English Deutsch
Новости
Мир антропологии

Александр Соколов «Практическое руководство по общению с «немогликами»»

На всякий случай, «немоглики» – это термин, предложенный Олегом Кругляковым для обозначения тех, кто утверждает, что древние люди не могли. Недавно мы выложили несколько фотографий с нашего последнего эксперимента, где мы изобразили некий символ в граните (см. выступление Н. Васютина «Эксперимент по вырубке изображений на гранитной поверхности с помощью кремневых орудий»). В комментарии пришел молодой человек, который бросил нам вызов – он показал нам несколько изображений мраморных статуй мастеров XVII – XIX века и спросил, можем ли мы это повторить. Я не говорю про то, что тут другой материал, другой инструмент, другая эпоха – другое всё, но, на мой взгляд, главное – мысль, что мы не знаем некоего секрета, поэтому мы не можем. А вот если бы мы его узнали, то такое можно было бы сделать щелчком пальцев, за полчаса. Зачем учиться? Зачем годами оттачивать мастерство?


Вопрос: а почему нас не попросят «Джоконду» изобразить или исполнить Третий концерт для фортепиано Рахманинова? Мне кажется, я знаю почему. Потому что даже в XXI веке дети рисуют красками и в школе им что-то про музыку рассказывают, а вот как ваять в камне, детей XXI века не учат, и у современного человека в этой области огромная черная дыра, куда и попадает некий немоглический фильм с ютуба. Я думаю, что если бы в школе на уроках труда показывали хоть немного, как работать по камню, этих проблем и вопросов было бы на порядок меньше. Чтобы как-то изменить ситуацию мы провели ряд экспериментов – мы пилили гранит, сверлили, долбили, и каждый раз приходили недовольные зрители, которые в комментариях писали некие возражения, которые из раза в раз повторялись просто под копирку. В сегодняшнем докладе я расскажу о нескольких наиболее частых из них. Я считаю, что это полезно, потому что, во-первых, наши эксперименты стали регулярно использовать как аргумент в спорах, а во-вторых, это будет наглядная иллюстрация некоторых когнитивных ошибок, которым, в принципе, подвержены и мы с вами.

1. Первый довод звучит так: вы что-то такое мелкое изобразили. Не убедили! Вот если бы вы вырубили из гранита огромный обелиск или построили пирамиду целиком, тогда бы я вам поверил.

Прежде всего нужно убедиться, на каком языке у нас ведется диалог: на языке эмоций «Ах, я не могу даже представить, как бы вы это сделали!» или на более сухом научном языке «Вот ваша ежедневная норма выработки. При такой норме за столько-то дней вы выполните определенный объем работы». Я думаю, имеет смысл говорить только о втором варианте, более логичном. Так вот, прежде чем просить нас (небольшую группу энтузиастов) построить пирамиду, полезно было бы подумать, сколько стоит подобный проект. Я приведу пример: часто вспоминают построенную в 1978 году японцами небольшую известняковую пирамиду высотой 11 метров. Реже вспоминают, что это обошлось японцам в 1 миллион долларов. И когда говорят, что этот эксперимент удался не целиком, что хотели построить 20 метров, а получилось всего 11, то не называют главную причину – деньги кончились. Мы готовы повторить что-то подобное при адекватном финансировании. Но я хочу еще добавить, что помимо денег речь идет о риске для здоровья. Проблема здоровья строителей начальников строек в Древнем Египте волновала меньше, чем сейчас. Это подтверждается фактами. Например, на останках строителей пирамиды Менкаура имеются многочисленные травмы. На 44% мужских скелетов и на 26% женских есть переломы. Пока у нас нет соответствующего финансирования и такого богатырского здоровья, нам тем не менее дан навык сложения и умножения. В школе мы решали задачи вроде «Если поезд за два часа прошел 80 км, сколько он пройдет за сутки?» Понятно, что в реальности не всегда это выполняется точно (машинисту нужно отдыхать или может кончиться уголь), но тем не менее, взрослый человек в состоянии решить задачу типа:

1 рабочий выдалбливает 250 см³/час (реальная экспериментально полученная цифра)

Сколько он сможет сделать за 8 часов? А сколько смогут сделать 150 рабочих за 8 часов? Почему 150? Потому что именно столько размещается по периметру знаменитого Асуанского обелиска. А сколько они выдолбят за 3 года, если мы примем год равным 300 дням (отдыхать-то надо)?

