English Deutsch
Новости
Мир антропологии

150 ошибок профессора С.В.Савельева?.. Рецензия на книгу «Возникновение мозга человека». Часть I

« 1 2 3 4 »
Обложка книги "Происхождение женщины" (Elaine Morgan. The Descent of Woman).
						Издание 2001 г.
						Источник: http://www.goodreads.com/book/show/
						305689.The_Descent_of_Woman
Обложка книги "Происхождение женщины" (Elaine Morgan. The Descent of Woman).
Издание 2001 г.
Источник: http://www.goodreads.com/book/show/
305689.The_Descent_of_Woman

Цитата из книги С.В. Савельева 

Комментарий редакции 

«При передвижении в неглубокой воде даже современные приматы встают на задние конечности. Зайдя в воду, шимпанзе и гориллы балансируют и добывают приглянувшуюся пищу свободными руками».

 

С. 176.

С.В. Савельев путает. Обыкновенные шимпанзе ужасно боятся воды, в природе  никогда в неё не заходят и не достают из неё пищу. Это многократно подтверждено наблюдениями. Гориллы могут ходить по пояс в воде на затопленных лугах в Конго, но едят там не икру и не яйца, а траву.

«Сущность идеи А. Харди состояла в том, что подобные условия были и во времена ранних австралопитеков…


Идея не завоевала признания, но спустя 30 лет Элайн Морган выпустила книгу с фундаментальной разработкой этой гипотезы (Morgan, 1990)».

 

С. 176.

С.В. Савельев неточен. Первая книга Элайн Морган, в которой изложена гипотеза «водной обезьяны» - The Descent of Woman («Происхождение женщины») -  вышла в 1972 году.  Забавно, что в  данной книге, в том числе, пропагандируется ряд феминистских идей. Элайн Морган – не антрополог. Сейчас большинство специалистов не воспринимает ее идеи всерьёз.

«В настоящее время способность долго передвигаться на двух ногах в полуводной среде доказана для шимпанзе, бонобо и горилл. Детальные наблюдения за бонобо показали, что на земле современные приматы тратят на бипедальность 2%, а в неглубокой воде — 90% времени».

 

C. 176.

С.В. Савельев опять путает. Как уже говорилось, в естественных условиях обыкновенные шимпанзе не идут в воду, даже когда их заставляют.  Если им надо пересечь маленький ручей, они стремятся перепрыгнуть его по веткам деревьев, но ни в коем случае не замочить ног. Шимпанзе в саванне проводят на двух ногах больше времени, чем в лесу. Бонобо иногда заходят в воду, но бипедию используют и на суше, чаще – для переноски детёнышей или предметов, но редко – для добычи пищи.

«Сначала появился архетип зубной системы египтопитека (Aegyptopithecus zeuxis), а затем и проконсула (Proconsul africanus). Это указывает на очень благоприятные условия существования приматов на протяжении нескольких миллионов лет».

 

C. 177.

 

«Райская жизнь у древних приматов продолжалась по меньшей мере несколько миллионов лет. За это время они почти утратили хищническую зубную систему».

 

С. 178.

С.В.Савельев, видимо, считает, что редукция зубной системы может быть вызвана только очень благоприятными условиями. Однако можно опять вспомнить птиц и других животных, у которых полная или частичная утрата зубов происходила отнюдь не в раю.

«Орангутаны, гориллы и шимпанзе на каком-то этапе возвращались в лес и вновь меняли тип питания...

В связи с этим «водная» бипедальность у современных приматов весьма отдалённо напоминает архаичный тип движения. Слишком велика, но преодолима, разница между типами подвижности суставов конечностей у приматов и человека (Richmond, Strait, 2000)».

 

С. 177.

 

«Однако у человека сенсомоторные поля рук постцентральной области развиты лучше, чем у приматов».

 

С. 201. 

Здесь и далее доктор биологических наук  С.В. Савельев многократно противопоставляет «приматов» и человека, забыв, что человек – такой же член отряда приматов, как и шимпанзе…

 

«Видимо, именно такой способ перемещения в сочетании с обильной пищей в воде и стал исходной позицией для начала эволюции архаичных антропоидов. Это подтверждают сравнительные исследования подвижности тазобедренного сустава человека и австралопитеков (Australopithecus afarensis, AL 288-1, Lucy). Специальный анализ возможной перестройки биомеханики таза при движении в воде подтверждает, что этот эволюционный путь наиболее вероятен для возникновения бипедальности человека (Abitbol, 1994; Berge, 1994)».

