English Deutsch
Новости
Эксперты отвечают

Кого же считать славянами?

Юрий Евдокимов: "Светлана Боринская пишет: "Русские - славяне, потому что говорят на славянском языке".  а как же быть со славянами на северо-востоке Германии (лужичане, лютичи, бодричи, поморяне, руяне) говорящими на немецком? или мы их уже не можем считать славянами? спасибо".

Здесь речь идёт о понимании и корректном использовании терминов, которыми мы пользуемся. Слово славяне употребляется в двух значениях: 

1. Народы, объединяемые в так называемой «классификации народов мира», которую можно видеть в учебниках, на картах и т. д., в славянскую группу. На самом деле эта классификация – языковая, и это следует учитывать в первую очередь.

Этнографам не удалось придумать никакой внятной классификации народов мира кроме языковой, что de facto подтверждает действие исторического принципа «один язык – один народ», но это – тема особого длинного разговора.

Объединение славянских языков в группу индоевропейской языковой семьи – результат работы лингвистов, показавших близкое родство славянских языков и их происхождение от общего славянского праязыка.

Корректнее, правда, говорить, что от славянского праязыка происходят не современные славянские языки (иначе возникает биологическая ассоциация с родителями и детьми, что никак не соответствует реальной истории и социальной природе языка), а те элементы, которые их объединяют и отличают от германских, романских, тюркских и др. – с другой стороны, каждый язык содержит в себе элементы, восходящие как к праязыку данной группы, здесь – славянскому, так и к разным языкам, с которыми он контактировал, которые ассимилировал и т. д.

Соответственно, славянскими народами мы называем те, которые говорят на славянских языках или хотя бы считают славянский язык своим.

Дело в том, что смена языка (поголовный переход на другой язык), как в случае, например, с нынешними носителями нижнелужицкого языка не влечёт за собой изменения этнического самосознания в один момент: должно пройти время, чтобы люди осознали произошедшую перемену и «согласились» признать себя частью общности, говорящей на новом языке (в нашем примере – на немецком). Здесь не следует идти на поводу у современных конструктивистов, приводящих примеры существования народов, давно забывших свой язык – для любого процесса требуется время, даже для химической реакции, что уж говорить о таких сложных социальных процессах. Обычно для отказа от старого самосознания после забвения старого языка требуется как минимум 3-4 поколения. При этом возможен и возврат, причём порою через довольно долгий срок, пример – сегодняшнее возрождение корнского языка, который практически исчез из живого употребления в XVII веке, и сопутствующее ему возрождение корнской этнической идентичности.

Поэтому немцы восточной Германии, чьи предки когда-то говорили на славянских языках, конечно же, славянами не являются, и здесь, вероятно, даже теоретически вряд ли возможен «откат» по образцу корнского, хотя бы потому, что современные немецкие этнографические и диалектные группы не совпадают со средневековыми границами славянских племён и языков, то есть попросту нет среди немцев группы, которая бы называла себя лютичи и как-то ещё – в отличие от корнуольцев, которые помнили о своём кельтском прошлом и отличали себя от англичан. 

2. Славянами также называют древних носителей славянской речи, язык которых и «сделал» современные славянские языки родственными. В данном случае правильнее говорить праславяне, имея в виду общность носителей славянского праязыка, которые обитали к V-VI вв. н. э. на пространстве от Праги на западе до Киева на востоке и в VI в. начали расселяться на северо-запад, на Дунай и далее на Балканы, в бассейне Днепра и далее на северо-восток.

Здесь важно и интересно то, что мы можем вести речь не просто о носителях реконструируемого лингвистами славянского праязыка, а можем быть уверены в реальном существовании такой общности (скорее всего, что-то вроде крупного племенного союза), члены которой осознавали своё языковое и этническое единство и отличали себя от соседей, говоривших на других языках. Наличие этнического самосознания у носителей славянского праязыка зафиксировано в древнем их самоназвании словене, то есть “люди слова, люди правильной, понятной речи” – в отличие от соседей на западе, которые говорили непонятно, и потому их называли немьци, то есть “немые, не умеющие говорить”. Это название фиксируется в письменных источниках уже в VI в. и сохраняется как самоназвание в разных вариантах у разных славянских групп (словенцы, словене новгородские и др.).

По-русски мы сегодня пишем это слово с буквой ‑а‑ – это поздняя традиция, возникшая в XVIII веке, когда стало модным считать, что самоназвание славян связано со словом слава.

В этом смысле слово славяне к современному населению восточной Германии, естественно, тем более неприменимо. 

Таким образом, славяне жили на территории восточной Германии в средневековье, но большая их часть (кроме лужичан) утратила свой язык, а затем и самосознание, и сегодня их потомки – немцы, которых славянами называть невозможно, да и отделить от немцев «неславянского происхождения» вряд ли получится. 


Интересно

Мы можем представить себе мир, населенный только бактериями, но нельзя представить его заселанным только позвоночными или, скажем, только деревьями.

Гробстайн К. Стратегия жизни. М.: Мир, 1968, с. 132.

Catalog gominid Antropogenez.RU