English Deutsch
Новости
Мир антропологии

Папуасы считали, что Маклай прилетел с Луны

Бой [помощник Маклая, молодой полинезиец – прим. Ред.] умер 13 декабря. Перед смертью он катался по полу, скорчившись от боли. Подоспевший Маклай взял его на руки, как ребенка, и положил на койку. Холодные, потные, костлявые руки, охватившие шею ученого, совершенно холодное дыхание, ввалившиеся глаза и побелевшие губы Боя, его невнятная речь— все свидетельствовало о том, что конец близок. Он силился что-то сказать Маклаю и не мог.

Папуасы берега Маклая
Папуасы берега Маклая

—   Бедный Бой, он умер... — наконец сказал Миклухо-Маклай. Ульсон [помощник Маклая – шведский моряк  – прим. Ред.] стоял совершенно расте­рянный и спрашивал, что теперь делать.

—   Тело мы бросим сегодня ночью в море. Так, чтобы они [папуасы] ничего не видели. А сейчас потрудитесь набрать побольше камней и положить их в шлюпку. Тело должно сразу же пойти ко дну...

Миклухо-Маклай любил Боя и остро переживал первую утрату. Никогда больше этот мальчик не уви­дит родного острова, не услышит шума прибоя и шелеста листьев кокосовых пальм у хижины, где ждет его одинокая мать...

Но Маклай был прежде всего человеком научного долга, лишенным предрассудков и ложной сентимен­тальности. Ради истины он не щадил себя, и другие, окружавшие его, должны были служить целям науки. Ульсон, которой при жизни Боя всегда дурно отзы­вался о нем, бранил юношу, теперь заговорил о боге и об исполнении воли его. На глазах шведа стояли слезы.

—   Бросьте хныкать, Ульсон, — резко оборвал его Маклай. — Бой умер потому, что отказывался от пищи. Туземное поверье. Они считают, что больной не должен есть совсем или есть очень мало. И вот ре­зультат.

Я решил распилить череп Боя и сохранить его мозг для исследования. Вы будете помогать.

Глаза шведа округлились от ужаса.

—   Это кощунство! — закричал он. — Бог нака­жет вас...

Затем перешел на умильно-просительный тон:

—   Очень прошу, не делайте этого. Я запрещаю распиливать мой череп! Запрещаю. И не смейте вы­брасывать меня на съедение акулам...

Маклай криво улыбнулся:

—   Не вопите! Мозг такого осла, как вы, — не­большая находка для науки. Кроме того, вы еще не умерли, черт бы вас побрал с вашей трусостью и нытьем! Пусть будет по-вашему...

Одержав победу, Ульсон успокоился. Но он плохо знал Маклая: не уговоры шведа повлияли на реше­ние ученого, а тот факт, что у последнего просто не оказалось достаточно большой склянки для помеще­ния мозга полинезийца. Однако он вспомнил, что обещал профессору Гегенбауру при случае добыть и прислать в Страсбург гортань темнокожего человека со всею мускулатурой ее. Опасаясь, что вот-вот могут явиться папуасы, и не обращая внимания на вопли дрожащего от суеверного страха Ульсона, ученый быстро достал анатомические инструменты, склянку со спиртом и принялся за дело...

Боя похоронили этой же ночью. Наутро явились туземцы и стали уговаривать Миклухо-Маклая от­пустить Боя в Гумбу, где его обязательно вылечат. Чтобы отвлечь их от этих неприятных разговоров, уче­ный решил совершить «чудо». Он взял блюдечко, на­лил немного спирта, поставил блюдечко на веранду и позвал гостей. Взяв затем стакан с водой, он отпил немного из него, и дал попробовать одному из тузем­цев, который убедился, что в стакане вода. Прибавив к спирту на блюдечке несколько капель воды, Маклай поднес зажженную спичку. Спирт вспыхнул. Туземцы отпрянули. Ученый стал разбрызгивать горящий спирт на лестницу, на землю. Папуасы с криками бросились вон из Гарагаси. Вскоре, однако, возле хижины собралась огромная толпа. То были жители Бонгу, Били-Били и острова Кар-Кар.

«Маклай, не зажигай моря!» — кричали они.

Если до этого случая папуасы называли русского ученого «гаре тамо», что значит «человек в футляре», то есть «человек в одежде», то теперь его стали имено­вать «каарам тамо» — «человек с Луны». Убеждению в том, что «тамо-русс» — «русский человек» явился с Луны, послужил еще один случай: как-то ночью мимо Гарагаси проходили две ярко освещенные пиро­ги. Ученому пришла фантазия отсалютовать им фей­ерверком, и он зажег фальшфейер. Эффект получился потрясающий: папуасы побросали факелы в воду и удрали.

«Тамо-русс выпустил в небо Луну», — рассказы­вали они в селениях. Так за Маклаем закрепилась кличка «человек с Луны». Напрасно Маклай раскла­дывал перед Туем географическую карту и старался объяснить, где находится Россия. «Бой улетел в Рос­сию?» — спрашивал Туй и указывал на Луну. Другие интересовались, есть ли на Луне дома, деревья, жен­щины и сколько там у Маклая жен, на каких звездах ему удалось побывать. Ученого поразило, что папуасы считают солнце большой звездой. 

Только пожилой папуас Каин с острова Били-Били был задумчив. Он побывал на острове Сегу, где ему показали «телум-Анут» — фигуру женщины с бака ев­ропейского судна. Там же он впервые услыхал о да­лекой стране, где у людей есть железные топоры и ножи, большие дома и где все одеваются в платья и носят башмаки, как Маклай. Остальные считали свой берег единственным местом на земле, где обита­ет человек.

Колесников М.С. Миклухо-Маклай. М., «Молодая гвардия», 1961 г., с. 124-127.


О современной египетской археологии. Санкт-Петербург, 1 июня

Интересно

Выдающийся палеонтолог А.П.Быстров писал в 1957 году: Несмотря на то, что в Африке найдено несколько форм ископаемых обезьян, а в настоящее время там обитает такая высокоорганизованная обезьяна, как шимпанзе, мы все же не можем считать, что первые люди возникли на этом континенте. Климатические особенности экваториальной Африки не могли создать такие условия, которые привели бы к превращению обезьян в людей. Для этого требовалась несравненно более суровая окру­жающая обстановка.

Catalog gominid Antropogenez.RU