English Deutsch
Новости
Мир антропологии

О юности великого египтолога Питри

«Удивительно,  как  много   рано  развившихся  дарований  проявили  себя впоследствии именно в  области археологии!  Шлиман,  еще  будучи учеником  в лавке,  овладевает  чуть  ли  не полдюжиной  языков;  Шампольон  в  возрасте двенадцати  лет   высказывает   самостоятельные  суждения   по  политическим вопросам; Рич привлекает к себе всеобщее внимание уже на девятом году жизни, а  об  Уильяме  Матью  Флиндерсе  Питри, которому было суждено  стать  самым выдающимся вычислителем и интерпретатором среди археологов, рассказывается в биографической заметке, напечатанной в одной из газет, что он уже в возрасте десяти лет  проявлял совершенно исключительный интерес к раскопкам в Египте.

Сэр Уильям Мэттью Флиндерс Питри
Сэр Уильям Мэттью Флиндерс Питри

Тогда  же  он  высказал  мысль, которая впоследствии  стала основной  в  его научной  деятельности:  необходимо,  соблюдая  разумное  соотношение   между уважением к  древностям  и жаждой открытий,  слой  за слоем «просеять» землю Египта  для  того, чтобы  не  только  найти  все, что она скрывает  в  своих глубинах, но  и  получить представление о  первоначальном расположении  всех находок. Заметка эта (мы привели  здесь ее лишь  в качестве курьеза, так как проверить сообщаемые в ней факты не удалось)  была опубликована в  Лондоне в 1892 году,  в том самом году, когда Флиндерс Питри был  назначен профессором Университи-колледжа. (К этому  времени ему уже исполнилось  39 лет - едва ли можно считать такой возраст слишком ранним для должности профессора.)

Однако независимо от достоверности этих сведений несомненно одно: уже в ранние юношеские годы у  Питри появился, помимо интереса к древностям, целый ряд склонностей, которые редко  встречаются в подобном  сочетании  и которые впоследствии  сослужили  ему  немалую  службу.  Он  занимался  естественными науками, испытывал значительно  больший, чем обычный дилетантский, интерес к химии и буквально возводил в культ ту науку, которая стала со времен Галилея основой  всех точных наук - математику. Одновременно он бродил по лондонским антикварным лавкам, проверяя свои теории на самих предметах древности, и ещё в школьные  годы  жаловался на  то, что в области  археологии,  в  частности египтологии,  ощущается недостаток в настоящих фундаментальных трудах.  Став взрослым,  он  восполнил этот  пробел:  его  научное наследие насчитывает 90 томов.  Его  трехтомная  "История   Египта..."   (1894-1905),  исследование, отличающееся  удивительным  богатством  содержания,  было   первым   в  ряду последующих  монографий, посвященных этой теме,  а большой отчет «Десять лет раскопок  в  Египте, 1881-1891», вышедший в свет в 1892  году, еще и сегодня нельзя читать без волнения».


Из книги: К.В. Керам. «Боги. Гробницы. Ученые» 


 


21 октября - Ученые Против Мифов в Москве

Интересно

«В глухое село Заволжья школьный учитель привёз фонограф и решил показать его мужикам. Когда из небольшого деревянного ящика раздался голос человека, запевшего русскую песню, мужики обомлели и насупились, а старик крикнул: "Заткни его, так распротак!" Учитель попытался объяснить действие машинки, но мужики решили: «Сжечь дьяволову игрушку!». Тогда учитель поставил валик с церковным песнопением. Потрясённые мужики ушли. Старик, придя домой, сказал: «Собирайте меня, умереть хочу». Надел смертную рубаху, лёг под образа и через неделю помер. А по селу пошёл слух о скором конце света, о чертях в ящике, которые молитвы поют. Иные пьянствовать начали. Разладилась жизнь».

Баландин Р.К., 100 великих оригиналов и чудаков, М., «Вече», 2009 г., с. 271. Предоставлено Викентьевым И.Л.

Catalog gominid Antropogenez.RU