особей, в том числе и детенышей, в то время как в 1997 году в группе было 19 членов. Они по-прежнему подпускали к себе исследователей совсем близко. Сейчас численность всей дикой популяции бонобо оценивается примерно в 30-50 тысяч особей.

Большая популяция бонобо живет в одном из самых больших в мире национальных парков — Салонга (Саланга), площадью 3600 квадратных километров, расположенном в девственном дождевом тропическом лесу на севере Конго. Парк был основан в 1956 году под другим названием, в 1970 году его границы были расширены, а в 1984 году он был включен в список Всемирного наследия Юнеско. Парк организован по принципу американских национальных парков, то есть то немногочисленное население, которое проживало на территории Салонга, было выселено за его пределы.

В парке остались только деревни льелима, которые отказались покидать землю предков.

Это воинственные люди, которые не признают правил парка, продолжают охотиться на зверей и продавать свою добычу, но одно хорошо: они никогда не убивают бонобо — это табу — и помогают рейнджерам их охранять. Борьба с браконьерами — основная задача всех международных организаций и фондов, имеющих дело с бонобо. Дело дошло до того, что шведский ученый Йонас Эрикссон из Института Макса Планка организовал из оставшихся в живых охранников парка Салонга и местных жителей вооруженные рейнджерские патрули и часть своего времени посвящает не исследованиям, а охране объекта своих исследований. У Эрикссона есть преимущество перед другими биологами: сын миссионера, он вырос на этой земле, хорошо знаком и с лесом и его обитателями, и с местными племенами, знает и уважает их культуру и говорит на их языках. Без установления контактов с аборигенами невозможно проведение исследований в подобных диких уголках планеты — недаром Такаеши Кано выучил язык монганду!

Рядом с Киншасой, в огромном роскошном имении бывшего кровавого диктатора Мобуту, расположилось заведение под названием Lola ya bonobo, Лола йа бонобо, в переводе — рай для бонобо. Должно же и от злодея остаться что-то хорошее — в данном случае это 75 акров тропического леса. Это приют для бонобо, куда привозят отобранных у браконьеров осиротевших детенышей. Местные «нянюшки» - их тут называют Маман - заменяют малышам мать, выкармливают их и воспитывают. Когда юные бонобо подрастают, их знакомят с компанией сверстников, потом они переходят в группу взрослых, которые живут практически на воле, люди их только подкармливают. Эти бонобо организовали группы, подобные тем, что существуют в естественных условиях. Их готовят к выпуску на волю. Сейчас здесь живет около 60 спасенных людьми обезьян. Приют организовала Клодин Андре еще в 1994 году; во время конголезских войн она не покинула страну, как другие европейцы, из-за своих питомцев. Дом Клодин был разграблен мародерами, которые вынесли все, вплоть до медной проволоки с забора, но ее и ее семью не тронули, как и ее сирот, которые, по счастью, в это время находились в саду американской школы. В 2003 году приют переехал в поместье Лола йа бонобо, и здесь, как и в заповедниках, тоже постоянно работают ученые.

Самая важная информация о жизни бонобо в естественных условиях была собрана учеными киотской школы. Впрочем, основные положения их социальных отношений хорошо известны широкой публике: в любой популярной статье про бонобо можно прочитать, что у них распространён матриархат, они миролюбивы и недоразумения разрешают с помощью секса, которым занимаются постоянно, причем все со всеми, невзирая на пол и возраст. 

На фото Йонас Эрикссон
											Источник: статья в Nature
На фото Йонас Эрикссон
Источник: статья в Nature

Таким образом, образ жизни бонобо кажется идеальным двум совершенно различным социальным группам Homo sapiens: феминисткам и сторонникам свободной любви. Феминистки ухватились за тезис о том, что там, где правят особи женского пола, не бывает войн и все конфликты разрешаются мирно. И действительно, в отличие от шимпанзе, среди бонобо редки убийства и вообще серьезные драки. Одно из немногочисленных проявлений агрессии в естественных условиях, которое привело к насилию, наблюдали в 1998 году в парке Салонга: почти все самки группы набросились на самца, который обидел детеныша, и сильно его избили, после чего тот исчез. В Лола йа бонобо был схожий случай: пятеро самок «проучили» самца, который отличался излишне агрессивным поведением и нападал без причины на их любимого самца; такие эпизоды встречались и в некоторых зоопарках.