 

С. 177.

С.В. Савельев, видимо, не читал источники, на которые ссылается.


В обеих упомянутых им статьях: 

  • Berge C. How did the australopithecines walk? A biomechanical study of the hip and thigh of Australopithecus afarensis // J.Hum.Evol. - 1994. - Vol. 26. - P.259-273. 
  • Abitbol M. Lateral view of Australopithecus afarensis: primitive aspects of bipedal positional behavior in the earliest hominids // J.Hum.Evol. - 1994. - Vol. 28. - P.211-229. 

- нет даже намёка на движение австралопитеков в водной среде. 

«Узким местом гипотезы происхождения бипедальности было отсутствие причин, заставивших архаичных приматов перейти к обитанию в полуводной среде.


Если допустить, что предки австралопитеков пошли туда за пищей, то ситуация становится биологически более понятной».

 

С. 177-178.

И опять возникает вопрос: читал ли С.В. Савельев авторов, на которых ссылается?


Ведь именно за едой (моллюсками, морскими ежами и пр.) идут на мелководье водные обезьяны у Алистера Харди (только Харди помещает их на морское мелководье). Другой известный сторонник водной гипотезы, Ян Линбланд также ведет их за моллюсками, но в реки.

 

(см.:  Ян Линдбланд. «Человек – ты, я и первозданный», Издательство: “Прогресс”, 1991)

 

Кстати, у Яна Линбланда причина перехода приматов в полуводную среду названа однозначно – это то самое сокращение лесов в плиоцене, которое игнорирует С.В.Савельев.  По Савельеву, леса сокращаться не собирались (что, повторим, противоречит фактам). Почему же тогда австралопитеки сменили среду обитания, а не остались в лесу, «богатом источниками белковой пищи»?

«Судя по всему, разные виды приматов оказались самой подготовленной группой для освоения богатых белком источников питания в полуводной прибрежной среде. Это позволило им быстро вытеснить других крупных животных из благоприятной пищевой ниши».

 

С. 178.

Боимся, что крокодилы будут не согласны с этим утверждением С.В.Савельева...


То, что наши предки страдали от нападений крокодилов, показано в ряде исследований (см., например, здесь)

«Ещё В.В. Бунак подробно сравнил стопу человека, бурого медведя, барсука, сурка, крысы, ежа, кошачьего лемура, бабуина, индри, мартышек, орангутана, шимпанзе и гориллы (Бунак, 1954). Он показал, что у человека и приматов существуют самые большие различия в строении стопы. В стопе человека нет следов специализации к перемещению по деревьям, прыжкам или брахиаторной локомоции. В то же время морфологические признаки человека говорят о такой же специализации стопы, как у недревесных стопоходящих млекопитающих».

 

С. 179. 

С.В. Савельев заблуждается. В.В. Бунак в своих работах показывал не «самые большие различия» стопы «человека и приматов», а происхождение человеческих специализаций на основе стопы человекообразных обезьян. В.В. Бунак ничего не говорил о «водной обезьяне», а обосновывал возникновение человеческой стопы в связи с освоением саванн.

 

[О стопе гоминид см. здесь]

Проксимальные фаланги среднего пальца стопы, сверху вниз: Человек - афарский австралопитек - шимпанзе.
							Источник: Matt Cartmill, Fred H. Smith. The Human Lineage // Social Science, 2011. p. 149.
Проксимальные фаланги среднего пальца стопы, сверху вниз: Человек - афарский австралопитек - шимпанзе.
Источник: Matt Cartmill, Fred H. Smith. The Human Lineage // Social Science, 2011. p. 149.

«Если допустить появление бипедальности в полуводной среде, то она хорошо объясняет как особенности стопы гоминид, так и необычное удлинение фаланг и первого пальца. Видимо, пальцы стали играть роль основного механо-рецептора и датчика препятствий стопы».

 

С. 179.

С.В. Савельев ошибается. У человека фаланги стопы как раз не удлинены, а укорочены по сравнению с другими человекообразными (см. рисунок справа).

