English Deutsch
Новости
Эксперты отвечают

О лингвистах-любителях. Часть 3: Учите латынь-греческий-санскрит-старослав

Продолжение полемики Светланы Бурлак с нашим читателем Федором Избушкиным на тему любительской лингвистики (первую и вторую часть см. здесь).

Начну с того, что называется греческим словом "пропедевтика" - от глагола προπαιδευω (читается "пропайдеуо"), означающего "предварительно обучаю").

Фёдор Избушкин пишет: 

Если отбросить из лингвистических выкладок (подобных тем, которые Вы привели) историческую составляющую (культурологические датировки), направление языкового заимствования может развернуться на 180 градусов. 

А вот и нет. Каким бывает (и каким НЕ бывает) направление языкового заимствования - это можно изучать на ныне здравствующих языках, абсолютно не обращаясь ни к каким историческим выкладкам. Давайте посмотрим на любой язык - вот совсем на любой, хоть английский, хоть гавайский, хоть суахили, хоть язык какой-нибудь маленькой общины охотников-собирателей, затерянных в пустыне Калахари. Есть целый ряд слов, которые в нём точно есть. В нём точно есть слова, обозначающее "солнце", "луну", "камень", "воду", "ухо", "сердце", "идти", "слышать", "знать", "холодный", "сухой", "я", "ты", "кто?". Не верите - проверьте. Вот возьмите любой словарь - и проверьте. Как узнать, исконные ли это слова или заимствования? Неужели придётся обращаться к истории? Нет, не обязательно. Можно посмотреть на то, как и что языки заимствуют.

Вот, например, посмотрите на современный русский. В него за постперестроечные времена пришло огромное количество английских слов. Следует ли пояснять, что рус. компьютер или мерчандайзер - из английского, а не наоборот? Или можно так развернуть исторические выкладки, чтобы американцы у русских компьютер заимствовали? Нет, нельзя: те, кто жил до перестройки (а они ещё существуют, можно их спросить, - и существует корпус датированных текстов ХХ века, см. ruscorpora.ru), помнят, что компьютеров раньше не было, а были ЭВМ. И когда рухнул железный занавес, именно мы у них, а не они у нас в массовом порядке покупали вычислительную технику. Итак, я думаю, что этот факт можно сомнению не подвергать. Смотрим дальше - какие слова пришли в русский язык? Компьютер, драйвер, принтер, чипсы, джинсы, рельсы (эти слова - пораньше), дилер, киллер... Замечаем, что в основном это существительные, глаголов много меньше. И при этом слова из той группы, которая упоминалась выше, все сохранились. Вы не скажете "Просыпайся, уже sun встало!", "Что-то ear болит", "Hear сюда!", "I не знаю". Почему, спрашивается? А потому, что пока вы в раннем детстве учились говорить, вы привыкли к русским словам, запомнили их - и теперь вам проще сказать "слушай", чем "hear" (опять же, вы привыкли к звучанию родного языка, поэтому выговорить "слушай" вам проще, чем выговорить "hear"). То есть, поиграть и заменить старое заимствование "айда" на новое "го" с тем же значением - это можно, но "го я вчера по улице, и вдруг вижу..." вы никогда не скажете. И - может быть, вы удивитесь - так поступают носители всех языков: в детстве они учатся говорить "по-человечески" - т.е. на своём родном языке - и потом, если есть возможность, именно на нём и говорят. Просто потому, что так удобнее и привычнее.

Эти наблюдения позволяют нам выделить два пласта лексики (заметьте, к истории дальше ныне здравствующих бабушек мы не обращались!), они получили название "базисная" и "культурная". "Базисная" - это те слова, которые в языке уже есть, все к ним привыкли, и менять их на заимствования никто не станет, а культурная - это всё остальное. Жёсткой границы, как всегда в языке, нет - но ядро того и другого выделяется достаточно чётко, чтобы этим можно было оперировать. И ещё стоит помнить о том, что есть статистика: заимствования  в области базисной лексики бывают, но очень редко - статистически значимо реже, чем заимствования в области лексики культурной. Причём реже не чуть-чуть, а очень сильно (хотите - соберите репрезентативную выборку и посчитайте сами).

Теперь обратимся к истории сравнительно-исторического языкознания. Фёдор Избушкин пишет:

Мне трудно поверить, Светлана Анатольевна, что российская имперская наука 18-19 веков, а затем и советская, не были ангажированы и добывали исключительно проверенные практикой знания. 

