English Deutsch
Новости
Мир антропологии

Павел Колосницын «Археологи скрывают – тайны Великого Новгорода и официальной археологии»

Александр Соколов: Мне часто пишут сторонники Новой хронологии, которые говорят, что Новгород – это не Новгород и было всё не тогда и не там. Хотелось бы, чтобы вы наконец рассказали нам правду.

Я обязательно этого коснусь, но мой доклад касается не только Новгорода, но и вообще археологических мифов. 

Лженаучные мифы, связанные с археологией, довольно распространены. Связано это с тем, что археология – совершенно особая историческая дисциплина. Любые действия человека оставляют тот или иной материальный след и являются важным источником для изучения прошлого. А некоторые цивилизации и эпохи мы можем узнавать только по археологическим данным. Поэтому все альтернативные историки так или иначе упираются в археологию и пытаются либо найти подтверждения своим идеям, либо опровергнуть существующие, опираясь на археологию. Я сейчас об этом расскажу.

Мифы создает несколько категорий людей.

Первая из них – разнообразные лжеученые, которые действуют на этом поле давно и с помощью антинаучных археологических мифов доказывают свои теории. Вторая группа – это современные копатели, любители с металлодетекторами, которые являются прямыми противниками археологов. Мы их очень не любим, они нас очень не любят, и вот они за последние два десятка лет наплодили огромное количество мифов, которые, что называется, пошли в народ. Естественно, мифы создают и простые обыватели, которые судят об археологии на основании фильмов, телепередач разной степени качественности и на основании собственного здравого смысла. Этих археологических мифов настолько много, что даже их перечисление займет, наверное, целый день. Поэтому я постарался отобрать мифы, которые будут наиболее характерными, чтобы показать на их примере способы их формирования и, соответственно, развенчания.

Среди зарубежных деятелей – создателей археологических мифов – наиболее известным является Майкл Кремо. В России этим также занимаются Носовский с Фоменко, Задорнов, Лев Прозоров и многие другие.

Самый первый миф, о котором я расскажу, звучит так: археологи скрывают находки, не укладывающиеся в существующие концепции. Это позволяет доказать любую теорию, например, что Землю населяли четырехметровые гиганты. А почему у нас нет их костей, нет вещей, которыми они пользовались, остатков жилищ соответствующего размера? Ну так археологи всё скрывают, поэтому мы всего этого и не видим! Этот миф предполагает, что ученые участвуют во всемирном заговоре, цель которого – поддержать некую устоявшуюся концепцию. Но за последние две сотни лет наше представление об истории значительно изменилось, и надо полагать, что существует некий мировой центр, который управляет и контролирует эти процессы. Но как можно скрыть то, что находят археологи? Дело в том, что значительная часть предметов в момент нахождения не имеет убедительной интерпретации, понимания, что это за предмет, потому что значительная часть вещей вышла из употребления и мы не знаем их назначения, а другие предметы находят в виде обломков, по которым первоначально даже понять, что это такое, сложно.

Вот один из моих любимых примеров: в археологических слоях средневекового Новгорода находили вот такие предметы – маленькие круглые коробочки, крышечки с различными изображениями и орнаментами. Довольно долго ученых занимал вопрос, что это такое. Можете сейчас подумать, попытаться представить, что это может быть. Возможно, какие-то коробочки для косметики или мазей? Была версия, что это специальные футляры для хранения восковых печатей. Вещи эти копились, писались и публиковались статьи, выдвигались версии, пока не обнаружился такой же предмет, только с надписью. Можете здесь прочитать: «А се птица на зеркале голубь». То есть эти предметы – это крышки футляров от зеркал. В Средневековье зеркало – вещь очень дорогая, которую хранили обязательно в закрытом состоянии.

