English Deutsch
Новости
Мир антропологии

«Чтение черепа»: как появилась френология и почему ей все поверили

Френология — классический пример лженаучной теории, которая быстро завоевала известность и просуществовала целый век, позволив своим последователям заработать немало денег на выступлениях перед публикой по всему миру. Почему же теория о связи поверхности черепа с психическими особенностями человека стала такой популярной? Чтобы ответить на этот вопрос, нужно посмотреть на мир глазами человека викторианской эпохи — испытывающего искренний интерес к науке и не меньший интерес к мистике.  

В XIX веке среди образованных горожан и аристократов появилась удивительная по нашим временам мода на занятия наукой: толпы джентльменов бродили по берегу моря в поисках останков ископаемых моллюсков, собирали гербарии, препарировали органы и изучали анатомию. При этом те же самые джентльмены могли на следующий день посетить хироманта или отправиться на спиритический сеанс. Распространяющийся учёными и философами материализм в сознании людей причудливо смешивался с религией и суевериями, позволяя всерьёз рассуждать о наиболее благоприятных условиях для вызова духов или требовать «справку» от френолога при приёме на службу.

Исследователи осознали роль мозга в мышлении, но у них не было технологий, чтобы по-настоящему изучить, как это орган функционирует. Френология — «чтение» внутреннего мира человека по буграм и впадинам его черепа — появилась как бы на стыке настоящей науки и магического мышления, которому поддался австрийский врач Франц Йозеф Галль, оформивший свои ошибочные догадки в убедительной по тем временам научной манере.

Пучеглазые умники и «открытие» френологии

Франц Йозеф Галль, основатель френологии
								Источник: https://ru.wikipedia.org/
Франц Йозеф Галль, основатель френологии
Источник: https://ru.wikipedia.org/

Изобретатель френологии Франц Йозеф Галль был образованным и успешным венским врачом-терапевтом. Профессиональные интересы Галля были связаны с нервной системой: его первая крупная научная работа так и называлась — «Исследование нервной системы вообще и мозга в частности». Врач коллекционировал черепа людей и животных — эта коллекция позже пригодилась ему на лекциях, где он демонстрировал черепа публике. 

Сам Галль рассказывал, что первые шаги в френологии он сделал ещё в школе, где заметил, что некоторые из его сверстников обладают лучшей памятью, чем остальные. По случайному стечению обстоятельств все эти одноклассники Галля имели одну общую особенность — глаза навыкате. Будущий врач решил, что выпученные глаза как-то связаны с памятью и интеллектом, а позже из этой догадки выросла идея о взаимосвязи строения черепа и развитии духовных функций человека.

Параллельно с врачебной практикой Галль занимался краниометрией: собирал и измерял черепа, описывал их и пытался найти связи между физическим строением и психическими особенностями животных и людей. Врач заметил, что кора головного мозга человека гораздо больше, и связал это с наличием у людей интеллекта. Исследования эмбрионов с анэнцефалией и гидроцефалией привели Галля к выводу, что уровень интеллекта напрямую зависит от размера мозга, а затем и к тому, что строение мозга отражается на внешней поверхности черепа. Обе эти догадки, ставшие основой для теории френологии, оказались неверными — однако фундаментальные научные промахи Галль с лихвой компенсировал ораторским мастерством, подтасовкой результатов и искренней убеждённостью в собственной правоте.

Со студенческих лет Галля особенно интересовали черепа людей с ярко выраженными необычными наклонностями и психическими особенностями — австриец ощупывал головы заключённых, пациентов психиатрических лечебниц, приютов и больниц. Обнаружив на черепах нескольких человек схожие выпуклости, Галль соотносил их с психическими качествами: например, исследовав головы нескольких карманников, френолог обнаружил у них одинаковые выступы за ушами, поэтому эта область черепа оказалась ответственной за «чувство собственности и желание украсть». Революционная идея о том, что психические функции локализованы в разных разделах мозга, пришла к Галлю после наблюдений за людьми, потерявшими ту или иную когнитивную способность из-за травмы головы. Наблюдения за такими пациентами до сих пор являются важным материалом для нейробиологов.