Ответ: они выдолбят траншею вдоль Асуанского обелиска шириной 75 сантиметров и глубиной 5 метров. То есть выполнят эту работу целиком.

Три года – это много, конечно. В XIX веке Александровскую колонну тоже вырубали три года. Если хотите сделать какие-то поправки на усталость, на перекуры, то ради бога, но именно такой аргументированный разговор, а не эмоциональные восклицания имеет смысл в данном случае.

2. Более логический аргумент, когда пытаются проводить некие расчеты: вот вы сколько-то сантиметров проковыряли за несколько часов, но таким образом пирамиду и за тысячу лет не построить! А сколько меди на это уйдет!

Здесь хорошо, что начали считать. Плохо, что эти расчеты прикладывают не к тому месту. Мы в эксперименте выполняем некую техническую операцию, а ее прикладывают к объекту, к которому в древности ее не применяли. Я прошу прощения, что говорю об этом здесь, но, во-первых, египетские пирамиды построены не из гранита. Гранит там тоже использовался, но основной материал – известняк (более мягкий камень). Во-вторых, блоки, конечно, не выпиливали, их вырубали, и сегодня у нас будет демонстрация аналогичного эксперимента по вырубанию неких блоков. И, наконец, даже когда работали с крупными гранитными объектами – с теми же блоками или саркофагами – их тоже не выпиливали, их вырубали каменными молотами. Например, полторы тысячи таких молотов найдено в асуанских гранитных каменоломнях.

3. Все равно не убедили: всё, что вы сделали – это не то. Вот вы сделайте каменную вазу или целиком гранитный саркофаг с полированными гранями (пишут уважаемые оппоненты).

Прием на самом деле эффективный, потому что дальше можно перечислять весь список экспонатов Каирского музея, которые мы должны выполнить, чтобы убедить нашего оппонента в том, что, видимо, обошлось без инопланетян. На самом деле любой эксперимент решает некую конкретную задачу. Мы их стараемся формулировать в условиях нашего опыта – это, как правило, демонстрация возможности выполнения некой операции неким конкретным инструментом. То есть в чем мы должны убедить – в том, что египтяне могли сделать каменную вазу? Разве это было целью нашего эксперимента? Возможно, мы рано или поздно возьмемся за каменную вазу, может быть, даже очень скоро. Но нужно понимать, что любое сложное изделие требует не одной, а серии операций, выполняемых разными орудиями. То есть выпиливанием вазу не сделать, это точно. И дроблением полированную поверхность тоже не получить. Наверное, заготовка для вазы получалась дроблением, потом форма доводилась кремневыми орудиями. Внутренняя полость высверливалась медным сверлом с абразивом (с песком), потом расширялась каким-нибудь кремневым резцом на деревянном древке. Потом полировка, шлифовка выполнялась другими инструментами. Кстати говоря, Деннис Стокс это всё проделал и описал в своей книге «Experiments in Egyptian Archaeology: Stoneworking Technology in Ancient Egypt», можете посмотреть.

4. У вас как-то некрасиво, неказисто, грубая работа. А у древних было идеально.

Идеальность вообще требует опыта, мастерства, и поскольку мы это делали впервые, требовать от нас идеальности довольно странно. Мы показывали возможность выполнения некоего действия примитивным способом. Мне кто-то может возразить – какое нужно мастерство и какой опыт, чтобы долбить камень? Долби себе и долби. Ну конечно, а какое мастерство нужно марафонскому бегуну? Перебирай себе ногами, а на тренировки он ходит развлекаться. Вообще мастерство требуется для любой операции, и даже если мы рассматриваем такое простейшее действие как долбление гранита, то результат будет зависеть от веса камня-отбойника, от формы камня-отбойника, от силы удара, от угла, от позы работника, от того, как он отдыхает. От каких-то еще хитростей (например, поливает ли он поверхность водой), и от многих иных ноу-хау, о которых мы не знаем, но которые знали древние. У которых были годы, столетия на подготовку всего, от чего зависит эффективность и затраты. Это приходит только с опытом. Нужно еще добавить, что когда нам говорят про идеальность, то предполагается, что есть некий идеальный эталон, с которым мы сравниваем. То есть некое идеальное древнее изделие. И тут полезно задать вопрос: как эта идеальность измерялась и оценивалась? В ответ обычно тишина, потому что реальные измерения показывают, что идеальность древних изделий на практике оказывается мифом. Они могут быть очень качественно выполнены, но при этом обладать всеми признаками ручной работы. Например, знаменитые саркофаги в Серапеуме, которые часто упоминают по поводу идеальных углов. При измерении оказывается, что углы на самом деле далеки от 90 градусов.

