English Deutsch
Новости
Мир антропологии

Андрей Кизилов «Кто воздвиг дольмены Кавказа?»

Начнем с того, что я с большим удовольствием послушал предыдущие доклады, и одним из самых главных аспектов во всех этих рассуждениях является факт необходимости прикоснуться к этому всему самому и персонально. То есть я по фотографии порчу не навожу, сглазы не отвожу. Когда мне было 8 лет, отец впервые привел меня в горы на дольмены. И вот с тех пор я насмотрелся их очень много, но смотрим мы их не как туристы, мы смотрим их на предмет археологических аспектов строительства. Раскопки – это уже другой факт. А мы изучаем, как что строилось, ведь от любого нашего деяния остаются следы. Даже если мы делаем керамику, простой кирпич, там остаются наши пальцы. Если человек прикасался к предмету или делал его, всегда что-нибудь на нем да будет.

Источник: слайд из презентации докладчика.
Источник: слайд из презентации докладчика.

Перечислять легенды не будем, перейдем к сути. Один из первых мифов, которые присутствуют и в тематике Аннунаков, и во многих других – это перемещение больших предметов. Крупных, тяжелых. Поэтому первый вопрос, который возникает к дольменам – а где же брали песчаные блоки? У многочисленных анастасиевцев и прочих сектантов, которые в большом количестве вьются вокруг дольменов на Кавказе (а мы специально говорим только про дольмены Кавказа), любимая тема: «Поблизости нет камней. Где они взяли плиты? Они что, привезли их поездом?» Но это происходит от большой ленивости тех людей, которые это придумывают – не лень придумывать им только сказки. На самом деле, если внимательно изучить ближайшие территории, то недалеко от мест, где расположены дольмены, всегда находятся нормальные источники строительного материала. Например, из материала Солоницкого хребта построено полгорода Сочи: бордюры (или поребрики, как угодно), облицовка курортного проспекта и так далее. Но есть места, где камней поменьше. У нас в Сочи, как видно на фото, в тех местах, где они находятся, они уже находятся в хорошем состоянии – дорабатывай и используй. Но есть у нас мистическое место Геленджик и гора Нексис, на которую тоже идет мощное паломничество. И все утверждают, что камней на горе Нексис нет. Но буквально на одном из склонов горы, если зайти чуть за нее, обнаруживается большой карьер. Мифологи сразу говорят: «Так карьер-то состоит из мергеля, из него строить нельзя. Нужен песчаник». Вопрос – а вы с другой стороны горы не заглядывали? «Нет». Так вот с другой стороны песчаника предостаточно. Мы лично рассматривали, все эти материалы есть, то есть легенды, сказки, мифы, что материала нет – это просто ерунда.

Для начала мы решили провести эксперимент по подъему плиты. Взяли трехтонную плиту, которая на самом деле и являлась плитой от дольмена. Это дольмен на реке Чухукт, Каткова Щель. Восемь энтузиастов, четыре четырехметровых, условно говоря, блока. Потом будет видео – камень поддался и пошел абсолютно легко. Что интересно, мифологи сразу обрадовались: «Вы ж не смогли его высоко поднять! Подняли только на 25 сантиметров». А зачем выше? Этого достаточно, чтобы подвести под них валки и так далее.

Стали мы заниматься вопросами перемещения, заготовили бревна, и при осмотре просторов интернета – вот мне интересно, почему мифотворцы не заходят на эти сайты; кроме вконтакте и одноклассников есть еще много интересных страниц – мы обнаружили на зарубежных этнографических сайтах факт того, что дольмены не просто строили, а строят до сих пор. Это конкретно остров Сумба, Индонезия. На этом большом острове до сих пор сохранился и существует в течение столетий культ строительства дольменов. Не таких, как на Кавказе, немножко другой формы. Но размеры плит абсолютно соизмеримы! И вот фотографии начала XX века показывают, каким образом собравшиеся жители острова обвязывают этот вытесанный блок, выстилают подъем на гору – это является очень важным моментом! Потому что египтологам проще, у них хотя бы ровно. А у нас на Кавказе? «Как же они могли на гору-то?» Вот так, как эти ребята с острова Сумба – так и могли. Большое количество людей перемещает: подкладывает, как и мы, бревна, постепенно поднимая блок; обвязывает… Кто хоть раз видел покупку промышленного оборудования для кафе, например, большого холодильника – вот за него взяться нельзя, поэтому делают специальную оплетку из брусьев, чтобы было за что взять. Это придумали не сейчас, это придумали еще тогда. И вот эта оплетка, которая делается из бревен и веревок, позволяет спокойно брать и перемещать блоки. Но что самое интересное – это было в начале XX века. Под чутким руководством вождя перемещали камни, причем тот, кто руководит, стоял на самом камне и командовал, то есть таскали вместе с ним. Но так делают и до сих пор! Вот свежие фотографии. И вроде сейчас появились экскаваторы, бульдозеры, самосвалы и всё, что угодно… Эвакуаторов вообще в городе полно, за пять тысяч или сколько там спокойно блок перетащат. Но этнографы описывают, что перемещение покровной плиты является ритуалом, данью, когда эти 200-300 приглашенных человек выказывают свое уважение человеку, для которого строится дольмен. И в конце пути у них не просто кофе-брейк, у них в конце пути настоящее пиршество. Есть этнографические описания, сколько чего они там съедают – поросят, риса и так далее. Некоторые плиты дольменов даже датируются – вот, на фото, 1992 год. То есть всё есть, но мифологам это неинтересно. Мы повторили подвиг в малом масштабе, но три тонны веса в нашей плите было. 

