English Deutsch
Новости
Мир антропологии

Неандертальцам до веганов один шаг. Рецензия на трилогию «Неандертальский параллакс»

Мы публиковали рецензии на научно-популярные книги, а вот на фантастические - еще нет. Палеонтолог Алексей Бондарев решил восстановить справедливость и поделиться впечатлениями от трилогии Роберта Сойера «Гоминиды», «Люди» и «Гибриды». Неандертальцы превосходят сапиенсов во всех отношениях. Они изобрели квантовые компьютеры, но по-прежнему охотятся с помощью копий. А ещё наши родственники бисексуальны. Хотите знать больше? Читайте новый материал АНТРОПОГЕНЕЗ.РУ.

— Автор говорит, что неандертальцы верят в ценности,
отстаиваемые Канадой: социализм, пацифизм, защита природы, гуманизм.

— О Боже, — сказал Джок.

Р.Сойер. «Люди».


Как можно испортить фантастический роман про неандертальцев? В первую очередь напрашивается самый банальный вариант: нужно взять стереотипы вековой давности, времен Марселина Буля, добавить стука дубины по голове, диалогов в духе «моя твоя пещера шатал» и дело в шляпе. Но у лауреата престижных премий Хьюго и Небьюла канадца Роберта Сойера, на мой взгляд, получилось написать оригинальное в своем роде фантастическое произведение про неандертальцев и сделать это плохо. Речь идет о трилогии «Неандертальский параллакс», включающей романы «Гоминиды», «Люди», «Гибриды». Трилогия вышла на русском языке в малотиражном издательстве «Урания» в 2014 г. Цифровые копии расползлись по сети и существует даже аудиоверсия первого романа, «Гоминидов».

В самом кратком виде сюжет «Параллакса» можно изложить так: В первой книге серии описываются два параллельных мира: мир Homo sapiens (т.е. наша реальность) и мир Homo neanderthalensis, в каждом из которых сохранилось по одному виду людей, достигших существенного уровня развития технологий. В результате сбоя эксперимента по квантовым вычислениям неандертальский физик Понтер Боддет проваливается в наш мир, производит тут вполне понятный фурор и налаживает контакт между двумя человечествами. Тем временем на той стороне тоже случается скандал связанный с исчезновением Понтера, разрешением которого является повторное открытие портала в мир глексенов (неандертальский термин для Homo sapiens). Две других книги посвящены перипетиям дальнейшего развития контактов двух видов, в фокусе внимания отношения Понтера и глексенской женщины-генетика Мери Воган. Казалось бы, тут пахнет твердой научной фантастикой, но не стоит спешить, hard science fiction представляет тут лишь тонкую прослойку, зажатую между глыб других жанров.

В первую очередь «Параллакс» можно было бы назвать нравственно-политической сатирой вроде «Путешествий Гулливера» если бы там было достаточно сатиры и остроумия, но Сойер не Свифт, он обходится длительными, неоднократными пафосными диалогами персонажей с серьезными щами и демонстрацией почти тотального превосходства неандертальцев над глексенами. Наши коренастые родственники оказываются превосходящими нас во всех направлениях, которые показались бы важными политическому активисту левого или лево-либерального толка: неандертальцы берегут природу, контролируют рождаемость, у них равенство полов, нет войн, частной собственности, религии, почти нет преступности. Они даже институционально бисексуальны! Наверняка автор сделал бы неандертальцев еще и веганами и вейперами для полноты картины, но в таком случае его бы из-под земли достали научные консультанты книги Йен Таттерсаль и Милфорд Уолпофф и сделали бы с ним что-нибудь ужасное.

Из левацкой утопии таки выбивается, например, приписываемая неандертальцам карательная евгеника и ей посвящен отдельный перечень долгих препирательств персонажей.