5. Также нас обвиняют в отсутствии аутентичности: вы используете современную медь, современные трубы, современные пилы из этой меди.  У древних не было таких качественных орудий, качественной меди, поэтому то, то у вас получилось – это ни о чем.

На эту тему уже начинают шутить, что не было такой чистой воды и бутылок пластиковых тоже не было. Не было маркеров, которыми мы размечаем камень. А смысл в том, что идеальная качественная медь там и не требуется. Если мы говорим о сверлении и пилении, нужен некий мягкий металл, потому что сверлит и пилит не металл, а абразив, то есть песок. Про качество песка мы говорить не будем, наверное… Это те частицы, которые внедряются в металл, и эксперименты показывают, что сверлить можно даже бамбуком или полой костью – всё получается. Что касается формы – про это более подробно расскажет Николай Васютин, но в последнем эксперименте мы сверлили вот такой трубочкой, впопыхах сделанной из медного листа. Можете посмотреть, насколько «качественно» сделанной. Всё равно сверлится.

6. Но всё это – те же саркофаги или что-нибудь еще – делалось в промышленных масштабах, серийно.

Обычно я на это говорю: ну раз серийно, покажите серию. Например, серию отверстий в граните или серию саркофагов. Как оценивается серийность, промышленные масштабы – это что? Назовите, например, цифры, сколько в Египте делалось гранитных саркофагов в год. Если мы посмотрим тот же саккарский Серапеум – там саркофаги, в которых хоронили священных быков. Когда умирал священный бык, выбирали следующего. Сколько бык живет? Получается, нужен был один саркофаг в несколько лет. И если посмотреть на эти саркофаги, мы увидим, что они все разных размеров, то есть это явно штучная работа. По поводу серийности, что действительно впечатляет – это масштабы при строительстве пирамид. Известняка там действительно много. И часто в интернете можно увидеть расчеты, что если в пирамиде Хеопса 2 млн блоков и строили ее 20 лет, то нужно было делать 1 блок за 5 минут – это нереально. Смотрите, а московский МГУ якобы построили за 4 года из 180 млн кирпичей. Это что, 85 кирпичей в минуту? Совершенно нереальная цифра. Наверное, они 400 лет строили. Концерн «Мерседес» производит 1.5 млн автомобилей в год. Это 2.5 автомобиля в минуту, представляете? Как?! Пирамиды строил не «Мерседес», но понятно, что там работали сотни бригад, и никто не ждал, пока будет уложен очередной блок, чтобы начать делать следующий. Работа велась параллельно. Если мы посчитаем, то при условии, что бригада из 12 человек делает 8 блоков в день, а бригад, допустим, 40, то всё прекрасно получается. 40 бригад = 320 блоков в день, 20 лет = 1.920.000 блоков. Всё успеют и отдохнут ещё.

7. Еще один хороший прием – подавить оппонента, переведя разговор на другую территорию, в другую эпоху: а как сделали, например, террасу из известняковых мегалитов в Баальбеке в Ливане?

Прежде чем переводить разговор на другую эпоху и другую цивилизацию, полезно понимать, что у них общего, а в чем разница. В чем разница между египтянами Древнего царства и Римской империей рубежа нашей эры? У египтян были медные и каменные орудия, не было даже колесных повозок. У римлян были железные инструменты, ручные лебедки и другие технические приспособления. Были даже краны с «беличьими колесами» для подъема больших грузов. Я не говорю, что в этом случае постройка в Баальбеке становится элементарной технической задачей. Конечно, нет. Но еще раз: чтобы говорить об этом, нужно понимать разницу, а значит, нужно знать историю. И здесь главная проблема в том, что популярных материалов на эту тему на русском языке практически нет. Если про Древний Египет еще можно что-то почитать, то про Баальбек на русском языке мы находим только паранаучные сайты, которые пересказывают, к сожалению, даже известные популяризаторы науки. Когда мы опубликовали две переводные статьи про стройку в Баальбеке, выяснилось, что это вообще первая вменяемая информация по теме в интернете на русском языке.