Как и какими инструментами обрабатывали каменные блоки? Дело в том, что датировки по дольменам иногда уходят глубоко за эпоху металла. Они хоть и спорные, но тем не менее вызывают проблемы – а как же обрабатывали? Предшествующий докладчик (Николай Васютин – прим.) демонстрировал это по граниту, а мы провели те же самые эксперименты с использованием всего спектра инструментов. Как говорится, чтобы не возникало вопросов «А может, этим? Может, тем?» Были изготовлены инструменты из меди, из бронзы, из диабаза, из кремня – короче, на любой вкус.

Теперь обратите внимание: когда мы начинаем что-то бить, мы должны думать, что мы делаем. Свежеобработанный песчаник имеет четкую структуру обтесывания. Со временем атмосферное воздействие, эрозия превращают его в более скругленный и скрывают следы обработки. Вот центральный участок Сочи, курортный проспект – в верхней части колонны еще видны следы работы бучардой, а внизу уже верхний слой обсыпается, потому что это участок оживленной трассы, и автомобильные газы создают «машину времени» - песчаник здесь разрушается в сотни раз быстрее, чем в лесу. И мы видим, что получается. Вот эта корочка, которую, кстати, многие мифологи выдают за каменную штукатурку (Это же штукатурка! Видите, она сыпется?!). Нет, это просто принцип, по которому песчаник разрушается от эрозии. Такие же события происходят в Сан-Суси в Потсдаме, те же проблемы с резьбой на храмах Франции.

Слайд Но.2 из презентации докладчика.
Слайд Но.2 из презентации докладчика.

Изучить следы – вот главное. А не высосать их из пальца. Вот полумонолит в районе станицы Шапсугской, Краснодарский край. Он был полностью под землей, а внешняя сторона обсыпалась. Пришли, откопали основание и увидели следы затёсов – как его тесали. А был он вот в таком состоянии, см.Слайд Но. 2.

Слайд из презентации докладчика.
Слайд из презентации докладчика.

То есть все, что было откопано, долгое время оставалось законсервировано.

Изучив эти следы, переходим далее. Находим в лесу обломки песчаника с начатыми, затесанными фрагментами для клиньев. У кого-то не получилось, и камень оставили, а наша задача просто посмотреть технологию – на каком расстоянии друг от друга клинья забивали, на какую глубину. Изучили, провели эксперимент: взяли блок песчаника около20 смв толщину, продолбили небольшие отверстия, забили туда клинья и раскололи. Довольно-таки ровно, подойдет для последующей доработки бронзовыми клиньями.

Разломалось не совсем ровно – теперь песчаник нужно доработать по контуру, чтобы получить полноценную плиту. У нас обработка камня1 метрна0.5 метразаняла четыре часа. Если нам нужно четыре плиты такого же качества, то легко посчитать, что на всю работу потребуется полтора суток (с перерывами, с отдыхом, что очень важно). Используемые материалы – любые. Диабаз великолепно работает. Гранит-порфир для шлифовки. Песчаников существует большое количество – они разные по прочности и зернистости. Отсюда берутся легенды про гранитные дольмены на Кавказе. Нет их, они просто сделаны из более крупного зернистого песчаника. Даже рубило из морской гальки, пропитанной солью, тоже для обработки вполне подойдет. Но оптимальный вариант – кремень и бронза. Как говорят, кремень – это сталь каменного века.

Вот на видео можете посмотреть процесс раскола. Мы взяли песчаник и продолбили небольшие лунки. Я взял бронзовый топор, но в принципе мы использовали всё, всем спектром инструментов пробовали долбить. Вот товарищ рядом работает галькой – результат примерно тот же. Была бы плита побольше, было бы легче, плита под собственным весом давала бы залом. Из сопромата термин «балка со свисающим концом», когда элемент под своим весом еще больше заламывает. Древние подбирали не каждый песчаник для строительства дольменов. Во избежание недоразумений – мы проводили эксперименты именно в тех местах и из той же породы, из которой построены дольмены. Мне говорят: «А вот возьми, ударь!» Я говорю: «Извините, до меня кто-нибудь бил по нему? Я не буду. Неизвестно, что это».