В науке и технике неандертальцы также лидируют и это лидерство систематически губит на корню перспективы полноценного развития сюжета, в том числе и в научно-фантастической части. Возникла проблема передачи инфекций с Земли на Землю? Вот вам идеальный лазерный обеззараживатель всего организма. Глексены стреляют в неандертальцев из пистолетов? Да не вопрос, за день слепили портативное силовое пуленепробиваемое поле. Какие-то ситуации требуют слежения, записи и передачи информации? Да пожалуйста, они носят интеллектуальные аппараты-«компаньоны», под силу которым за считанные дни начать переводить с английского, это в условиях отсутствия у  неандертальцев идеи о втором языке как таковом. Нужно создать гибридное дитя? Ну вы поняли, стоило только пошарить по кустам, так этот рояль в виде генетического синтезатора там тоже нашелся, класса Скатерти-самобранки 80 уровня.  Неандертальцы выступают эдаким гибридом представителя сверхразвитой цивилизации и «благородного дикаря» из руссоистских писаний двухвековой давности. От дикарской сущности у них остается добыча пропитания охотой. Копьями. Да, охота копьями у существ, клепающих роботов и квантовые компьютеры. Несложно догадаться, что с таким «технологическим» бульдозером все тропы сюжета становятся уныло прямыми.

Естественнонаучный, в первую очередь антропологический, ликбез составляет другую существенную часть текста. Выполнен он на сносном для художественного текста уровне, хотя в тех местах где  научное перерождается в фантастическое натяжки есть. Например тупая (вероятно) целиком моногенная картина наследования признаков. Или такой толстый момент как независимое возникновение сознания у двух человечеств в связи с тем, что кому-то напекли голову то ли квантовые эффекты, то ли возмущения магнитного поля Земли. Также наивной выглядит абсолютизация физических возможностей неандертальцев, якобы способных одним ударом по морде убить соплеменника или поганку-глексена.

Также нужно учитывать, что трилогия написана на заре палеогеномной эры и некоторые значимые вещи придумывались с ноля. Кстати, собаковолка Понтера зовут Пабо (Pabo). Спасибо что хоть «а» не удвоено.

Есть в «Параллаксе» и детективная линия (решаемая также при помощи рояля в кустах и снова же политизированная), чуть-чуть боевика, и, как сказано выше, линия любовная. В связи со сложной сетевидной брачной системой литературных неандертальцев, тема эта занимает существенную часть книги. И да, в ней есть межвидовая гибридизация, описанная в таких деталях, что книгу едва ли можно рекомендовать детям. Когда я читал эту часть текста со смартфона, я практически физически ощущал как он покрывается аляповатым узором из роз, характерным для любовных романов в мягких обложках. Автор пощадил чувства большинства населения и не стал так же детализировать однополые сцены, а было бы забавно. 

Всё  перечисленное не означает, что «Параллакс» вообще не стоило писать и не стоит читать. Для объема одного романа в нем хватает динамики и идей, но на беду Сойер получил за «Гоминид» Хьюго и решил настричь капусты с читателя, раздув книгу втрое. Зря. По той причине что книг хоть как-то затрагивающих антропологическую тематику в подобном разрезе не так уж много, я бы порекомендовал читателям, увлеченным ею и научной фантастикой, прочитать «Гоминидов» и на том остановиться, а кто рискнет добраться до невнятного финала всей трилогии - пеняйте на себя.

После прочтения «Параллакса» я не рискую приступать к каким-либо другим книгам Р.Сойера, т.к. боюсь, к примеру, вычитать про то, насколько прилежно платят алименты инопланетяне и про то, что они пользуются социально справедливой прогрессивной шкалой налогообложения. И так несколько раз по кругу.


10 июня - Ученые Против Мифов в Москве

Интересно

Следует, однако, сделать одно уточнение, без которого непонятна ошибочность распространенного написания «орангутанг». Слово «орангутан» малайского происхождения, составлено из двух слов, означающих, как мы помним, «человек лесной». Добавление буквы «г» в конце резко искажает смысл, означая уже «человек должник». Никому этот замечательный антропоид ничего не должен – «невинное» добавление буквы «г» является грубой ошибкой.

Э.П.Фридман Э.П. Приматы. – М.: Наука, 1979 г.,  с. 188.

Catalog gominid Antropogenez.RU