English Deutsch
Новости
Мир антропологии

Психея с бородой: об ошибках археологов

«Археологи - это  следопыты. С проницательностью,  присущей  детективам, подбирают они камешек к  камешку (и часто не  только фигурально) до тех пор, пока постепенно не придут к логически напрашивающимся  выводам. Легче ли им, чем   криминалистам?  Ведь  они  имеют   дело  с  мертвыми  предметами  -  с противником,   не   способным  к   сознательному  противодействию,  лишенным возможности  запутывать следы, наводить на ложный путь.  Это верно:  мертвые камни  не могут  оказать  сопротивления  тем, кто их  созерцает.  Но сколько фальсификаций они таят! Сколько ошибок допустили те, кто опубликовал  первые известия о  той или  иной  находке!

Статуя Зевса Олимпийского. Гравюра Филиппа Галле.
						Источник: https://ru.wikipedia.org/
Статуя Зевса Олимпийского. Гравюра Филиппа Галле.
Источник: https://ru.wikipedia.org/

Ведь  ни один археолог  не  в  состоянии изучить в подлиннике все находки - они рассеяны по всей  Европе,  по  музеям всего мира. Ныне, правда, фотография дает совершенно точное  их изображение, но  далеко  не  все еще  сфотографировано; до сих пор еще  приходится  часто довольствоваться   рисунками,    субъективно   раскрашенными,    субъективно исполненными. Эти рисунки, зачастую сделанные людьми, ничего  не  смыслящими ни в мифологии, ни в античной истории, неточны, изобилуют ошибками.

На одном саркофаге, хранящемся  ныне в Лувре, изображены Психея и Амур. У Амура  отбита правая рука, но кисть руки сохранилась:  она  лежит на  щеке Психеи. Эту кисть два французских археолога превратили на своем рисунке... в бороду. Подумать только, бородатая Психея! Несмотря на явную нелепость этого рисунка,  третий   француз,  издавший  каталог  Лувра,  пишет:   «Скульптор, создавший  саркофаг, не  разобрался  в  сюжете - он наделил Психею, одетую в женское  платье, бородой!» А  вот еще  один случай, показывающий, как далеко можно  уйти по ложному следу,  настолько порой запутанному, что и нарочно не придумаешь.  В Венеции  есть один рельеф  - серия  сцен,  изображающая  двух мальчиков: впрягшись вместо быков в  повозку, они везут женщину. Этот рельеф был дополнен и реставрирован примерно  полтораста  лет назад. Интерпретаторы того  времени  видели  в нем  иллюстрацию  к одному  из рассказов  Геродота: Геродот сообщает о некой Кидиппе, жрице Геры, которую однажды за отсутствием быков привезли к храму ее собственные сыновья. Растроганная  мать обратилась с  мольбой  к богам  даровать  ее сыновьям  наивысшее блаженство,  доступное смертным. И Гера, по совету богов, дала им  возможность умереть  во сне, ибо безмятежная смерть в ранней юности и есть наивысшее блаженство. 

Основываясь на  таком толковании,  рельеф  дополнили  и реставрировали. Решетка  у  ног женщины превратилась в повозку  на колесах, конец  веревки в руке одного из мальчиков - в  дышло.  Орнаменты стали богаче,  контуры более определенными, сам рельеф более глубоким. Так  были созданы  предпосылки для новых  толкований.   На   основании  произведенных  дополнений  рельеф   был датирован, причем неверно;  орнамент был  принят  за рисунки, храм  объявлен усыпальницей - это тоже было неверно: рассказ  Геродота  приукрашен - и тоже неправомерно, ибо вся реставрация была совершенно ошибочной. Рельеф вовсе не был иллюстрацией к Геродоту. Геродота вообще никогда  во  времена античности не иллюстрировали. Повозка - чистейшая выдумка реставратора, он зашел в этом так  далеко,  что  даже  снабдил  ее   колеса  спицами,  которые   в   таком орнаментированном виде  вообще никогда не встречались в античных памятниках. Плодом   воображения  является  и  ярмо,  и  ошейники  у   быков. 

Разве  не свидетельствует  данный  пример  о том, на  какой  ложный путь может завести неверное описание?

Мы  упомянули Геродота  -  автора,  чьи  произведения и  поныне  служат неиссякаемым  источником  сведений о датах,  о произведениях  искусства и их авторах.  Труды античных  авторов, к  какому бы времени они ни относились, - основа герменевтики,  но как часто они вводят в заблуждение археологов! Ведь писатель говорит  о высшей правде - что  ему банальная действительность! Для него история, а тем более мифы, - лишь материал для творчества. 

Человек, чуждый музам, может сказать: «Писатели лгут». Если поэтическая вольность в  обращении с фактами - это ложь, то действительно древние авторы лгали  не  менее,   чем  современные.  Немало  труда  приходится   затратить археологу,  чтобы  выбраться сквозь  чащу их  свидетельств на верную дорогу. 

Так,  например,  чтобы  установить,  к   какому   времени  относится  статуя Зевса-олимпийца  из золота и слоновой  кости  -  знаменитое  творение Фидия, необходимо знать,  когда  и  где Фидий  умер.  Об этом мы  находим у  Эфора, Диодора, Плутарха и  Филохора  противоречивые и взаимоисключающие друг друга данные: он умер в темнице; ему удалось из нее бежать; он был казнен в Элиде; он спокойно дожил там свой век... И только в  сравнительно недавно найденном опубликованном  в  Женеве   папирусе  мы  находим  сведения,  подтверждающие сообщение Филохора.

Всё это дает  некоторое представление о тех  кознях,  которые поджидают археолога,  когда он остается один на один с тем или иным памятником. В этом единоборстве  он   может  рассчитывать  только   на  заступ  и   собственную сообразительность. 

Рассказать обо всех методах, применяемых в научной  критике, о том, как делаются  зарисовки  и  описания, о  том,  как помогают  определению находок мифология, литература, эпиграфический  материал, изучение монет и  утвари, о комбинированных методах  определения находок путем сравнения, изучения места находки, ее залегания и находок, сопутствующих ей, рассказать обо  всем этом - означало бы выйти за пределы  той темы, которой  посвящена  наша книга.  К тому же это сказалось бы и на ее занимательности».

Из книги: К.В. Керам. «Боги. Гробницы. Ученые»


28 января - АНТРОПОГЕНЕЗ.РУ в Санкт-Петербурге

Интересно

Выдающийся палеонтолог А.П.Быстров писал в 1957 году: Несмотря на то, что в Африке найдено несколько форм ископаемых обезьян, а в настоящее время там обитает такая высокоорганизованная обезьяна, как шимпанзе, мы все же не можем считать, что первые люди возникли на этом континенте. Климатические особенности экваториальной Африки не могли создать такие условия, которые привели бы к превращению обезьян в людей. Для этого требовалась несравненно более суровая окру­жающая обстановка.

Catalog gominid Antropogenez.RU