А тут и верить не надо - можно просто почитать тексты учёных 18-19 веков. Кто-то был ангажирован, кто-то нет, чьи-то идеи оказались опровергнуты, чьи-то - подтверждены... И это касается не только российских учёных, сравнительно-историческое языкознание - наука общемировая (на 18-19 века - прежде всего немецкая, до России она дошла позже). Путь человека в эту науку был незамысловат, но очень трудоёмок: сначала ты должен выучить латынь и древнегреческий - и не на уровне "почитывать словарь на сон грядущий", а на уровне "читать в подлиннике Цезаря/Цицерона/Платона/Эсхила/Фукидида и т.д., причём желательно - без словаря" (о том, как попадают впросак те, кто не читал Фукидида в подлиннике, но пытается делать на основании его текста глобальные выводы, написано у Зализняка:http://hbar.phys.msu.ru/gorm/fomenko/zaliznk.htm). Это просто база, элементарная, так сказать, грамотность. А если хочется быть не просто грамотеем, а учёным - надо выучить санскрит, готский, старославянский, желательно также авестийский и литовский. Так вот, когда начинаешь учить латынь и греческий - даже если не думать об истории - довольно быстро начинаешь замечать многочисленные сходства. Причём сходства двух типов: иногда в латыни слова, похожие на греческие, похожи на них, как близнецы, как будто просто транскрипцию написали (разве что окончание могут поменять - ну, это понятно, склонять же надо), ср., например, лат. xystus и греч. ξυστος(читается "ксюстос") - это либо крытая колоннада (в гимнасиях), где атлеты занимались в зимнее время, либо открытая терраса для прогулок в загородных постройках. Или лат. theōrēma и греч. θεωρημα (читается "тхэорэма", о и второе э - долгие) "положение, подлежащее доказательству". Или лат. philosophia "философия" и греч.φιλοσοφια - "любовь к мудрости, к познанию, философия". Сходства второго типа не столь сильны, но всё же заметны: например, глагол "дать" в греческом имеет кореньδω- (читается "до-" с долгим о) - и в латыни тоже. Когда в греческом φ (в начале слова) - в латыни тоже будет f (а не ph, как в предыдущем случае), например: лат. fero - греч. φερω (фэро) "несу", лат. folium "лист" - греч. φυλλον (фюллон, - причём для тех, кто знает греческий, не тайна, что в греческом двойное λ появляется из "л+й"), в латыни есть fama "молва" (именно от этого слова Грибоедов произвёл фамилию "Фамусов"), а в греческом - глагол φημι (фэми) "говорить", в греческом есть φρατηρ(фратэр, э долгое) "член фратрии", а в латыни frater "брат"... У этого круга слов сходство менее лобовое, но всё же явно не случайное - в этих словах совпадают не только первый согласные, но и второй (а то и дальше), и гласные. Так вот, слова первого типа относятся к культурной лексике (в частности, так ведут себя всякие имена и топонимы), а второго - как раз к базисной. Мало того, между латынью и греческим усматривается сходство в окончаниях склонения и спряжения: в греческом глагол 1 л. ед. ч оканчивается обычно на долгое о - и в латыни тоже. Но иногда в латыни бывает окончание -m - а в греческом есть целое спряжение на -ми (глагол φημι, например, к нему относится). И в латыни, и в греческом, окончание винительного падежа ед.ч. содержит носовой согласный (согласные, правда, разные - в латыни m, а в греческом - n, но просто греческие слова почему-то в принципе не умеют заканчиваться на "м"; опять же, не верите - проверьте по словарю). А дательный падеж кончается на что-то типа i (если перед ним стоит гласный, получается дифтонг, если гласный долгий - в греческом "йота", буква для i, пишется, но не читается - отсюда берёт начало выражение "ни на йоту не измениться"). Видели вы когда-нибудь, как заимствуется дательный падеж? Да ещё вместе с винительным? Да ещё с окончаниями спряжения (там тоже немало похожего)? Да ещё, чтобы язык при этом не вымер? Скажете вы по-русски "у меня без шапки ушеs мёрзнут" или "она не знаs английского"? Или всё-таки воспользуетесь более привычными формами "уши" и "знает"? Вот то-то и оно.
Выучить латынь и греческий (как следует, а не на слабую троечку) и не задуматься, что такие сходства - неспроста, кажется, ещё никому не удалось.
Хорошо, греческий с латынью выучили, теперь берёмся за санскрит. Обнаруживаем, что в санскрите тоже многие слова из области базисной лексики похожи на греческие и латинские. Брат, например, на санскрите bhrāter- (чёрточку ставлю, чтобы с окончаниями не заморачиваться - а то долго будет), "быть"  (лат. fui "я был") - bhū-, а "дать" - dā-. Настоящее время ("я даю") будет dadāmi - а по-гречески διδωμι (дидоми, о долгое), тоже с удвоением первого согласного корня. Вы скажете "у меня устали нИги" (вместо "ноги", такое же изменение в форме множественного числа, как в английском foot - feet)? Нет. А почему? Опять же, потому, что вы привыкли, что в русском при склонении таких чередований в корне не бывает. И сколько бы вы ни учили английский, "ниги" в русском тексте у вас не встретятся. Так вот, в санскрите куча грамматических элементов, сходных с греческим и латынью. Например, образование настоящего времени путём засовывания n внутрь корня. И в базисной лексике много общего. Значит, делаем вывод: это всё - наследие общего праязыка, той самой привычки, которую жители Древней Индии, Греции, Италии пронесли (слегка модифицируя) через века. Пронесли в точности так же, как мы проносим русские привычки сквозь эпоху массовых английских заимствований, так что сколько было тех веков, строго говоря, без разницы. 