Но по мнению конспирологов археологи сразу умудряются отличать вообще непонятные древние предметы от неких запретных артефактов, то ли разыгрывают многолетний спектакль, в котором изображают, как они пытаются что-то изучить, узнать. Более того, в этом заговоре должны участвовать не только археологи и историки, но и работники музеев, которые очень часто с археологами не совпадают, реставраторы, которые реставрируют эти находки, и более того, даже черные археологи, грабители и коллекционеры вещей. Но дело в том, что на самом деле цель археологии и истории в целом – это не поддержание некой устоявшейся концепции, а установление знаний о прошлом. Поэтому любой непонятный, необычный предмет всесторонне изучается и максимально обсуждается специалистами, и реально существующие загадочные предметы были найдены и интерпретировались в ходе научных, а не альтернативных изысканий. Пример этому – Антикитерский механизм. А различные скрываемые артефакты, о которых рассказывают любители истории, чаще всего либо не существовали, либо были неверно интерпретированы специалистами.

Например, в докладе о Марсе (см. лекцию Виталия Егорова) приводились примеры, как изображения, похожие на что-то, оказывались случайно шуткой природы – игрой тени, света, камней. То же самое с многими загадочными предметами. Вот пример из книги Майкла Кремо – это известный собиратель загадочных предметов. У меня на слайде всё, что он пишет об этом предмете: некая табличка со знаками, напоминающими буквы, где-то как-то кем-то найдена и довольно примитивно зарисована. Больше о ней ничего не известно, но по мнению таких вот альтернативных исследователей это доказывает существование некой цивилизации возрастом несколько миллиардов лет, которую скрывают специалисты.

Что еще важно – такие предметы во всех альтернативных исследованиях встречаются поодиночке. Но дело в том, что археологи вопреки распространенному мнению изучают не некие ценные одиночные красивые предметы, археологи изучают культурный слой, то есть слой, который образуется в результате любой человеческой деятельности. Вот пример фотографии разреза стенки раскопа, на которой видны прослойки различных культурных слоев разного времени, ямы, вторгающиеся в эти слои. Это, скажем так, довольно сложный объект, состоящий из разных компонентов.

И вот с существованием культурного слоя тоже связано множество мифов.

Они могут быть совершенно разными, но объединяет их то, что люди, их создающие, не имеют никакого представления о том, как культурный слой формируется, и не имеют никакого представления об археологии. Вот, например, смотрят они на здания, это Ярославово Дворище в Новгороде, и если присмотреться, то можно увидеть, что нижние части храмов фактически до середины окна закрыты землей. Здесь полоса тоже показывает уровень земной поверхности, раскрытый позже – то есть нижние окна до этого вообще были под землей. И альтернативные исследователи считают, что раз так засыпало, значит, это следы какой-то глобальной катастрофы. Ведь не может быть так, чтобы люди столько намусорили. Вот тоже хороший пример – Триумфальная арка Константина в Риме. Известный туристический объект. Но люди достают гравюру конца XVIII века и говорят: «Посмотрите, в XVIII веке Рим постигло страшное бедствие. Посмотрите на эту арку, она почти наполовину закрыта наносами какого-то грунта». А вот ее современное состояние, где видно, с какого уровня она фактически была откопана. Непосвященных людей это удивляет, а связано это с простым переносом современных представлений в прошлое. На самом деле вывоз мусора, обязательная уборка отходов – это явление относительно недавнее. В большинстве древних цивилизаций, городов, в Средневековье всё это оставалось на месте. Вот здесь у меня кратенькая схема, как появляется культурный слой: вот поверхность, потом приходят люди и образуется слой строительства, слой жизнедеятельности, слой разрушения. Потом эти процессы повторяются, повторяются, повторяются, пока не накапливается некий мощный культурный слой.

