English Deutsch
Новости
Мир антропологии

Папуасы считали, что Маклай прилетел с Луны

Бой [помощник Маклая, молодой полинезиец – прим. Ред.] умер 13 декабря. Перед смертью он катался по полу, скорчившись от боли. Подоспевший Маклай взял его на руки, как ребенка, и положил на койку. Холодные, потные, костлявые руки, охватившие шею ученого, совершенно холодное дыхание, ввалившиеся глаза и побелевшие губы Боя, его невнятная речь— все свидетельствовало о том, что конец близок. Он силился что-то сказать Маклаю и не мог.

Папуасы берега Маклая
Папуасы берега Маклая

—   Бедный Бой, он умер... — наконец сказал Миклухо-Маклай. Ульсон [помощник Маклая – шведский моряк  – прим. Ред.] стоял совершенно расте­рянный и спрашивал, что теперь делать.

—   Тело мы бросим сегодня ночью в море. Так, чтобы они [папуасы] ничего не видели. А сейчас потрудитесь набрать побольше камней и положить их в шлюпку. Тело должно сразу же пойти ко дну...

Миклухо-Маклай любил Боя и остро переживал первую утрату. Никогда больше этот мальчик не уви­дит родного острова, не услышит шума прибоя и шелеста листьев кокосовых пальм у хижины, где ждет его одинокая мать...

Но Маклай был прежде всего человеком научного долга, лишенным предрассудков и ложной сентимен­тальности. Ради истины он не щадил себя, и другие, окружавшие его, должны были служить целям науки. Ульсон, которой при жизни Боя всегда дурно отзы­вался о нем, бранил юношу, теперь заговорил о боге и об исполнении воли его. На глазах шведа стояли слезы.

—   Бросьте хныкать, Ульсон, — резко оборвал его Маклай. — Бой умер потому, что отказывался от пищи. Туземное поверье. Они считают, что больной не должен есть совсем или есть очень мало. И вот ре­зультат.

Я решил распилить череп Боя и сохранить его мозг для исследования. Вы будете помогать.

Глаза шведа округлились от ужаса.

—   Это кощунство! — закричал он. — Бог нака­жет вас...

Затем перешел на умильно-просительный тон:

—   Очень прошу, не делайте этого. Я запрещаю распиливать мой череп! Запрещаю. И не смейте вы­брасывать меня на съедение акулам...

Маклай криво улыбнулся:

—   Не вопите! Мозг такого осла, как вы, — не­большая находка для науки. Кроме того, вы еще не умерли, черт бы вас побрал с вашей трусостью и нытьем! Пусть будет по-вашему...

Одержав победу, Ульсон успокоился. Но он плохо знал Маклая: не уговоры шведа повлияли на реше­ние ученого, а тот факт, что у последнего просто не оказалось достаточно большой склянки для помеще­ния мозга полинезийца. Однако он вспомнил, что обещал профессору Гегенбауру при случае добыть и прислать в Страсбург гортань темнокожего человека со всею мускулатурой ее. Опасаясь, что вот-вот могут явиться папуасы, и не обращая внимания на вопли дрожащего от суеверного страха Ульсона, ученый быстро достал анатомические инструменты, склянку со спиртом и принялся за дело...

Боя похоронили этой же ночью. Наутро явились туземцы и стали уговаривать Миклухо-Маклая от­пустить Боя в Гумбу, где его обязательно вылечат. Чтобы отвлечь их от этих неприятных разговоров, уче­ный решил совершить «чудо». Он взял блюдечко, на­лил немного спирта, поставил блюдечко на веранду и позвал гостей. Взяв затем стакан с водой, он отпил немного из него, и дал попробовать одному из тузем­цев, который убедился, что в стакане вода. Прибавив к спирту на блюдечке несколько капель воды, Маклай поднес зажженную спичку. Спирт вспыхнул. Туземцы отпрянули. Ученый стал разбрызгивать горящий спирт на лестницу, на землю. Папуасы с криками бросились вон из Гарагаси. Вскоре, однако, возле хижины собралась огромная толпа. То были жители Бонгу, Били-Били и острова Кар-Кар.

«Маклай, не зажигай моря!» — кричали они.

Если до этого случая папуасы называли русского ученого «гаре тамо», что значит «человек в футляре», то есть «человек в одежде», то теперь его стали имено­вать «каарам тамо» — «человек с Луны». Убеждению в том, что «тамо-русс» — «русский человек» явился с Луны, послужил еще один случай: как-то ночью мимо Гарагаси проходили две ярко освещенные пиро­ги. Ученому пришла фантазия отсалютовать им фей­ерверком, и он зажег фальшфейер. Эффект получился потрясающий: папуасы побросали факелы в воду и удрали.

«Тамо-русс выпустил в небо Луну», — рассказы­вали они в селениях. Так за Маклаем закрепилась кличка «человек с Луны». Напрасно Маклай раскла­дывал перед Туем географическую карту и старался объяснить, где находится Россия. «Бой улетел в Рос­сию?» — спрашивал Туй и указывал на Луну. Другие интересовались, есть ли на Луне дома, деревья, жен­щины и сколько там у Маклая жен, на каких звездах ему удалось побывать. Ученого поразило, что папуасы считают солнце большой звездой. 

Только пожилой папуас Каин с острова Били-Били был задумчив. Он побывал на острове Сегу, где ему показали «телум-Анут» — фигуру женщины с бака ев­ропейского судна. Там же он впервые услыхал о да­лекой стране, где у людей есть железные топоры и ножи, большие дома и где все одеваются в платья и носят башмаки, как Маклай. Остальные считали свой берег единственным местом на земле, где обита­ет человек.

Колесников М.С. Миклухо-Маклай. М., «Молодая гвардия», 1961 г., с. 124-127.


Интересно

Австралийский абориген об убийствах с помощью магии: Я считаю, что смерть от пури-пури наступает толь­ко у верующих людей с плохой нервной системой. Если вы не верите в заклинания, вас ничто не тревожит — останетесь живы. Когда не станет стариков, о пури-пу­ри забудут и наши дети будут жить спокойно.

Я как-то спросил одного старика, почему он не убил белого человека с помощью пури-пури. Тот ответил: "Мы не можем убивать белых с помощью пури-пури. Ведь у них в теле много соли". Я сказал ему, что теперь буду есть много соли, что­бы защитить себя от пури-пури.

Дик Рафси. Луна и радуга. Издательство «Наука». Москва, 1978 г., с. 77.

Catalog gominid Antropogenez.RU