А в ангажированность сравнительно-исторического языкознания трудно поверить ещё и потому, что весь двадцатый век эта наука не была в моде. В начале ХХ века великий лингвист Фердинанд де Соссюр обратил внимание лингвистов на то, что люди, когда говорят на языке, когда учат его в раннем детстве, не знают о том, каким он был три тысячи лет назад. А значит, надо изучать не историю, а то, как язык устроен сейчас. И компаративистика ушла на периферию: в ней остались фанаты, а ангажированные ушли в синхронную лингвистику. В Советском Союзе было ещё хуже: единственно верным направлением в языкознании было объявлено учение Марра (одна из разновидностей любительской лингвистики, по сути), так что заниматься индоевропеистикой стало просто небезопасно. Ангажированные, естественно, подались в марризм.


Теперь вернёмся к истории языков. Может быть, её не было? Или она была, но гораздо короче? Что ж, давайте разбираться. Могу я опереться на тот факт, что пыль, которая осела на вашем компьютере сегодня, находится выше, чем та, которая осела на него вчера? Да, такое происходит, только если не вытирать пыль. Но когда какую-нибудь Трою забросили, жители оттуда ушли, и пыль, соответственно, вытирать перестали. А в каком-нибудь Новгороде была даже не пыль, а самая настоящая грязь - в ней деревянные мостовые тонули, приходилось новые настилать. Вы будете спорить с тем, что мостовые, которые выше, более новые, чем те, которые ниже? Если будете, то, пожалуйста, приведите подобный пример из современной жизни. Только не надо говорить, что, мол, закопали - археологи умеют отличать нарушенный слой от ненарушенного. И отнюдь не вследствие своей ангажированности. Можете спросить у археологов, они вам расскажут, как это делается.
Так вот, имеем много-много мостовых, а между ними - берестяные грамоты. Те, что ниже, естественно, старше - просто потому, что раньше упали в грязь. Даже не будем сейчас говорить, насколько именно раньше, сделаем вид, что дендрохронология нам неизвестна. Посмотрим на язык грамот, найденных на разной глубине (самые глубокие написаны на языке, мало похожем на нынешний, а чем выше, тем сходства больше, - что логично, если более глубокие грамоты старше). Рассматривать будем не слова, а принципы обращения с ними. Например, в самых глубоких грамотах очень последовательно пишутся так называемые редуцированные гласные (те, на месте которых сейчас беглые, типа сон - сна, пень - пня). Во всех местах, где они ожидаются (исходя, например, из того, где есть беглые гласные в современном русском), обязательно стоит буква (некоторые писцы, правда, пишут одну и ту же букву, хотя гласных реально две, - но пусть в них бросит камень тот, кто никогда не писал е вместо ё). Согласные, которые сейчас на конце слова, никогда не оглушаются, и после них всегда стоит Ъ. Ну, ъ-то поставить - дело нехитрое, но если реально слово кончается на согласный, то кто-нибудь непременно напишет "дупъ" вместо "дубъ". А они, авторы самых глубоких грамот, так не делают. С чего бы это? Остаётся предположить, что у них Ъ был гласным звуком: если после Б стоит гласный, оглушения нет: вы же не напишете "хлепа" вместо "хлеба", верно? По крайней мере, такие ошибки будут встречаться не чаще, чем "хледа" - то есть, с частотой простых опечаток-описок. А ещё в самых глубоких грамотах нет изменения согласных в предлогах: никто не пишет "фъ суботу" или "гъ Гюряте " - только "въ" и "къ". Самое забавное - с предлогами/приставками "съ" и "без". На конце приставки и предлога "съ" был тот самый Ъ, а на конце "без" его не было. И поэтому написания типа "бес пецали" (без печали) встречаются даже в глубоко лежащих грамотах, а чтобы в предлоге съ оказалось з на конце - это даже в самых близких к поверхности грамотах крайняя редкость. Хотя сейчас неграмотные люди в равной мере ошибаются в обе стороны. Потому что сейчас гласного нет ни в с-, ни в без-. А раньше, выходит, в съ (в отличие от без) был. Я говорю "раньше" не потому, что "ангажирована" историками, а исключительно из того простого соображения, что сегодняшняя пыль выше вчерашней. Вы станете с этим спорить?