При этом самки в группе держатся вместе, друг за друга, хотя не связаны кровными узами: бонобо, как и шимпанзе, патрилокальны, то есть во избежание кровосмешения самцы остаются в тех группах, где они родились, а молодые самки уходят и присоединяются к другому сообществу.

Патрилокальность была установлена наблюдениями Кано с коллегами, а подтвердили ее с помощью анализа ДНК Йонас Эрикссон и Готфрид Хоманн, которые объехали на велосипедах практически весь ареал бонобо, собирая их фекалии.

Самцы бонобо — настоящие маменькины сынки, их связь с матерью длится чуть ли не всю жизнь, а статус в группе зависит от статуса родительницы. Сейчас при перемещении бонобо из одного зоопарка в другой сына переселяют обязательно вместе с матерью, иначе самец в новой компании может стать изгоем. Юные самки более самостоятельны; перейдя в чужую группу, они стараются подружиться с одной из главных самок и под ее опекой постепенно становятся полноправными членами семейства. Как и у шимпанзе, группы не слишком постоянны, происходит миграция отдельных особей между сообществами. Группы по 10-20 членов днем самостоятельно бродят по лесу в поисках пищи, а на ночлег несколько групп, бывает, объединяются — до 100 особей могут устраивать гнезда на соседних деревьях. Доминирование самок у бонобо резко отличается от доминирования самцов у шимпанзе. Самки бонобо не подавляют самцов, в основном доминирование проявляется в отношении пищи — самки всегда едят в первую очередь, у самцов даже «и мысли не появляется» этот порядок нарушить, самая вкусная еда почти всегда достается исключительно самкам. Самки часто игнорируют самцов, которые выпрашивают у них еду. И среди бонобо встречаются «железные леди», которые держат своих подчиненных хоть и не в страхе, но в напряжении. За самцами, которые намного крупнее, остаются типично «мужские» функции — лидерство при выборе направления движения группы, нахождение кормовых площадок и т.п.

Исследователей поражают чисто сестринские отношения неродственных самок в группе, которые помогают друг другу, утешают при необходимости, стараются держаться вместе — словом, дружат. Впрочем, еще Конрад Лоренц писал, что личность появляется там, где появляется личная дружба, а бонобо, несомненно, личности.

Детеныши бонобо развиваются медленно. Период детства очень длителен, бонобо становятся половозрелыми примерно в тринадцать лет. В экспериментальных исследованиях установлено, что бонобо только в шесть лет справляются с задачами, которые детеныши шимпанзе решают уже в три года. Юные бонобо много играют, и игривость долго сохраняется и у взрослых животных.

Бонобо всеядны, питаются в основном тропическими фруктами, которыми изобилуют их места обитания.

При этом, как выяснилось, эти обезьяны играют важную роль в поддержании экосистемы, распространяя семена растений вместе с экскрементами. Употребляют в пищу они также листья, мед, беспозвоночных, охотятся на белок, дукеров и других небольших зверьков. Мелких обезьян бонобо обычно не убивают, хотя иногда с ними играют, но была обнаружена одна группа, которая не пренебрегала обезьяньим мясом. Пищей бонобо часто делятся друг с другом. Юные шимпанзе охотно делятся едой, но когда они вырастают, это альтруистическое поведение угасает, у бонобо же оно остается на всю жизнь. Карликовые шимпанзе поглощают пищу не спеша, все время «переговариваясь» друг с другом. Общаются они не только звуками, но и жестами.

Бонобо обычно праворуки. У них богатая мимика: могут улыбаться смеяться, горевать, при этом люди обычно хорошо понимают выражение бонобьих лиц.