Толщина стенок дольменов, по мнению мифологов, полметра. Ничего подобного: статистика, собранная на основании измерения 300 с лишним дольменов, говорит, что толщина 15-20 см. Миф простой, но работает. Главное – толщина, вы понимаете.

Далее: криволинейные стыки, полигональная кладка. Самая сладкая для наших мифологов вещь. Если по первому мифу, как у нас на Кавказе принято: «Мамой клянус, толстый камэн был!», тот тут «Сверхпрочный материал и сверхточная подгонка!» Какая сверхточная? Где куда и сколько? Если внимательно осмотреть дольмены, особенно составные, то эти стыки гуляют от более-менее сносного до весьма серьезного размера. И не надо рассказывать мне, что это дольмен просел. Классический дольмен вообще состоит не из пяти блоков и крыши, он состоит еще и из пяточных камней, то есть он имеет мощный фундамент. На этой мощной плите ничего не проседает, просто сборка изначально была не настолько качественной, как нам про нее рассказывают.

Что такое полигональная кладка – это собранная каменная стена с хорошей подгонкой, но в которой углы не 90 градусов.

Слайд из презентации
Слайд из презентации

Голубая фотография – это полигональная кладка на дне моря, у нас на побережье такой много, это природное образование. Замечательное подспорье для строителей: пронумеруй здесь и собери там. В горах такое тоже попадается. Поэтому по вопросам полигональной кладки на других континентах я не вступаю ни с кем в споры, потому что, повторяю, по фотографии я не навожу привороты и не делаю эксперименты. В каждом случае надо просто смотреть прочность камня, из чего он сделан.

Полигональная кладка – это когда нам нужно создать спереди ровную поверхность. Во все времена и во всем мире лицевая сторона – линия, сзади – как бог послал, как говорится. То же и в Латинской Америке, то же и в византийских строениях, в Сочинской крепости. Фас подогнан, а что сзади… Стыдно, когда видно. А здесь не видно, так и ладно. Главное, что мифологи-туристы приходят и говорят: «Смотри, как идеально всё». И все верят.

Более того, идеальны ли стыки? Вот известный дольмен  Халяпо в урочище Капибге и дольмен Отхара в Абхазии. К верху или к стыку камень заведомо заужен, чтобы стык был не очень широким, потому что большой стык подгонять сложнее. Камень заужен – в большинстве случаев это так. Если посмотреть внимательно, то стыки отнюдь не идеальные, даже если их совместить. То есть не было идеальной подгонки, про которую рассказывают нам мифы. То же самое и с дольменами на Нексисе. Перечислять можно долго, но я ограничен во времени.

А так осмотрим следы обработки. Вот при работе по песчанику делался паз для посадки в полигональную кладку двух блоков. Был приятный вопрос: кто-нибудь пробовал соединять гранитные блоки до тонны? Ну не было у меня гранита, был песчаник. Один блок около 900 кг, другой 1 тонна 200 кг. А вот следы обработки – у нас и на дольмене, где она сохранилась, а не обсыпалась, как на камне, показанном выше. Это доказывает, что дольмены создавались теми же инструментами, а не лепились из пластилина и тем более не отливались из какого-то фантастического секретного бетона.

Слайд из презентации докладчика.
Слайд из презентации докладчика.

Делается примитивный прибор – подвесной отвес с фиксированной планкой. Простейший прибор, который применялся древними строителями с незапамятных времен. Движущаяся рейка всегда находится в одном и том же положении и ее отклонение показывает, что мы делаем что-то неправильно. И вот одна сторона реечки полностью повторяет контур камня, на другом камне остается только сделать метки, чтобы потом отбить. После того, как подгонка сделана, остается только соединить блоки. Как правило, они соединяются с большой степенью точности. Наш эксперимент снимали два телеканала, так что никакой фальсификации нет – подгонялось всё спокойно. В паз чуть боком вошел один, на фото вид сверху и вид сбоку.

Слайд 6 из презентации докладчика.
Слайд 6 из презентации докладчика.

Ножиком проверяли. Как любят говорить: «Даже лезвие кинжала не пролазит!» Не пролазит.