В глубоко лежащих грамотах отличия от современного языка касаются не только гласных Ъ и Ь. Там, например, встречаются местоимения "ми" (мне), "ти" (тебе), "мя" (меня), "ся" (себя) и др. (для всех лиц и чисел) - и они стремятся занять позицию поближе к началу предложения (более точно - после первого полноударного слова; их называют "энклитики"). И там с ними конкурируют формы спряжения бытийного глагола - есмь, еси, есть и т.д. - и частицы же, ли, бо и ти. Причём у этих слов-энклитик есть совершенно чёткая иерархия - кому стоять раньше, кому позже. Если посмотреть на другие записи, мы увидим, что их можно выстроить в цепочку: с одного конца будут те, где все эти словечки есть, и их иерархия строго выдерживается, с другого - нынешняя ситуация, когда ни "ми", ни "есмь" уже нет, а "ся" намертво приклеилось к глаголу, - а в промежутке много записей, которые лучше всего описываются как "постепенное исчезновение" (и "закрепление при глаголе"). Можно ли эту цепочку развернуть? Попробуйте. Но для этого вам придётся не только предъявить пыль, которая сама просочилась под вчерашнюю, но и язык, где ужасно странный постфикс отрывается от глагола и даёт начало целому вееру форм - для всех лиц и чисел, как мы помним. А чисел, кстати, было три. В глубоко лежащих грамотах двойственное число последовательно выдерживается (его формы отличаются от соответствующих форм множественного числа, выдерживается согласование между существительным и прилагательным, между подлежащим и сказуемым), а ближе к нынешним временам начинается путаница - писавшие так и норовят вместо двойственного числа множественное поставить. Сейчас вообще никто по-другому не делает. Итак, перед нами опять история: история исчезновения двойственного числа. И таких цепочек можно наблюдать очень много. И что характерно: они согласуются друг с другом. В самых глубоких грамотах и гласные Ъ и Ь стоят на своих местах, и "съ" никогда не озвончается, и двойственное число на месте, и энклитики занимают позиции строго по иерархии - а дальше весь этот порядок постепенно начинает рушиться. То же самое можно наблюдать и на всяческих летописях, княжеских грамотах, записях приказных дьяков... И опять же, мы увидим постепенное приближение языка к тому, что мы имеем сейчас. И более того, это будет хорошо согласовываться с датами: где дата стоит более ранняя, там и язык оказывается более архаичным - близким к тому, что залегает глубже. (Это позволяет датировать тексты, на которых дата не написана, - так А.А. Зализняк датировал "Слово о полку Игореве".)

Итак, история существует. Теперь попробуем разобраться, длинная она или короткая. Можно посмотреть, сколько грязи закрывает самые глубокие новгородские мостовые - и сравнить это с тем, как накапливаются подобные вещи сейчас. А можно обратиться, опять же, к языку. Язык всё время меняется - возьмите сочинения Пушкина или, например, Радищева - и убедитесь в этом сами. Сколько лет отделяет нас от Пушкина - известно. По крайней мере, он жил раньше вашей бабушки: она может припомнить, как учила в школе его стихи (а может быть, даже читала их на n-летие со дня его рождения или гибели). Можете посмотреть, каков будет уровень языковых изменений. Теперь возьмём опять грамоты, лежащие в разных слоях: такой уровень изменений примерно соответствует двухметровой разнице в глубине залегания. А если взять грамоты с разницей в 4 метра, различий окажется гораздо больше - за 4 метра многое успело произойти. А если предположить, что эти 4 метра соответствуют, к примеру, одному веку - получится удивительный язык, который меняется с такой скоростью, что бабушки внуков вряд ли поймут (только не надо говорить, что тогда бабушек не было: одна из грамот прямо адресована "къ бабе"). Видели вы язык, который меняется с такой скоростью? Нет, изменения в таком темпе бывают только при смене языка: например, бабушки говорят по-нганасански и плохо понимают по-русски, а внуки наоборот. Но в этом случае никто не будет говорить об "изменении" нганасанского, будут говорить о его "вымирании": действительно, у внуков и склонение-спряжение русское, а не только слова. А у русского языка преемственность вполне есть. Будете учить древнерусский - заметите. Даже если вы назовёте его не "древне-", а просто "языком таких-то памятников" .
 