Но опять же возникает вопрос. Ладно, это какие-то дворы, какие-то усадьбы, но вот есть же храм, вокруг него ходит крестный ход, то есть должны поддерживать чистоту, грязь не разводить. Они действительно ухаживали за храмами – регулярно их ремонтировали, меняли штукатурку, но мусор опять же не вывозили. Таким образом, постепенно вокруг этого храма начинал накапливаться пресловутый культурный слой. В какой-то момент он достигал такого уровня, что дверь приходилось переносить выше, а внутренние помещения засыпать землей и делать пол выше предыдущего, потому что внутренность оказывалась ниже уровня современной поверхности и там просто скапливалась вода.

Бывает наоборот – появляется некий знаток и говорит: «Ну какая же это древность! Этот найденный предмет находится всего лишь на глубине 50 сантиметров под землей, а вы говорите, что это XII век. Но слой же постоянно накапливается, значит, он должен быть гораздо глубже. Если это XII век, то он должен быть на глубине восемь метров». С этим как раз связана выдвигаемая известными деятелями Носовским и Фоменко версия о том, что средневековый Великий Новгород – это не Новгород на Волхове, известный как столица княжества, а Ярославль на Волге. Я не знаю, как вообще эта бредовая идея пришла им в голову, но они пытаются всячески ее доказать. И одна из проблем, которая стоит перед ними – это культурный слой Великого Новгорода. Дело в том, что, благодаря условиям, сохраняющим органику, там накопилось до 6-7 метров культурного слоя, в котором прекрасно сохраняется дерево, кожа, кость и прочая органика. И из-за того, что нарастающий слой заставлял новгородцев перестилать улицы, постоянно настилать новый слой мостовой, то сформировалась такая вот поленница мостовых. С помощью дендрохронологии удалось составить дендрохронологическую шкалу, которая по кольцам на дереве позволяет датировать любое сооружение. В итоге получается такая схема – условная схемка формирования новгородского культурного слоя, который постепенно со временем растет.

Отрицать этот факт не могут даже альтернативные исследователи, и они пытаются как-то это объяснить и подогнать под некую особенность. Вот один довод: культурный слой растет с постоянной скоростью. Те же Носовский и Фоменко утверждают, что они вычитали это в работах археологов. Но, во-первых, вычитали они это в научно-популярной книге, не в исследованиях. Хотя книга замечательная, всем рекомендую прочитать – В.Л. Янин «Я послал тебе бересту», где он в какой-то момент пишет что, вот на Неревском раскопе слой нарастал со скоростью один сантиметр в год. Но там четко написано, что это касается определенного участка города и только в определенное время. Полагаю, что Фоменко и Носовский не дочитали эту книгу, потому что чуть дальше объясняется, что вот у нас сантиметр в год рос, значит, нам вроде бы можно датировать по глубине. Но дальше автор объясняет, что это невозможно, потому что нужно взяться и телегами навозить грунта, насыпать метр за день, а может за столетие накопиться только полметра.

Кроме того, культурный слой не только сохраняется, но и разрушается. Не везде такая хорошая сохранность, как в Новгороде, в Старой Руссе, в которой я работаю. И сразу после выпадания начинается разрушение – если выгнивает органика, то слой в мощности уменьшается. Если прибавляются дополнительные факторы разрушения (например, распашка), слой уменьшается еще больше. Поэтому мощность слоя сама по себе, без учета других условий, для датировки ничего не дает, но этот миф очень живуч как в среде альтернативных исследователей, так и черных копателей с металлодетекторами, которые говорят: «Ну, если мы копаем только на 30 сантиметров, то ничего древнее 30 лет и не найдем». Несмотря на все свои находки.