Всего Галль выделил 27 «способностей», определяющих личность человека — 6 интеллектуальных и 21 аффективную, при этом 19 из этих черт присутствовали и у животных. В список «способностей» Галля попали и абстрактные черты характера вроде «милосердия» или «любви к дому», и умственные способности, например, «к распознаванию лиц» или к «подвижной мимике». Австриец считал, что по шишкам и впадинам на черепе можно определить, насколько у человека развиты математические и поэтические таланты, тщеславие, репродуктивные инстинкты, способность любить, чувство юмора, деструктивность и склонность к убийству. Последние, по мнению Галя, локализовались над ухом, так как этот раздел черепа отличается внушительными размерами у большинства хищников.

В 1810 году Галль и его ученик Шпурцгейм выпустили первую часть четырёхтомника «Анатомия и физиология нервной системы», дополненную множеством френологических иллюстраций. Из этого труда легко выделить основные постулаты френологии, которые и стали причиной её гибели как академической дисциплины. Во-первых, Галль и его последователи считали, что у каждого человека есть врождённый набор нравственных и умственных качеств, причём набор достаточно специфический (со временем френологи расширили его с 27 качеств до 39). Во-вторых, они верили, что за каждую способность психики отвечает определённый раздел мозга, и это прямо отражается на его размере: если способность хорошо развита, соответствующая часть мозга будет больше размером, если слабо — меньше. И в-третьих, френологи считали, что строение черепа отражает рельеф коры головного мозга — поэтому, ощупывая выступы и впадины на голове человека, можно судить о степени развития различных областей его мозга.

У подхода Галля было много общего с физиогномикой — существующим с античных времён учении о связи черт лица человека или животного с его характером. Правда, большинство приверженцев физиогномики имели примитивные представления об анатомии человека — на протяжении веков органом, вмещающим «душу», или сознание, человека, считалось сердце. В сравнении с трактатами по чтению лиц идея Галля кажется более убедительной: учёный знал, что мозг — это орган, отвечающий за мышление, пытался понять, как он работает, и сделал верное предположение о том, что мозг неоднороден и разные его части отвечают за разные функции. В XIX веке идея о локализации психических функций была не самой популярной — но через 200 лет мы точно знаем, что в этом Галль оказался прав.

Что не так с френологией

Френологическая карта (XIX век)
									Источник: https://ru.wikipedia.org/
Френологическая карта (XIX век)
Источник: https://ru.wikipedia.org/

Френологию критиковали и высмеивали с момента её появления — в частности, религиозные деятели, которые подозревали Галля, нашедшего на черепе «шишку религиозности и атеизма», в богохульстве. Были и учёные, сомневавшиеся в методах австрийца, однако в течение долгого времени никто не мог предоставить веские аргументы против френологии. Это было трудно сделать ещё и потому, что Галль признавал только результаты экспериментов, подтверждающие его теорию: для всех остальных случаев он находил какое-нибудь объяснение — например, если человека без музыкального слуха находилась «шишка музыкального таланта», френолог заявлял, что у человека есть творческий потенциал, которому просто не уделили достаточно внимания, поэтому он не развился. 

Всё это вкупе с лекторским талантом и подкупающей осведомлённостью Галля в анатомии долго туманило головы европейцев. Тем не менее, уже при жизни Галля были совершены открытия, доказавшие несостоятельность его теории. 

Француз Мари-Жан-Пьер Флуранс, который, как и Галль, специализировался на нервной системе человека, опроверг одно из фундаментальных положений френологии — о том, что очертания черепа соответствуют форме головного мозга. Ещё до этого, в 1808, Флуранс проводил экспертизу работ Галля по френологии, в результате этой экспертизы французская Академия отказала австрийцу в членстве. Любопытно, что инициировал пристрастную проверку Галля сам Наполеон — можно предполагать, что в этом какую-то роль сыграла негативная оценка френологом черепа самого императора.

