English Deutsch
Новости
Мир антропологии

Максим Лебедев «Экономика пирамид: стройки коммунизма медного века»

Александр Соколов: У нас на форуме, по-моему, уже в четвертый раз поднимается тема египетских пирамид, а читатели всё равно задают вопрос: «Как же так получилось, что перестали в Египте строить пирамиды? Какие-то тайные знания были утрачены, наверное?»

Сейчас мы попробуем об этом поговорить.

Фото из презентации спикера
Фото из презентации спикера

Дорогие друзья, здравствуйте. Рад вас приветствовать, я очень счастлив находиться в северной столице и благодарен организаторам за то, что в очередной раз удается поговорить о дорогой мне теме – о цивилизации Древнего Египта, о египетских пирамидах. Возможно, мало кто из вас знает, что уже более 20 лет на плато Гизы работает российская археологическая экспедиция из Института востоковедения РАН, и вот мы там уже больше 20 лет (конкретно я меньше, разумеется, около 10 лет) занимаемся изучением прежде всего мира древних египтян эпохи строительства пирамид. И сегодня я хотел бы остановиться на вполне конкретном экономическом вопросе, точнее, на нескольких вопросах, которые я бы сформулировал таким образом:

  • действительно ли египетское общество середины XXVII – XXVI веков до н.э. было способно потянуть стройку Великих пирамид?
  • было ли строительство пирамид хоть как-то обосновано с экономической точки зрения?
  • (хотелось бы разобрать хотя бы в общем виде) в каком вообще состоянии находится современное научное знание по данному вопросу?

Есть такой весьма популярный миф, который встречается и на страницах научно-популярной литературы, и на страницах научной литературы, и звучит следующим образом: древнеегипетские пирамиды являются самым типичным примером безрассудной и пустой траты огромного количества ресурсов – человеческих и материальных. Ну правда, там в Африке дети голодают или могли бы по крайней мере кошечек кормить на эти средства, а они вот таскали камни и ставили их один на другой. И единственное хоть сколько-либо рациональное объяснение такому положению традиционно – с XIX века – находили в том, что египетские цари были деспотами, им нужно было себя как-то возвеличить в веках. Это хоть как-то оправдывало в глазах современных читателей появление пирамид.

Давайте разбираться по порядку. Для начала, нужно понимать, что экономика III тысячелетия до нашей эры была совершенно непохожей на нашу. То есть когда мы говорим о бессмысленной трате ресурсов, мы как правило подразумеваем огромное количество денег, которые древние египтяне должны были потратить на строительство Великих пирамид. На самом деле никаких денег, естественно, у египтян не было. А что же получало египетское государство в виде налогов? Зерно, рыбу, гусей, мелкий рогатый скот и крупный рогатый скот… Также сюда можно добавить различные ткани, которые тоже собирались в виде налогов, но вообще в основном речь шла о натуральных продуктах, которые имели свой срок жизни или свой срок годности. Их нельзя было бесконечно копить. Нельзя было, например, коз вложить в «Фонд будущих поколений», а потом через несколько десятилетий их использовать для покрытия дыр в государственном бюджете. Эти собираемые государством ресурсы надо было как-то тратить, причем тратить вполне физически, потому что в основном эти все ресурсы можно было просто съесть. То есть нужно было решить: кому мы их отдадим, чтобы они были съедены. И действительно, если мы посмотрим на изображения в египетских гробницах эпохи III тысячелетия, то мы увидим, что один из основных сюжетов – разделка какой-нибудь еды, ее приготовление и потребление. Причем очень часто эта еда происходит из царских хозяйств. Нужно было просто решить, куда эти ресурсы будут направлены, потому что эти ресурсы скоро испортятся. Вариантов, на самом деле, было не так много, поэтому задача, которая стояла перед египетским царем, в принципе относительно легко решалась.

Самое логичное, как нам кажется, это направить их на аппарат гос. управления либо на армию, чтобы она как-то укрепляла египетский престол и в сложные минуты эти все люди пришли на помощь. Но дело в том, что в эпоху строительства Великих пирамид чиновников, судя по всему, было еще совсем мало. По крайней мере, такое впечатление создается, когда мы изучаем древнеегипетские тексты.  Большинство важнейших государственных постов занимали представители царской семьи – по большому счету это было такое семейное предприятие: был папа-царь, вокруг него были дети, которые держали основные посты, плюс всякие дяди, братья. Поэтому тратиться на аппарат гос. управления по большому счету не приходилось, потому что у всех этих людей были свои собственные хозяйства, из которых они финансировали свое существование.