Фото с сайта Внессы Вудс
												http://www.bonobohandshake.com/?page_id=3
Фото с сайта Внессы Вудс
http://www.bonobohandshake.com/?page_id=3

При возникновении конфликтов бонобо практически сразу же мирятся, занимаясь сексом. «Make love not war» - это про них. Ученые не раз наблюдали, что когда встречаются разные группы, на смену первоначальному напряжению быстро приходит всеобщая оргия, в которой участвуют и «свои», и «чужие». Надо сказать, что о необычном половом поведении бонобо было известно давно, но это как бы проходило мимо внимания широкой публики. Вообще бонобо — ну, подумаешь, какие-то шимпанзе-карлики! — почему-то оказались на задворках человеческого знания до тех пор, пока знаменитый антрополог Франс де Вааль не выпустил книгу под говорящим названием «Бонобо: забытый примат» (1997) (Де Вааль изучал бонобо в разных зоопарках, больше всего — в Сан-Диего). Так вот, еще в 1954 году немецкие приматологи Эдуард Трац и Хайнц Хек, наблюдавшие этих антропоидов в зоопарке, описали сексуальные обычаи бонобо; похоже, учёные сами стеснялись своих наблюдений, поэтому замаскировали их латинской терминологией. Только сексуальная революция позволила в 70-ых годах по-настоящему изучить «их нравы».

Сексуальное поведение бонобо — настоящая камасутра.

Никакого прямого отношения к размножению оно не имеет. Это и совокупления в различных позах, в том числе в позе миссионера, которую ранее считали исключительно человеческой особенностью, и разнообразный петтинг, и оральный секс, и французские поцелуи... В сексуальные отношения вступают самцы, самки и детеныши без различия пола и возраста, за одним исключением. Матери и сыновья сексом друг с другом не занимаются, это табу. Особенно часто трутся друг о друга гениталиями самки, считается, что таким образом они скрепляют свои отношения. В дикой природе сексуальная активность бонобо значительно меньше, чем в зоопарках — надо ведь когда-то и еду добывать.

Ванесса Вудс, работавшая в приюте Ло йо Бонобо, описала в своей книге «Рукопожатие бонобо» забавный случай — как малыш бонобо не желал успокоиться, пока она не погладит его пенис, который он просунул через решетку клетки. В конце концов ей пришлось сдаться, хотя чувствовала она при этом себя ужасно. Потом выяснилось, что бонобо требуют от экспериментатора, чтобы он «поздоровался» с ними по их обычаю — увы, человеку, воспитанному в понятиях христианской морали, делать это весьма неловко, если не сказать больше.

Не раз встречала в литературе утверждение, что секс у бонобо потерял свой «сакральный характер», это для них обыденность, все равно что руку пожать. Не знаю, не знаю, я что-то не слыхала, чтобы рукопожатие приводило к оргазму. А бонобо сексом наслаждаются, секс у них весьма жаркий, с криками и воплями, и анатомия с физиологией у них соответствующая. У самок клитор просто огромных размеров, у самцов пенис хоть и тонкий, но длинный.

В общем, бонобо умеют наслаждаться и сексом, и жизнью вообще.

Как-то раз известный чешский приматолог Марина Ванчатова в ответ на вопрос - «Употребляют ли бонобо орудия?» - ответила: «Что такое бонобо? Секс, и только!». Но она была не права. Известно достаточно много случаев использования бонобо орудий в неволе, один из них — приготовление губки из листьев, чтобы «потереть себе спинку» - бонобо любят воду, в отличие от шимпанзе, хотя плавать не умеют.

Почему бонобо в природе не изготавливают и не употребляют орудия? Кано и Курода в один голос отвечают: «Потому что им это не нужно!» В экспериментальных условиях, когда люди прячут еду так, что ее голыми руками не достать, бонобо справлялись с этой задачей, используя палки и другие приспособления. Причем в зоопарке, где еды вдосталь и ее можно получить безо всяких усилий, бонобо потребовалось на это больше времени, чем в одном американском сафари-парке, где обезьяны живут если не на воле, то в очень сходных условиях.

В отличие от шимпанзе, у которых детеныши с самых ранних пор играют разными палочками и манипулируют ими, у бонобо такого обычая нет. Так что при необходимости им надо учиться использовать орудия с «чистого листа». И учатся! Если у них есть мотивация. Конечно, тут нужно вспомнить знаменитого бонобо Канзи, который не только может использовать орудия, но и их изготавливать. Канзи, который любит омлет, может сам разжечь огонь и приготовить себе яичницу. Специалист по палеолиту обучал Канзи изготовлять каменные орудия, и кое-что ему удалось, но, увы, его каменные отщепы далеки от олдувайских (что бы там не писали об этом популярные издания). Руки Канзи — руки бонобо - не приспособлены для такой работы.