Еще один очень интересный миф связан с датированием по желанию. Очень часто говорят : вот, на самом деле этот предмет гораздо древнее (или наоборот, гораздо моложе), а археологи, историки его возраст скрывают для того, чтобы он подтверждал их теории. И с этим такой пример – я, опять же, возьму его из Носовского и Фоменко, хотя их много в любой части истории и археологии – связан с находкой вот такой берестяной грамоты с изображением святой Варвары и Иисуса, которую археологи и лингвисты датировали началом XI века. А Фоменко, Носовский и их единомышленник Тюрин говорят: тут вот есть надпись, и мы ее прочитываем как 1774 год. Ну, то есть не 1774, а 7282 от сотворения мира, и переводят в эту дату. Но они забывают, что любой предмет, найденный археологами, датируется несколькими способами. Данную грамоту мы можем датировать по прочитанной на ней дате, по дендродатам связанных с ней сооружений, по вещам и предметам, залегавшим в связанных с ней прослойках и стратиграфическим методом. Что означает стратиграфический метод? То, что даже если мы ничего не находим в раскопе –  каких-то предметов, способов датировки, археолог всегда может понять место предмета. Потому что слой залегает с определенными закономерностями: слои, образовавшиеся в древности, всегда ниже, чем слои, образовавшиеся ближе к современности. Ямы, которые вторгаются в слой, всегда моложе, чем слой, в который они вторгаются. И у нас формируется колонка – вот, опять же, условно разрез раскопа, и в нем IX, X, XI век и так далее. Но авторы Новой хронологии утверждают, что всё не так. Что – вот здесь стрелочкой я как раз показал XI век – здесь у нас XVIII век. Но ведь грамота залегала не в одиночестве. Она залегала в прослойках, с которыми связаны сооружения, в которых находится множество предметов. В частности, в 2000 году, когда была найдена эта грамота, в Троицком раскопе в слоях, близких к ней, обнаружено около трех с половиной тысяч находок, десятки тысяч фрагментов керамики, обрезков кожи, множество срубов. И если мы полагаем, что это XVIII век, значит, то, что мы находим, это материальная культура Новгорода в XVIII веке. Как мы себе представляем XVIII век? Он не так далеко от нас, сохранилось множество изображений, предметов, картин. Вот город XVIII века. Это, правда, Москва, потому что гравюры Новгорода соответствующего времени у меня не нашлось. Но если мы заглянем, то что обнаружим? Оказывается, в XI веке, когда найдена грамота, новгородцы не пользовались российскими монетами – ни одной монеты с датировкой XVIII веком нету. Они пользовались почему-то серебряными монетами, происходящими из Западной Европы, динариями, или арабскими дирхемами. Причем тоже гораздо более древними, производившимися гораздо ранее XVIII века. Или же серебряными слитками, хотя в то время их никто уже не использовал. Более того, получается, что в XVIII веке новгородцы носили какую-то совершенно архаичную обувь, у нее не было многослойной подошвы, только поршни, туфли на мягком основании. И вообще вся их жизнь была очень бедной – ни одного предмета фабричного производства, хотя мануфактуры уже появляются. Новгородцы в XVIII веке в городе не знали, что такое огнестрельное оружие – ни одной пули, ни одного оружейного кремня. Зато есть луки, стрелы, архаичные мечи, какие-то совершенно странные украшения, неизвестные нам из XVIII века. Кроме того, новгородцы не знают, что такое фарфоровая посуда и стеклянные бутылки, пользуются деревянными ложками. Вместо письма на бумаге используют бересту, ни одной чернильницы не найдено. В общем, очень странная картина – какая-то очень бедная деревенька XVIII века.

Но если у нас есть более древние слои, мы заглянем и повыше – в «XIX век». Что мы обнаружим?