Ну и, естественно, армия. Действительно, на армию, судя по всему, тратились значительные средства, но только во время походов, потому что профессиональных военных в эпоху III тысячелетия до н.э., судя по всему, не существовало. То есть когда нужно было кого-нибудь разгромить, египетский царь просто выбирал какого-нибудь своего дядю или своего сына постарше, который не обладал специальными навыками. Но это, в принципе, было и не нужно, потому что в первой половине, да и во второй половине III тысячелетия до н.э. у древних египтян еще по большому счету не было серьезных соперников. Их армия была организована лучше, чем армия любых из их соседей, поэтому здесь особых талантов и не требовалось.

Если на гос. управление и на профессиональных военных тратиться особенно не приходилось, то вот эти средства можно было, естественно, направить на развитие экономики и инфраструктуры. И действительно, египетские цари этим занимались. Мы знаем, что в III тысячелетии до н.э. египтяне активно осваивали свою периферию, строили дороги к рудникам и каменоломням, строили укрепленные форты, строили настоящие засечные линии в пустынях, строили портовые сооружения на Красном море. То есть активно развивали инфраструктуру.

Ну и кроме того, естественно, экономика. Только нужно понимать, что если вы хотите вложиться в экономику, то в случае, когда основой экономики является сельское хозяйство, то здесь, по большому счету, речь идет только об одной возможности – расширять количество обрабатываемых земель. Египетские цари этим активно занимались. Опять же, от эпохи строительства пирамид, в том числе Великих пирамид, до нас доходит большое количество письменных источников, которые свидетельствуют о том, что египетские цари в это время активно поддерживали процесс внутренней колонизации. Особенно их привлекала дельта, которая, видимо, была еще очень плохо освоена, а там были замечательные угодья для выпаса скота. И у нас появляются десятки и даже сотни названий новых царских хозяйств, которые в это время основываются в дельте. И в этом плане пирамиды тоже были частью экономической инфраструктуры египетского государства, которая была необходима для существования древнеегипетской цивилизации.

Вы меня спросите: что это вообще за бред? Как могут горы камня быть частью государственной инфраструктуры? Очень просто. Дело в том, что инфраструктура – это совокупность институтов и видов деятельности, которая создает общий фундамент для системы, в данном случае системы древнеегипетской цивилизации III тысячелетия до нашей эры.

И здесь пришло время поговорить о мотивации строительства древних пирамид. В центре древнеегипетской вселенной, судя по всему, все-таки были не боги, а египетские цари. Они считались единственными существами, способными налаживать диалог между простыми людьми, то есть между обществом, и богами. Они могли понимать богов, и более того, они были единственными существами на земле, способными с богами разговаривать, то есть доносить до них мысли и чаяния своих подданных. А чаяния эти были по большому счету простые: очень хотелось, чтобы река текла в правильном направлении, чтобы разливы все время были высокими, ну и, например, чтобы северный ветер постоянно дул именно с севера. То есть чтобы Египет продолжал существовать в таком изначальном состоянии. Древние египтяне действительно считали, что они живут в раю, потому что посмотришь направо, посмотришь налево – там пустыня, посмотришь на север – там какие-то горы, непролазные ливанские леса, посмотришь на юг – там вообще люди совершенно черные от жары. А в Египте все, кажется, идеально устроено. И вот этот изначальный порядок вещей нужно было поддерживать. Поддерживать его приходилось с помощью постоянных ритуалов, и центральную роль в этих ритуалах имела фигура царя.

Вот эта фотография, мне кажется, совершенно замечательна – она показывает реалии древнеегипетской жизни. Простой египетский феллах, который сравним с мизинцем статуи Рамзеса II.

Слайд из презентации спикера
Слайд из презентации спикера

Насколько можно судить по так называемым текстам пирамид, пирамидные комплексы служили для благополучного перехода царя из этого мира в мир богов. То есть это была такая машина для запуска царя к его отцу – солнечному божеству. А для чего это было нужно? Это нужно было для того, чтобы сохранять изначальную цикличность: чтобы солнце с утра всходило, чтобы месяца сменяли друг друга, чтобы разливы Нила постоянно повторялись. То есть без воссоединения царя с его предвечным божеством было невозможно появление на троне следующего царя, невозможно было продолжать коммуникацию между миром людей и миром богов, и всё это могло привести к катастрофическим результатам. То есть когда мы говорим о том, что египтяне строили пирамиды и  якобы строили их для царей, на самом деле они работали на себя. Они работали ради своих семей и ради своего будущего.