Канзи — абсолютный гений среди бонобо. Бывают такие братья наши меньшие, которые делают для науки больше, чем целые институты. Таков был попугай жако по имени Алекс исследовательницы Ирен Пепперберг. У знаменитого приматолога Роберта Йеркса был Принц Чим, которого тогда считали шимпанзе, но на самом деле он был бонобо. Вот что о нем писал Йеркс: «Я никогда не встречал животного, равного Чиму по физическому совершенству, живости, приспособляемости и приятности характера».

Вот к такой когорте относится и Канзи. Канзи родился в полевом приматологическом центре Йеркса под Атлантой и вскоре после рождения был похищен у матери и усыновлен доминантной самкой Мататой. Вместе с Мататой его перевели в Центр исследований языка университета штата Джорджия. Там еще детенышем он присутствовал на уроках обучения Мататы языку йеркишу; Матата, по понятиям бонобо, оказалась редкостной дурой, зато Канзи играючи стал выполнять задания, с которыми она не могла справиться, и очень многому научился, просто наблюдая за процессом обучения. По утверждению доктора Сью Сэвидж-Рамбо, которая с ним работала, Канзи может общаться с людьми с помощью 350 символов-лексиграмм и понимает несколько сотен английских слов. После просмотра фильма с говорящей гориллой Коко он также освоил, к удивлению экспериментаторов, несколько слов-жестов из амслена — американского языка глухонемых. В 2005 году Канзи с матерью и сводной сестрой Панабишей перевезли в  научно-исследовательский центр «Фонд больших обезьян» («Great Ape Trust», новое название «Ape Cognition and Conservation Initiative”) в городе Де-Мойн (штат Айова), где он живет и поныне. Канзи является альфа-самцом в местном сообществе бонобо, унаследовав статус от своей доминантной матери. Сейчас ему 36 лет, и знаменитый бонобо выглядит, по словам одного журналиста, «как стареющий патриарх»: слегка полысел и обзавелся брюшком.

Впрочем, мы отвлеклись от своей темы — изучения бонобо в естественных условиях. Тем, кто хочет больше узнать об интеллектуальных антропоидах и других экспериментах с Канзи и его товарищами по лаборатории, я рекомендую прочесть книгу З.А.Зориной и А.А.Смирновой «О чем рассказали говорящие обезьяны». А как же оценивают интеллект бонобо те, кто наблюдал за ними в природе? Кано и Курода утверждают, что бонобо умнее шимпанзе!

Интеллект бонобо проявляется вовсе не в орудийной деятельности.

Их когнитивные способности ярче всего видны в социальном поведении. При необходимости бонобо могут действовать сообща, например, добывая пищу на охоте. Бонобо очень тонко разбираются в том, кто из группы в каком настроении, и строят свои действия соответствующим образом. Они прекрасно умеют обманывать и манипулировать — макиавеллизм им свойственен так же, как и обычным шимпанзе. В то же время они проявляют доброту, умеют утешать своих товарищей, и альтруистические поступки в их среде нередки. Правда, чаще альтруистическое поведение проявляется в зоопарках, но ведь там бонобо находятся под практически постоянным наблюдением.

В неволе бонобо прекрасно чувствуют настроение людей и манипулируют ими. Они узнают себя в зеркале, то есть у них присутствует самосознание, они отделяют себя от окружающего мира. Эмоции у них ярко выражены, они умеют радоваться, улыбаться, смеяться, горевать. Пожалуй, в их случае можно говорить об эмпатии - бонобо могут поставить себя на место другого. Восемьдесят лет назад Роберт Йеркс писал о Принце Чиме: «Если бы я рассказал о его альтруистическом и сочувственном отношении к Панзи (его больная подружка — шимпанзе), то меня бы обвинили в идеализации высших приматов».

В природе была отмечена одна интересная особенность социального поведения бонобо. Они строят гнезда не только для ночного сна, но и для дневного отдыха, и просто так.

Гнездо — это личная собственность, посторонним туда вход воспрещен.