В 1823 году Флуранс доказал, что мозжечок, расположенный в задней нижней части черепа, отвечает за двигательные функции, а также обнаружил в продолговатом мозге дыхательный центр, который невролог назвал «жизненным узлом». Флуранс проводил эксперименты на птицах, полностью или частично удаляя им разные части мозга: так исследователь понял, что восприятие раздражений внешнего мира и произвольные движения зависят от больших полушарий. Хотя продвинуться дальше в локализации психических функций Флурансу не удалось (учёный ошибочно полагал, что полушария однородны по своим функциям), его труды нанесли серьёзный урон репутации френологии — экспериментально доказанные открытия Флуранса явно не вписывались в френологическую карту черепа, составленную Галлем и Шпурцгеймом. Чуть позже, в 1825, врач Жан-Батист Буйо локализовал речевой центр в лобной доле мозга, в это же время было открыто и описано полосатое тело, регулирующее мышечный тонус. 

В своём «Базовом трактате о человеческой физиологии» («Pr?cis ?l?mentaire de physiologie», 1816) физиолог Франсуа Мажанди с уверенностью причислил френологию к лженаукам: «Френология есть лженаука сего дня; как и астрология, некромантия или алхимия в своё время, она претендует на установление в головном мозге различных видов памяти. Её утверждения голословны, никакой проверки они не выдерживают».

Несмотря на такую однозначную характеристику от научного сообщества, френология значительно пережила своего создателя, умершего в 1828 году. Это произошло благодаря последователям Галля, продолжавшим попытки развивать чтение черепов как науку: огромный вклад в распространение френологии внёс эдинбургский юрист Эндрю Комб — после встречи с Шпурцгеймом он увлёкся неврологией и издал книгу «Строение человека», которая стала третьей по популярности книгой 1830-х годов в Великобритании. Но главный успех — и деградация до беззастенчивого шарлатанства — ждал френологию за океаном.

Успех френологии за океаном: фарфоровые головы и прибор для анализа черепа

К середине XIX века так называемая «научная» стадия развития френологии благополучно закончилась — Старый Свет постепенно забывал об учении Галля, а вот в США «чтение черепов» процветало. В 1830-х френологией заинтересовались предприимчивые братья Фаулеры — Орсон Сквайр и Лоренцо Найлс: они поняли, что на френологии можно отлично заработать, и начали продавать пособия и инструменты для измерения черепов, давать частные консультации и лекции для широкой публики. Фаулеры вдохновили немало шарлатанов по всей стране — тем, что смог выучить красиво звучащие термины из френологического атласа, был обеспечен заработок на простодушных американцах, желающих узнать свою судьбу. 

В 1860 году Лоренцо Найлс Фаулер решил, как бы мы сказали сегодня, вывести свой проект на международный уровень: предприниматель поехал на родину лженауки — в Великобританию, где френологию уже подзабыли, и в течение двух лет выступал с лекциями по всей стране. Тогда же Фаулер начал выпускать знаменитые фарфоровые головы с френологической картой — в таких количествах, что их до сих пор легко можно купить на eBay. После гастролей Фаулера френология снова стала популярной в Европе — сеансы по чтению черепа посещали и аристократы, и обычные горожане, а к началу XX века изобрели психограф — устрашающее на вид устройство, напоминавшее парикмахерский сушуар, которое якобы считывало рельеф головы испытуемого и печатало его «диагноз». 

При чём здесь Тургенев, Шарлотта Бронте и Тарантино 

Френология была настолько популярна, что её следы нетрудно обнаружить в произведениях классиков — в «Герое нашего времени» Лермонтов написал, что неровности черепа Вернера «поразили бы френолога странным сплетением противоположных наклонностей», а у отца Базарова, главного героя «Отцов и детей», в кабинете стояла гипсовая голова с френологическими отметками. Козьма Прутков написал сатирическую пьесу «Черепослов, сиречь Френолог», в которой, помимо френолога, фигурирует гидропат — целитель, верящий в медицинскую эффективность пресной воды.

Измерением черепов увлекался и Артур Конан Дойль (а заодно и Шерлок Холмс), и Шарлотта Бронте, что отразилось на её персонажах — в романе «Джейн Эйр» мистер Рочестер гадает по лицу главной героини, в оригинальном тексте есть множество отсылок к учению Галля.