Египетские пирамиды стали очень характерной частью египетского и культурного, и монументального ландшафта. Хотя на самом деле мало кто знает, что помимо Великих пирамид, которые находятся на севере в районе древнего Мемфиса, было создано еще большое количество маленьких пирамид – так называемых провинциальных пирамид. Причем египетские цари строили их в стратегически важных пунктах – например, там, где существовали крепости или там, куда в нильскую долину выходили пустынные вади, по которым осуществлялась коммуникация с соседними народами восточной и западной пустынь. Эти пирамидки не очень хорошо сохранились, изначально их высота была примерно 10-15 метров.

А для чего они были нужны? Дело в том, что, согласно современным представлениям ученых о Древнем Египте эпохи III тысячелетия до н.э., это была огромная страна. Как бы мы сейчас сказали, египтяне создали первое национальное государство. Конечно же, речь не идет о нации в современном понимании этого слова, речь прежде всего идет о крупном территориально государстве. Действительно, существовали и другие государства – шумеры, допустим, возникли раньше, но это были города-государства. А тут огромная территория, которая была объединена под единой властью. Однако заселена она была крайне неравномерно. По разным подсчетам от 500 тысяч до 1 миллиона человек жило в это время на территории Нильской долины. Представьте себе, они разбросаны по огромной территории и надо было им как-то показать, что они все являются подданными одного египетского царя. Видимо, по этой причине в самых важных стратегических пунктах вдоль всей Нильской долины появляются эти маленькие пирамидки. Там никого не хоронили, эти пирамидки предназначались для того, чтобы отправлять царский культ, и, видимо, именно они являлись неким зримым символом присутствия царя на данной территории. Как бы мы сейчас сказали, присутствие вертикали власти на территории всего Египта.

Что за бред? – снова скажете вы мне. Какое такое спасение мира или объединение страны через пирамиды? Стандартный комментарий, который я даже выписал: «Только не нужно, пожалуйста, про «древние мыслили по-другому» и прочий бред. Экономика такая же наука, как и биология – ей пофигу, что они там думали. В общем, общество либо эффективно использует свои ресурсы, либо уступает свое место другим, более эффективным обществам». Ну и кажется, что здесь всё правильно, да? Всё вполне логично. Но давайте разбираться. Термины «рациональность» и «эффективность», конечно, не очень удачные, потому что они появляются в эпоху античности и имеют соответствующие корни. Но раз уж мы ими оперируем, то могу с полной уверенностью заявить, что действия людей в III - II тысячелетии до н.э., и позже, и раньше всегда были рациональны. Просто они были рациональны в соответствии с той картиной мира, которая в то время существовала. Мы все являемся представителями цивилизации, которая ведет свой отсчет от так называемого осевого времени – это период в истории человечества, который был таким образом назван Карлом Ясперсом – это то время, когда мифологическое мировоззрение (1 тысячелетие до н.э.) стало постепенно уступать место рациональному или философскому мировоззрению. Почему я говорю «стало постепенно уступать»? Да потому что и сегодня есть довольно много людей, которые готовы вкладывать значительные ресурсы, скажем, в магию или нетрадиционную медицину и считают это вполне эффективным способом вложения средств. Если такие люди есть и сегодня, то почему мы отказываем в этом людям прошлого, для которых магия была реальностью? Древний египтянин не мог совершить ничего важного без соответствующего сопровождения своих действий какими-то магическими практиками. И порой это казалось даже более эффективным, чем просто подойти и кому-нибудь дать в морду, потому что в магической сфере это всё можно было сделать гораздо более деликатно и гораздо более эффективно. Ну и также здесь можно задать много других вопросов. Например, почему люди в эпоху Средневековья столетиями строили огромные соборы? Или почему, скажем, древние скифы огромное количество добра складывали в гробницы своих царей. Или почему вплоть до XIX века знать строила огромные усыпальницы, в которых хоронила своих родственников? Да, древние мыслили по-другому исходя из своей картины мира, но при этом всегда действовали исключительно себе на пользу, то есть, как бы мы сегодня сказали, исключительно рационально. И это объединяет людей всех исторических периодов.

