English Deutsch
Новости
Мир антропологии

Дарвин о ненавязчивом бразильском сервисе

Приезжая в гостиницу, мы обычно сначала расседлывали лошадей и давали им кукурузы, а потом уже, низко поклонившись сеньору, спрашивали его, не будет ли он любезен дать нам чего-нибудь поесть. Обыкновенно он отвечал: «Все, что угодно, сэр». В первое время я не раз пона­прасну благодарил провидение за то, что оно привело нас к такому доброму человеку.

Но при дальнейшем разговоре дело неизменно принимало плачевный оборот. «Не будете ли вы любезны подать нам рыбы?» — «О, нет, сэр!» — «Супу?» — «Нет, сэр!» — «Хлеба?» — «О, нет, сэр!» — «Вяленого мяса?» — «О, нет, сэр!» Если нам везло, то, прождав часа два, мы полу­чали птицу, рис и фариню. Нередко случалось, что мы бывали принуждены сами убивать камнями домашнюю птицу себе на ужин. Когда, изнывая от усталости и голода, мы робко наме­кали, что были бы счастливы поесть, то всегда слышали гордый и самый неутешительный (хотя и справедливый) ответ, что «готово будет, когда поспеет». Если мы осмеливались протесто­вать, то нам предлагалось ехать своей дорогой, ибо мы слишком дерзки. Хозяева гостиниц страшно нелюбезны, а манеры их крайне неприятны; их дома и сами они часто отвратительно грязны; нехватка вилок, ножей и ложек — вещь самая обык­новенная. Я уверен, что в Англии не сыскать ни крестьянской избушки, ни лачуги, до такой степени лишенной всяких удобств. В Кампос-Новос, однако, мы поели на славу: к обеду нам дали курицу с рисом, сухари, вино и водку, вечером — кофе, а на завтрак — рыбу и кофе. Все это, вместе с отличным кормом, который получили наши лошади, стоило лишь по два с поло­виной шиллинга с человека. Однако на вопрос, не видал ли он хлыста, потерянного одним из нас, хозяин венды сердито отве­тил: «Почем я знаю? Что ж вы не глядели за ним? Не иначе как собаки съели».

Чарлз Дарвин. Путешествие натуралиста вокруг света на корабле «Бигль». Москва, ГИГЛ, 1953 г.,  с. 68-69.


Учёные против мифов - 11. Москва, МИСиС, 19 октября

Интересно

Число чисто исторических причин, которые надо было бы знать, чтобы объяснить до конца, почему организм устроен «так, а не иначе», если не бесконечно, то, во всяком случае, настолько велико, что для человека в принципе невозможно проследить все такие цепи причинных связей, даже если бы они имели конец. [...]

То обстоятельство, что эволюция произвела в Старом Свете дубы и человека, а в Австралии - эвкалипты и кенгуру, обусловлено именно этими уже не поддающимися исследованию причинами, которые мы обозначаем обычно пессимистическим те­рмином «случай».

Конрад Лоренц. Обратная сторона зеркала. М., «Республика», 1998 г., с. 275.

Catalog gominid Antropogenez.RU