English Deutsch
Новости
Мир антропологии

Что происходит с черепом человека в старости?

Вполне сформировавшийся череп некоторое время остается почти не­изменным. Во всяком случае в нем не удается отметить тех, вероятно незначительных перемен, которые возникают в результате небольшой его пере­стройки.

Череп человека в 60 (А) и в 70 лет (В).
Череп человека в 60 (А) и в 70 лет (В).

Значительные изменения челюстного аппарата наступают только в ре­зультате потери зубов.

Мы не можем считать разрушение зубов и их выпадение нормальным для человека явлением. Следует думать, что человек должен был бы сохра­нять зубы в течение всей своей жизни. За несколько десятков лет ежеднев­ной работы зубы, разумеется, должны сильно стираться, но их выпадение задолго до полного снашивания с биологической точки зрения нельзя при­знать естественным. Однако это ненормальное явление мы все же вынуждены считать для человека обычным. Наличие зубов у стариков, как известно, — явление очень редкое.

После полного разрушения зуба альвеолярный отросток в соответствую­щем участке челюсти подвергается уничтожению. Чем больше теряется зубов, тем сильнее редуцируются эти отростки.

У стариков альвеолярный отросток на верхней челюсти в конце кон­цов разрушается до уровня твердого нёба, а тело нижней челюсти стано­вится поразительно тонким. Одновременно с этим толщина всех челюстных костей сильно уменьшается, в результате чего череп ста­новится очень легким. В стенках, отделяющих глазницы от височных ям {fossae temporales), иногда возникают отверстия. Дефекты образуются и в слезной кости (os lacrimale), в бумажной пластинке решетчатой кости (lamina papyracea ossis ethmoidalis) и в передней стенке барабанной кости (os tympanicum).

Череп старухи 99 лет.
Череп старухи 99 лет.

В моем распоряжении был череп старухи 99 лет (1844—1943). Зубы у нее, разумеется, полностью отсутствовали; альвеолярные отростки верх­ней челюсти были атрофированы настолько, что твердое нёбо сделалось плоским. Такой же сильной атрофии подвергся и альвеолярный отросток нижней челюсти. Череп был очень легким; все его швы были заросшими. Скуловая дуга была очень тонкой. В костной стенке, отделяющей глазницу от височной ямы, имелись многочисленные отверстия. Кости мозгового че­репа были настолько истонченными, что во многих местах их толщина рав­нялась только 1,5 мм. Это привело к тому, что борозды артерии мозговой оболочки (sulci arteriae meningeae mediae) стали заметными на наружной поверхности черепа в виде валиков (рис. 262). В некоторых местах костная стенка этих валиков имела даже дефекты; следовательно, при жизни arte-ria meningea media здесь была прикрыта только надкостницей. Каналы venae diploicae превратились в борозды, видимые с внутренней стороны черепа.

Несколько большая толщина кости (около 3 мм) сохранилась только по ходу полукружной линии (linea semicircularis temporalis). В результате по этой линии возник широкий костный вал, который образовал выступаю­щую дугу. Эта дуга служила местом прикрепления fasciae temporalis, вну­тренняя сторона которой, как известно, служит местом начала для височ­ной мышцы.

Быстров А. П. Прошлое, настоящее, будущее человека. Медгиз, Ленинградское отд., 1957, с. 234-235.


Интересно

Немецкий врач и фармацевт Теофраст Бомбаст фон Гогенгейм писал в XVI веке: "Итак, все мы потомки Адама. И я вряд ли могу удержаться от короткого упоминания о людях, которые открыты на недоступных островах, и о тех, которые еще неизвестны. Не очень вероятно, что мы вправе рассматривать их как потомков Адама: что могли бы такие делать на недоступных островах? Кажется более мудрым думать об этих людях как о потомках другого Адама, потому что будет трудно постулировать, что они близки нам по плоти и крови". (Цитируется по: Клейн Л.С., История археологической мысли в 2-х томах, Том 1, СПб, Изд-во СПбГУ, 2011 г., с. 112.)

Catalog gominid Antropogenez.RU