8. А попробуйте вот этот многотонный блок перетащить на сто километров. Дальше можно добавить «поднять на тысячу метров и чтобы лезвие ножа не пролезало». Но главное – это перетащить на большое расстояние.

На самом деле такие эксперименты в течение последних ста лет проводились неоднократно. Например, здесь мы видим эксперимент 1996 года, где недалеко от Стоунхенджа для ВВС таскали 45-тонный мегалит… правда, не на сто километров, а на двадцать. А наиболее эпичный и хорошо задокументированный опыт – это транспортировка обелиска Муссолини из каменоломен в Апуанских Альпах. Это мраморный обелиск 300 тонн весом, обшивка которого весила еще 50 тонн. Его протащили 11 километров на валах. На ютубе можно найти кинохронику, где всё это показано. Я не говорю, что древние делали это именно таким образом, но мы можем убедиться, что даже такая сложная задача при правильной организации труда решаема такими примитивными средствами.

9. Ну и конечно, появляются мастера определять материал и способ изготовления по фотографии: мне, строителю с 10-летним стажем, очевидно, что это древний бетон/вырезано огромной фрезой/кислородной горелкой советскими инженерами. На глаз.

Например, вот поверхность Асуанского обелиска. Будто черпали ложкой, значит, камень был жидким. А вот стела около Каирского музея – это, конечно же, бетон. На глаз не получится, на самом деле, потому что даже адепты древнего геополимерного бетона утверждают, что этот самый геополимерный бетон настолько похож на натуральный камень, что вводит в заблуждение даже геологов. И чтобы доказать, что это все-таки обычный известняк, специалисты делали химический анализ, спектральный, под микроскопом рассматривали, рентгеном просвечивали этот камень, изучали макрофото и реальные образцы со следами орудий на них. Внешность обманчива, особенно по фотографии. Например, когда мы провели эксперимент по распиливанию гранитной плитки, то в центре распил получился глубокий, а по краям он сходит на нет. При некоторой фантазии, если не знать, как это сделано, можно представить, что это сделано огромной дисковой пилой. Но мы-то знаем, чем это сделано.

В качестве резюме я хочу сказать о корнях этого явления XXI века – о «немогличестве». Помимо плохого знания фактов, что, конечно же, важная причина, здесь, на мой взгляд, еще есть отсутствие навыков аналитического мышления, то есть способности к экстраполяции, к обобщению, затруднение с раскладыванием некой сложной задачи на более простые элементы. Ну и серьезный грех – наш с вами общий грех ленивого человека XXI века – это нежелание думать даже о длительном обучении, о годах труда. Хочется по щелчку пальцев. Хочется одного простого секрета вместо длительного трудного приобретения знаний и навыков.

10. И в качестве бонуса довод, который, возможно, слышали и вы: а почему сейчас не строят пирамид?

Намек такой, что сейчас слабо. Но как же не строят? Вот, пожалуйста, гостиница «Луксор» в Лас-Вегасе. 107 метров, построена в начале 90-х годов прошлого века. Она, конечно, меньше, чем пирамида Хеопса в Гизе, но больше, чем пирамида Менкаура в той же Гизе. Она вообще по размеру точь-в-точь как Розовая пирамида. А если мы посмотрим на полезную площадь, то это просто несопоставимо, потому что в египетских пирамидах всего несколько камер и коридоров, а здесь 4400 номеров, 11 тысяч м² игровой зоны. И построена она не за 20 лет, а за два года, хотя, конечно, это не известняк, а стекло, сталь и бетон – так уж строили в XX веке. И еще маленькая деталь – обошлась она в 385 млн долларов.  

Я не думаю, что мое выступление снимет все эти вопросы, потому что мы сами порой больше слушаем свое сердце и больше доверяем ему, чем доводам разума. Поэтому я даже подозреваю, что эти вопросы снова появятся в комментариях к видео моего сегодняшнего выступления.


Catalog gominid Antropogenez.RU