Может ли придти мысль, что сама основа, на которой держится сравнительно-историческое языкознание, не верна?

Ну, как сказать... Примерно с той же вероятностью, что не верна идея "глубже = раньше" или "бабушки должны понимать внуков". Не в смысле, что кто-то их заставляет, а просто так всем удобнее. Вы же не начинали в детстве нарочно спрягать глаголы неправильно? А если начинали, то вас поправляли, и вы переучивались - так ведь лучше, когда вас правильно понимают, не ругают и не смеются над вами, верно? И так везде - посмотрите на любой язык, хоть большой, хоть малый (только не вымирающий).

обязательно ли для обнаружения просчетов в науке о прошлом языка заканчивать филфаки? Каким уровнем образования надо обладать, чтобы выявленные просчеты стало позволительно критиковать?

Каким уровнем - да очень просто. Учите латынь-греческий-санскрит-старослав (в качестве минимума) и читаете книги о языковых изменениях, происходящих сейчас (в смысле, за ХХ век - ХХ век точно был), до тех пор, пока информация не начнёт всё время повторяться. Надо ли для этого заканчивать филфак? Не знаю. Некоторым и филфак не помогает...

Далее, Фёдор Избушкин полагает, что 

рано или поздно выяснится, что авторы в своих основных, т.е. математико-исторических изысканиях, правы,

Увы, он заблуждается. Математики по этому поводу уже высказались (см. http://hbar.phys.msu.ru/gorm/library/book2.htm).

Ну и, наконец, Фёдор Избушкин пишет:

Окажется, например, что: в именах Фёдор и Теодор   Ф/Т пришло в греческий язык из русского, а в русском в соответствующих корнях был звук, передаваемый буквой "Ферть". В те времена, когда слова приходили к грекам и латинянам прямо из русского, в русском бывшее «Ф» перешло в придыхательное t (тот, что в английском потом стал записываться двумя буквами th). В языках греков и латинян такого глухого звука «Ф» не было, и даже ме́ста для него в системе согласных этих языков не нашлось, поэтому подобрали самое близкое по звучанию, что хоть как-то можно было вписать в привычные рамки, – звук t (th).

Сколько же тут ляпов на единицу площади! Во-первых, в тех словах, где мы видим Ф/Т, пишется не ферт, а как раз наоборот, фита (где ферт, там мы увидим ph/ф, как в имени "Филипп"). В латинском языке не было f? Да поглядите в словарь, сколько угодно его там. Иногда ему соответствует русское Б (боб - faba), иногда - Д (fūmus - дым). Романские языки - потомки латыни - это f в большинстве случаев вполне сохранили. К тому же, слова, где в русском языке Ф, - это сплошь культурная лексика. Загляните в "Сказку о царе Салтане", там с буквой Ф - только "флот". А для описания всего остального слова с Ф не понадобились. Думаете, случайность? Тогда не поленитесь, возьмите словарь и просто выпишите из него слова на Ф. Сами всё увидите.

Потому я и говорю всегда: прежде, чем вступать в дискуссию, тренируйтесь! Наращивайте силу ваших знаний! И тогда действительно можно будет вести нормальный спор, содержательный и продуктивный. В сравнительно-историческом языкознании ещё много всего не доделано, так что овладеете необходимыми знаниями - присоединяйтесь!


10 июня - Ученые Против Мифов в Москве

Интересно

5 марта 1616 года Рим официально определяет гелиоцентризм как опасную ересь:

"Утверждать, что Солнце стоит неподвижно в центре мира - мнение нелепое, ложное с философской точки зрения и формально еретическое, так как оно прямо противоречит Св. Писанию.
Утверждать, что Земля не находится в центре мира, что она не остаётся неподвижной и обладает даже суточным вращением, есть мнение столь же нелепое, ложное с философской и греховное с религиозной точки зрения."

Источник: Предтеченский Е. А. Галилео Галилей. Его жизнь и научная деятельность.

Catalog gominid Antropogenez.RU