Вспомним, например, такой замечательный ритуал потлач, который встречался у североамериканских индейцев, когда племя годами копит какую-нибудь одежду, какие-нибудь одеяла, а потом приглашает к себе соседей – прежде всего своих врагов – и всё это за пару дней раздает. И потом европейские наблюдатели с ужасом рисуют картину полного упадка и разорения, когда схлынувшие гости оставляют после себя фактически пепелище, а это племя потом еще несколько лет пытается прийти в себя после этого большого шабаша, который они устроили с раздачей подарков. Нам сегодня это кажется нерациональным, но в тех условиях в данном конкретном обществе это было вполне рационально, потому что после этого племя получало преимущество перед остальными, определенный авторитет. И если вдруг что-то случится, с кем-то нужно будет посоветоваться, то придут именно к вождю этого конкретного племени. Поэтому с такой точки зрения эти траты были совершенно оправданы.

Дело в том, что в египетском обществе эпохи Древнего Царства существовал значительный дефицит занятости, особенно в периоды разлива Нила. А объем ресурсов, который тратился на строительство пирамид, был не очень критичен – об этом мы еще поговорим чуть позже. Поэтому строительство пирамид создавало некую сложную сеть вертикального и горизонтального распределения ресурсов – тех самых коз, овец, крупного рогатого скота и хлеба, о которых мы с вами уже говорили. Конечно же, не стоит думать, что египетские цари днем и ночью сидели и думали: «Как же вот так вот взять и всё, что я собрал, раздать простому народу, чтобы они себя получше чувствовали и получше питались?» Естественно, нет. Надо разделять мотивацию и экономические последствия. Когда мы, например, видим красивую барышню, что-то случается, и вот мы бежим через дорогу, покупаем на последние деньги цветы и шоколадку и всё это вручаем этой барышне, то понятно, что мотивация вряд ли как-то связана с экономикой. Но ваш поступок имеет реальный экономический эффект, (чуть тише) что вы потом будете еще два дня голодать…

Как бы там ни было, здесь тоже мотивация, судя по всему, была связана с политикой, идеологией и религиозным мировоззрением древних египтян. Но эффект был вполне конкретный экономический.

Что же мы сегодня знаем? Прежде всего нам известно, что еще до строительства Великих пирамид египтяне стали создавать за пределами Нильской долины масштабную инфраструктуру для добычи различных материалов. Это был камень, это были различные металлы, это были полудрагоценные камни. Также египтяне начали контролировать торговые пути, которые позволяли получать благовония, страусовые перья и прочую мишуру, которую так любила египетская элита. С началом Древнего царства эта инфраструктура получила очень быстрое развитие – прежде всего благодаря вмешательству государства. Вообще, мы привыкли представлять себе Египет как такую вытянутую долину с похожей на цветок лотоса дельтой. На самом деле Египет был гораздо-гораздо больше, и то, что мы сегодня знаем о египетской цивилизации III тысячелетия, говорит, что выглядел он примерно так:

Фото из презентации спикера
Фото из презентации спикера

По крайней мере, все эти территории контролировались древними египтянами. Там находились различные военные посты, форты, портовые сооружения и так далее. То есть по большому счету египетский мир был гораздо больше. По окраинам располагались различные рудники и каменоломни, к ним вели часто довольно прямые дороги, что, кстати, несколько напоминает Римскую империю. Таких рудников и каменоломен известно довольно много. Я остановлюсь на одном примере – каменоломнях Гебель эль-Асра, которые находятся недалеко от знаменитого Абу-Симбела, где располагаются скальные храмы Рамзеса II и его жены Нефертари, которые переносились в ходе спасательной кампании ЮНЕСКО.