Даже малыши сидят на краю гнезда, ожидая, пока мама не пригласит их к себе. Благодаря этому самки легко заставляют подросших детенышей лет в шесть-семь строить себе отдельные гнезда, просто не разрешая делить свое. Если бонобо решил уединиться в гнезде, его там никто не побеспокоит. Например, можно уклониться от неприятной разборки с соплеменником — стоит забраться на дерево и обломать две-три веточки, и ты уже «в гнезде». Сидя в гнезде, можно наслаждаться вкусной пищей, и никто не будет ее у тебя выпрашивать или отбирать. Интересно, что в неволе у некоторых шимпанзе тоже иногда проявлялось стремление к уединению (Уошо, Вики). Не говоря уже о человеке...

На фото: Купающийся бонобо.
													Источник: http://www.bonobohandshake.com/
На фото: Купающийся бонобо.
Источник: http://www.bonobohandshake.com/

Люди, мало знакомые с биологией, могут считать, что жизнь бонобо — это тот самый Золотой век человечества, о котором ностальгически писали французские просветители, потерянный рай. Американский сексолог Сьюзан Блок ведет тренинг «Путь бонобо», основная ее идея состоит в том, что «этический гедонизм» — это прекрасно, в сексе можно все, если это никому не причиняет вреда. Еще несколько лет назад был моден «стиль жизни бонобо» - молодые люди собирались в коммуны, где процветала свободная любовь. Ну и наркотики, о которых настоящие бонобо не имеют понятия. Особенно полюбили современные хиппи пляжи Северного Гоа, к ужасу индийских властей. Но де Вааль напоминает, что люди стали людьми, поставив под контроль сексуальное поведение: «наш успех как вида тесно связан с отказом от стиля жизни бонобо и с более жёстким контролем над собственными сексуальными проявлениями», без чего невозможно создание парной семьи и тесной кооперации в ней. 

«Жизнь бонобо наполнена стрессами гораздо сильнее, чем кажется. Об этом свидетельствуют гормональные исследования», говорит Готфрид Хоманн, который вместе со своей женой Барбарой Фрут в течение многих лет работает в лесу Ломако. Особенно подвержены стрессу доминантные самцы — им надо быть достаточно «мачо», чтобы не потерять авторитет среди соперников, а с другой стороны — мягкими и нежными, чтобы понравиться самкам. От излишней идеализации бонобо предостерегает Франс де Вааль: «Все животные по природе своей конкурируют и стремятся к первенству, а сотрудничают только при особых обстоятельствах». Бонобо нашли способ улаживания конфликтов, значит, конфликты существуют, и в немалом количестве.

Изучая высших человекообразных обезьян, исследователи пытаются понять, какой образ жизни вели наши предки, что им позволило в ходе эволюции в конце концов превратиться в человека.

И шимпанзе и бонобо — наши ближайшие родственники, у нас с ними от 98 до 98,5% общих генов (геном бонобо был расшифрован в лаборатории Сванте Паабо в 2012 году). Были ли наши предки столь агрессивными, как шимпанзе, или такими же миролюбивыми и готовыми к сотрудничеству, как бонобо? Мы можем только гадать. Но вряд ли они были похожи на бонобо. Бонобо всю свою историю жили в непроходимом девственном лесу, с изобилием еды и в отсутствии хищников и конкурентов, как на необитаемом острове. Тонкость психики и повышенная чувствительность имеют обратную сторону — слабость нервной системы (вспомним панику со смертельным исходом при бомбежке Мюнхена). По свидетельству Ванессы Вудс, осиротевшие маленькие бонобо выживают гораздо хуже, чем детеныши шимпанзе, изо всех сил цепляющиеся за жизнь.

Нашим же предкам надо было быть сильными. Им приходилось сражаться за территорию и обороняться от врагов. Для этого просто необходима некоторая степень агрессивности. В психологии есть понятие конструктивной агрессивности — той агрессивности, которая позволяет преодолевать препятствия. Без нее вряд ли бы появился на свет Homo sapiens, завоевавший всю планету.


Интересно

«Учёный важнее царя Израиля, потому что если учёный умрёт, некому будет его заменить, а если умрёт царь, то весь Израиль может его заменить…»

Талмуд (предоставлено Викентьевым И.Л.)

Catalog gominid Antropogenez.RU