Кто-то говорит: «Но у вас же грубый стык». Вот песчаник в Сочи, сталинское время (см. слайд 6)

Не иначе аннунаки прилетели: «Можно мы построим у вас здесь колонну?» «Дарагой, пастрой, канэшна, город хароший!» Построили. Обратите внимание на сочленения, со временем два блока песчаника начинают смотреться как один – это к слову о том, что видят на фото любители мистификаций. Осыпание внешнего контура происходит по одним законам, судя по всему, и по прошествии времени (тем более, спустя 4 тысячи лет) блоки лежат гораздо плотнее, чем в момент создания.

Фото автора.
Фото автора.

Вот короткий сюжет, как два блока проворачиваются и совмещаются. Единственное, что скажу, у древних строителей полигональной кладки у всех внизу есть вымостка чем-то грубым, чтобы было удобнее работать. Мы на земле замучились, потому что когда проворачиваешь брусом, он просто зарывается концом в глину. На жесткой почве всё было бы гораздо интереснее и веселее.

Как изготавливали барельефные знаки? Это вообще песня. Конечно же, отливали, вон и пузыри видно. Пузыри, кстати не от воздуха, а от глины. Мы осматривали месторождение этих камней – это остатки вкраплений более мягких пород. Если такая скала раскололась недавно, то эти шарики просто торчат из породы, их можно подойти и палочкой выковырять – это глина сферической формы. Но тут глину давно вымыло, и, естественно, решили, что когда-то здесь всё кипело.

Фото автора.
Фото автора.

Итак, барельефные изображения на дольменах Кавказа. Встречаются не так часто, но тем не менее есть. В основном это южный склон, много их в Сочи. Это календарные мотивы, солярные знаки. Мы провели эксперимент, уже имея опыт в обработке: буквально взяли блок соседней с дольменом скалы, использовали бронзовый топор и кремень. Вот вы обращали внимание, как дворники скалывают наледь? Надо сбоку отколоть что-то, сколоть край, и дальше она мелкими кусочками очень хорошо идет. То же самое с песчаником. Если в нем делается прорезь, то теряется стык блока, при ударе отлетает кромка. То есть мы стали делать солярные знаки, прорезая их и выбивая ненужное. Но, как правило, плиты дольменов, на которых есть эти знаки сами по себе изначально имели небольшую дугу, и чтобы вывести знак в объем, совсем не нужно было сбивать по всему кругу – у нас просто условно менялся радиус дуги, которая образовывает портальную плиту.

Вот первая фаза – мы делали кремнем прорезь. Очень хороший инструмент – кремень. Диабаз тоже ничего, но кремень лучше. Потом идет выбивание. Выбивать можно чем угодно – теми же каменными молотами или теслом, как вам на душу легло. Я вообще пользовался медным клиновидным топором.  Выборка лунки объемом примерно пол-литра у меня заняла минут 15. Старая тема: а за час сколько? А за час 2 литра. А за два часа? А за два часа – я столько не выпью…

Выборка портала. Это ложный портал, дольмен-монолит. Это не просто орнамент, посмотрите, какой объем выбирался, чтобы подчеркнуть эту ложную втулку, ложную пробку. Или, допустим, вождю не понравилась крыша, он сказал: ребята, снимите 10 сантиметров по фасочке немножечко. Это тоже очень редкий дольмен, где они подгоняли пропорции.

Фото автора
Фото автора

Еще раз повторю: в своих исследованиях мы опираемся на археологические факты. То есть не я придумал просверлить отверстие таким вот способом. Дело в том, что в период заката дольменной культуры, когда, видимо, происходило большое нашествие пришельцев, часть дольменов была оставлена незаконченными. Как начал мастер уже начал сверлить окно, и дольмен уже вроде бы стоит, но не досверлил он до конца. И вот именно недосверленные отверстия показывают нам этап – каким образом это делалось. Что сперва прорезалось, потом выбивалось.

Интересные находки в районе Солохаула – наверное, там их ПТУшники тренировались. Кому-то троечку поставили, кому зачет, кому незачет. Судя по всему, было обучение, не сразу же доверять серьезное сооружение.

Как они делали пробки? Последняя загадка. «Ведь токарного станка не было?» - самый забавный вопрос. У нас в историко-этнографическом сквере сделали дольмен и скульптуры. Вот как-то так и делали. Приехало три профессиональных скульптора и сделали три скульптуры из того же самого песчаника за 10 дней. Обратите внимание – ручным инструментом. Поэтому уж сделать пробку, да по просьбе вождя совершенно несложно.

Таким образом, мы не знаем, какие еще должны быть придуманы необычные явления, которые нельзя было бы повторить. Вроде как по дольменам Кавказа пока тишина, пока ничего нового не придумали. И состыковали, и просверлили, и орнаментировали.


06 октября - Ученые Против Мифов в Москве

Catalog gominid Antropogenez.RU