В каменоломнях Гебель эль-Асра добывали диорит, чтобы использовать его на строительных площадках в Гизе. Там египтологи нашли целый комплекс различных интересных памятников. Например, надписи с упоминанием египетских царей, в том числе Хуфу. Там есть два поселения эпохи Древнего царства с большим количеством керамики. Там есть пандусы, с помощью которых египтяне грузили добытый диорит на салазки. Такого рода инфраструктура встречается в очень многих каменоломнях: Вади-Хаммамат, где добывали граувакку, Хатнуб, где добывали алебастр, в Умм эль-Саване, где добывали базальт. Но диорит – это все-таки красивая «вишенка» к пирамидному комплексу, он не был жизненно необходим. А вот, скажем, медь была жизненно необходима. И относительно недавно, всего несколько лет назад начались замечательные находки на красноморском побережье. Например, такое местечко как Вади-эль-Джарф, где французские специалисты раскопали замечательный порт эпохи Хуфу. С этого места корабли отправлялись на Синай, где древние египтяне добывали медную руду. Там был найден замечательный пирс – уникальная постройка для эпохи строительства пирамид, а кроме того большое количество галерей. Там в скалах примерно в 5 километрах от самого пирса было вырублено 30 галерей. В этих галереях в сложенном виде хранились египетские корабли, то есть деревянные запчасти, большое количество сосудов с едой и так далее. Любопытно, что там есть и тексты с упоминанием реальных египетских чиновников, которые участвовали в экспедициях. И даже изображения. Это, например, писец из Фаюма, который участвовал в экспедиции времен Хуфу.

Слайд из презентации автора
Слайд из презентации автора

Но что любопытно – при входе в эти галереи был найден просто уникальный архив: сотни папирусных фрагментов, самые длинные из которых достигают 80 сантиметров. Эта находка вызвала настоящий ажиотаж. Это был 2013 год, то есть всего пять лет назад, сейчас эти папирусы стали публиковать. Один из папирусов принадлежал чиновнику – на самом деле он был прорабом, начальником примерно 40 рабочих, и звали его Мерер. Ничего о своей миссии на берегу Красного моря он не сообщает, зато он подробным образом описывает свою работу как вы думаете где? На строительстве Великих пирамид. Он занимался перевозкой камня для облицовки пирамиды Хуфу, и в своем «журнале» он расписывает день за днем, чем же он со своей командой занимался. И согласно этому архиву становится ясно, что, например, на доставку одной группы блоков у древних египтян уходило примерно четыре дня: из каменоломен Туры доставить их на строительные площадки в Гизе. То есть такая команда за сезон разлива могла доставить примерно тысячу блоков, что означает, что за 25 лет строительства пирамид она доставляла 25 тысяч блоков. А если облицовка пирамиды состояла из примерно 70 тысяч блоков, то три таких команды по 40 человек за 25 лет могли перевезти абсолютно весь материал, необходимый для облицовки, что, в принципе, не так уж и много.

Тот порт, который французские коллеги нашли на берегу Красного моря – это был такой «порт мечты». Эти 30 галерей, судя по всему, никогда не использовались. Это говорит о том, что египтяне эпохи строительства Великих пирамид еще не совсем понимали, сколько ресурсов им на самом деле понадобится. И Мерер прибыл в Вади-эль-Джарф для того, чтобы эту инфраструктуру законсервировать. Больше древние египтяне сюда уже никогда не вернутся, потому что стало ясно, что эти 30 галерей никому не нужны, преемник Хуфу Хафр построит уже другой порт и там будет всего две галереи. Получается, что на строительстве пирамиды Хуфу египтяне поняли, сколько меди им на самом деле нужно.

Мерер, судя по всему, прибывал вот в это озеро, и те данные, которые мы добыли из его папирусов, очень хорошо соответствуют данным археологии, которые мы получили при раскопках поселка строителей пирамид.

Слайд из презентации автора
Слайд из презентации автора

Поселок строителей пирамид раскапывают примерно 30 лет, правда, нужно сказать, что поселок относится ко времени не Хуфу, то есть не строительства Великой пирамиды, а его преемников Менкаура и Хафра. Где находился более ранний поселок, нам неизвестно. Судя по всему, он был просто снесен паводком, который разрушил более ранние здания.

Что нам известно? Там жило примерно четыре тысячи человек, причем значительная часть жила в таких вот длинных галереях. В каждой галерее помещалось примерно по 40-50 человек, причем у каждой галереи был еще свой комплекс по производству хлеба и пива, по обжарке мяса. План выглядел примерно следующим образом:

Сюда доходила вода в период разлива (серый), то есть примерно досюда могли древние египтяне, в том числе Мерер, доставлять каменные блоки. Затем комплекс галерей (красный), а вокруг всякие административные здания (зеленый) и еще довольно неорганизованно выстроенные маленькие домики, которые, судя по всему, принадлежали обслуживающему персоналу.