Примерно то же самое, то есть Средневековье, то, что соответствует XII веку. Чуть-чуть какое-то развитие произошло, что-то изменилось, но всё так же архаично. И дальше больше – если у нас методика определения датировки верна, это либо сантиметр в год и дендрохронология (которую, кстати, Носовский и Фоменко признают, потому что не могут ей ничего противопоставить – это естественно-научный метод датировки), то мы обнаруживаем, что не только в XIX, но и в XX веке новгородцы ничего не знают. Нет ни асфальтированных улиц, ни домов. Какие пятиэтажки, какие хрущевки, вы о чем? Все в избах живут. Зато никаких следов Великой Отечественной Войны, ни одной гильзы, никаких осколков снарядов – ничего. Но дальше-то хуже: мы оказываемся в будущем, в XXI веке и выясняем, что, в принципе, как-то мы не так живем. И вот только в XXIII веке у новгородцев появляются курительные трубки, фарфоровая посуда, стеклянные бутылки… То есть в древности они жили бедно, но очень здорово – не пили, не курили, что называется, в единении с природой. Вот что будет, если мы признаем право датировать предметы без учета обстоятельств.

И еще один миф – последний в моем выступлении, но не в действительности – это то, что любой человек может интерпретировать данные, полученные в результате археологических исследований. Кажется, что сложного – посмотрел и сказал. Но любая дисциплина требует специальных знаний, понимания, что и как происходило. А человек может вырвать какой-то факт и использовать его для доказательства своей теории.

Вот, например, Лев Прозоров, который, скажем так, работает в другую сторону, нежели Носовский и Фоменко. Он сторонник великой и могучей языческой Руси, которую испортило христианство. И вот для того, чтобы доказать, что принятие христианства было катастрофой, он говорит: «Вот, посмотрите, археологи сами пишут, что 28%, практически треть найденных городищ исчезли к началу XI века. Хотя, конечно, археологи пытаются как-то доказать, но понятно, что если у нас в конце X принятие христианства, значит, это уничтожали сопротивлявшихся язычников». Но автор не задается ни одним вопросом, который нужно задать. Во-первых, что это за городища? Слово «городище» означает остатки любого укрепленного поселения: это может быть и крепостица на три десятка гарнизона, и остатки огромного города. И самое главное, здесь говорится о городищах IX – начала XI века, и опять же автор не обращается к исследованиям, чтобы посмотреть, в какое время исчезли-то эти городища. Фраза «городища исчезли к началу XI века» не означает, что они все исчезли, это означает, что городище могло исчезнуть и в начале X века, и в середине, задолго до христианства. Он не обращается к археологическим материалам, чтобы посмотреть, как эти города исчезли – есть ли там следы военного разгрома, вызвано ли оно действиями князей во время междоусобных войн. В это время шло создание Киевской Руси, присоединение новых территорий. Вызвано ли это, правда, какими-то конфликтами принятия христианства. А может, эти городища были не уничтожены, а просто заброшены, потому что изменились торговые пути, изменились некоторые экономические и политические условия, города теряли свое значение. Появлялись новые центры, и старые города исчезали. Но автору это не нужно. Ему нужно доказать некий постулат, для которого годится любой аргумент, причем, как правило, вырванный из контекста.

Самый последний миф. Бывают мифы, когда используют устаревшие данные. Например, известный миф связан с древнейшим водопроводом в Новгороде, и сейчас в туристических путеводителях Новгорода можно прочитать, что в Новгороде в Средневековье, уже в XII-XIII веке существовал водопровод. С чем связан этот миф? В конце 40-х годов велись раскопки на Ярославовом Дворище и в ходе них были найдены деревянные трубы. При попытке их датировать археологи того времени совершили ошибку – они слой разрушения Никольского храма приняли за слой его строительства. Слой строительства – XII век, если я правильно помню, слой разрушения – Смутное время, XVII век. То есть он залегал, как подумали, под XII веком, а на самом деле под XVII. Ошибку поняли, на самом деле, довольно быстро. Уже через два года в следующей публикации написали о том, что всё это передатировали, и кроме того это оказался не водопровод, а водоотвод для отвода грунтовых вод, сделанный в XV веке. Но история-то красивая про древнейший водопровод в Новгороде, и она закрепилась.

Кратко вот так. Спасибо за внимание! 


03 февраля - Ученые Против Мифов в Петербурге

Catalog gominid Antropogenez.RU