Френология нередко упоминается и в современных фильмах, комиксах, книгах и сериалах — в основном как напоминание о причудливых занятиях викторианцев: например, этой лженаукой увлекается героиня фильма «Без истерики» (рассказывающего, между прочим, об изобретении вибратора) — до тошноты благопристойная и высокоморальная Эмили, которая играет Шопена и читает вслух стихи о возвышенной любви. Увлечение Эмили френологией иронично подчёркивает её простоватую и впечатлительную натуру. В этом отрывке из фильма показано, как Эмили ощупывает голову своего доктора Мортимера Грэнвиля, предсказывая ему большую славу. Мрачную сторону лженауки показал Тарантино в фильме «Джанго освобождённый»: опираясь на френологию, жестокий плантатор Келвин Кеннеди рассуждает о превосходстве белых над африканцами.

Павел Глоба и френология в XXI веке 

Несмотря на то, что теория Галля давно опровергнута, у френологии есть почитатели и в XXI веке. Например, популярный астролог Павел Глоба предлагает совмещать методы физиогномики («чтение» характеров людей по их лицам) и френологии: сопоставив черты лица с буграми на черепе, можно получить представление о личности человека. В современных книгах по френологии описываются многочисленные тонкости псевдонауки, которые оставляют простор для субъективных интерпретаций. 

«Когда ободок уха слишком завернут внутрь, то это говорит о крайней настороженности, о том, что человек находится в кармическом коллапсе». Похоже, описываемый человек действительно нуждается в помощи (предположим, что «кармический коллапс» — это нечто весьма неприятное). Но как узнать, «слишком» завёрнут ободок уха или «умеренно»? Как доказать, что человек склонен к «настороженности» — может быть, сегодня у него сложное выражение лица из-за изжоги или грядущего разговора с начальством, а завтра он будет спокоен и улыбчив? Как и в XVIII веке, последователи френологии игнорируют факты, не совпадающие с их собственными выводами. 

Побочные эффекты френологии и заслуги доктора Галля 

Самым серьёзным «побочным эффектом» френологии стало то, что эта лженаука подпитывала расизм — ещё в «Строении человека» Комб писал, что черепа африканцев «чрезмерно развиты в области органов плодовитости» и «недоразвиты в зонах добросовестности, осторожности, индивидуальности и рефлексии». Неудивительно, что в XX веке нацистский режим взял на вооружение френологические методы, чтобы «доказать» превосходство арийской расы. Кроме того, идеи Галля легли в основу концепции «преступной личности», предложенной итальянским судебным психиатром и криминалистом Чезаре Ломброзо. Тот утверждал, что потенциального преступника можно выявить по внешним признакам — чертам, присущим «низшим расам» и обезьянам, например, выдающимся надбровным дугам и нижней челюсти.

Несмотря на все пугающие последствия «френологической лихорадки», стоит отдать должное достижениям доктора Галля: хотя учение о чтении черепов потерпело крах, другие идеи австрийского медика всё же оказались полезными для науки. Галль был не только френологом, но и нейробиологом: в «Анатомии и физиологии нервной системы» австриец обобщил все имевшиеся на тот момент знания о мозге и нервной системе человека, и этот научный труд, в отличие от френологических атласов, был признан учёными во всём мире. Френология положила начало антропометрии и стала основой для создания первой всесторонне проработанной биосоциальной теории преступления, сыгравшей огромную роль в развитии криминологии. И, пожалуй, самое главное — благодаря френологии исследователи стали больше интересоваться концепцией корковой локализации и изучать, как психические функции распределены между разными отделами мозга. Нейробиологи до сих пор работают над подробной картой мозга и исследуют принципы его работы — правда, в этом им помогают не атласы Галля, а магнитно-резонансная и позитронная эмиссионная томография.


Анна Одинцова


Учёные против мифов - Х. Москва, МИСиС, 15 июня

Интересно

Восхищенные исследователи Древнего Египта приписали египтянам изобретение множества интересных и полезных вещей, но никто никогда не воздал им должное за изобретение пагубной привычки писать на стенах туристских достопримечательностей. Привычка эта, должно быть, возникла из некоего базового человеческого стремления, ибо она сохранилась до сего дня.

Барбара Мертц. Древний Египет. Храмы, гробницы, иероглифы // Москва, «Центрполиграф», 2007.

Catalog gominid Antropogenez.RU