Мы неплохо знаем, чем древние египтяне, жившие в этом поселке строителей, питались. Например, жители галерей в основном получали мясо молодых барашков и молодых коз, то есть ели мелкий рогатый скот. А вот начальство питалось в основном говядиной. Люди, которые обслуживали данный поселок, ели очень много свинины. Почему свинины? Дело в том, что мелкий и крупный рогатый скот выращивался в государственных хозяйствах, а свиней в основном выращивали местные жители в деревнях. Судя по всему, люди, которые занимались обслуживанием поселка, не получали никакого государственного довольствия и как-то торговали с местным населением, получая оттуда этих свиней. Кроме того оттуда также получали большое количество рыбы, большое количество зерна. Ученые подсчитали, что поедали примерно по 11 коров и примерно по 37 голов мелкого рогатого скота, что означает, что нужно было поддерживать стадо примерно 55 тысяч голов мелкого рогатого скота и 22 тысячи голов крупного рогатого скота, а для их пастбищ нужно примерно 5% египетской дельты. Это, в принципе, не так много.

В период разлива, в период перетаскивания камней наверх сюда добавлялось по разным подсчетам примерно 10-20 тысяч человек, простых рабочих. Всё вместе это получается примерно 25 тысяч человек. Если учитывать, что население Египта в этот период было от 500 тысяч до 1 миллиона человек, то это от 2.5 до 5% египетского населения. Много это или мало? Например, в период окончания Великой Отечественной Войны на фронтах, вообще в армии служило примерно 7.5% населения Советского Союза. А здесь, когда вода спадала, на строительной площадке оставалось примерно 4-5 тысяч человек, то есть примерно 0.5-1% египетского населения.

Последнее, о чем я хотел сказать, это идея о том, что пирамиды стали причиной упадка египетской цивилизации. Это крайне сомнительно. Что такое банкротство государства? Это когда вы тратите больше, чем зарабатываете. Так вот, древние общества не могли потратить больше, чем они имели, просто потому, что не было возможности где-то занимать. По факту египетское государство могло потратить только те ресурсы, которые оно собрало. Кроме того, все эти ресурсы, естественно, распределялись среди простого египетского населения, что по идее наоборот должно было способствовать развитию египетской экономики. И если мы посмотрим на опыт современных стран, то мы увидим, что когда хочется начать стимулировать развитие экономики, то часто ставка делается именно на строительный сектор, потому что он, как локомотив, тянет за собой очень многие другие области экономики.

Как можно подытожить всё вышесказанное? Пирамиды сыграли опосредованную роль в кризисе древнеегипетской централизованной монархии эпохи Древнего царства, но влияние это было гораздо более мягкое. Дело в том, что реализация этих крупных строительных проектов оказалась слишком сложна для семейного бизнеса, что привело к том, что египетским царям, хочешь не хочешь, пришлось подключать к управлению государством большое количество других специалистов. Это были выходцы не из царских семей, а в том числе из провинций. В конце концов это привело к тому, что многие ресурсы, которые прежде поступали в распоряжение центральной администрации, стали оседать либо в частных руках, либо в провинциях. Это, видимо, постепенно привело к политической децентрализации, всё это наложилось на экологический кризис конца III тысячелетия до н.э., связанный с эрродиацией климата в восточном Средиземноморье. Нильские разливы упали, и количество ресурсов, которые оказались в руках египетских царей, значительно снизилось. Мы видим, как и египетские пирамиды постепенно уменьшаются в размерах, и погребения центральных управленцев, тех же самых визирей, тоже становятся всё меньше и меньше.

Каков же итог? Первое: строительство пирамид было вполне по силам древнеегипетскому государству, если учитывать тот объем людских ресурсов и тот объем провизии, которые для этого требовались. Второе: строительство пирамид не могло быть главной причиной упадка Древнего царства. И третье, самое важное: всё, о чем я говорил, базируется на комплексном изучении письменных источников, археологических источников и изобразительных источников. К сожалению, сегодня очень во многих работах, посвященных Древнему Египту и египетским пирамидам, как правило, анализируется только один вид источников – либо архитектура, либо изображения. Вы должны понимать, что если нет комплексного изучения всех типов источников, то такая работа вряд ли может считаться научной.

Большое спасибо за внимание.


06 октября - Ученые Против Мифов в Москве

Catalog gominid Antropogenez.RU