«Даже у человека приводящая мышца большого пальца стопы состоит из поперечной и косой головок, отсутствующих у стопоходящих медведей. Такая перестройка стопы адаптирует к передвижению по невидимому дну мелких водоёмов, но не пригодна для лазанья по деревьям или беганья по открытым пространствам».

 

С. 179-180.

Утверждение С.В. Савельева, что человеческая стопа непригодна для беганья, противоречит повседневной жизненной практике…

«Если бы гоминиды активно передвигались по открытым пространствам буша, то следовало бы ожидать редукции боковых лучей стопы и перехода к пальцехождению, как у копытных млекопитающих или бипедальных динозавров. У человека появилось ещё несколько приспособлений в мускулатуре конечностей, свидетельствующих об адаптации к передвижению в воде. Передняя большеберцовая мышца человека разделяется на 2 сухожилия, которые прикрепляются к нижнему отделу медиальной поверхности клиновидной кости и первой плюсневой кости. Для приматов обычно более верхнее разделение сухожилия, что приводит к формированию двубрюшной мышцы. Аналогичны изменения и в прямой мышце бедра: у высших обезьян и человека она начинается от подвздошной кости двумя сухожильными головками. Эти перестройки являются не столько следами древесной жизни предков гоминид, сколько адаптациями к прибрежному передвижению».

 

С. 180.

С.В.Савельев делает странные обобщения.


Переход к «пальцехождению» у копытных (у них фалангохождение) и динозавров происходил из совсем иных исходных вариантов, нежели у человека. Предки копытных и динозавров не были древесными животными, адаптированными к прыжкам и обхватыванию веток. К примеру, у павианов, живущих в саванне, пальцехождение не возникло. У животных же, адаптированных к воде (по нарастающей: норки, выдры, ластоногие, китообразные; также – бобры, нутрии, выхухоли, водяные полёвки, выхухолевые тенреки, дюгони, ламантины), почти всегда возникали перепончатые плоские лапы,  в идеале – ласты, иногда – тумбы (бегемоты), но никогда – стопа со сводами и укороченными пальцами.

 

Приведённые С.В.Савельевым особенности мышц человека никак не связаны с «прибрежным передвижением», и не свидетельствует о его водном прошлом.

«Вполне возможно, что миллионы лет существования древних приматов в практически райских условиях способствовали возникновению бонобоподобных социальных структур и глубоко детерминировали как физиологические процессы, так и внутригрупповые связи».

 

С. 182.

С.В.Савельев, видимо, забывает о существовании в Африке в этот период многочисленных гиен, леопардов, саблезубых тигров, крокодилов, делавших жизнь древних приматов отнюдь не райской...

 

По факту, райские условия жизни во всех известных случаях приводили к уменьшению головного мозга и упрощению поведения. Дронты и птицы-глупыши тому залогом.

«В совместной работе К. Лешли и Ш.И. Франц приняли индивидуальную изменчивость неокортекса обезьян за отсутствие локализации функций и сделали вывод о равноправности почти всех отделов коры головного мозга (Franz, 1912; Franz, Lashley, 1917).

Этот вывод приобрёл популярность среди нейрохирургов, так как позволял проводить дорогостоящие операции в совершенно безнадёжных ситуациях. Научным следствием подобных идей стали игнорирование результатов сравнительной цитоархитектоники и примитивизация антропометрических подходов в церебрологии. В связи с этим продолжают процветать наукообразные, но бессмысленные приёмы сравнения расстояний между областями и извилинами головного мозга (Кочеткова, 1973; Дробышевский, 2007)».

 

С. 5.

Выскажем предположение, что С.В. Савельев в принципе не знаком с методикой антропологических исследований и не читал цитируемых им книг.


Измерения черепов и эндокрановГипсовый или другой слепок внутренней полости черепной коробки. Благодаря сохранности отпечатка борозд, извилин и крупных сосудов эндокран используется для реконструкции некоторых особенностей мышления древних людей и строения их органов чувств. вообще не имеют отношения к цитоархитектонике. Это то же самое, что утверждать бесполезность краниометрии для гистологии.

 

С.В. Савельев не может не знать, что цитоархитектоника австралопитеков,  неандертальцев  и любых ископаемых гоминид пока что непостижима (всё, чем мы можем оперировать – это слепки полости черепа, эндокраныГипсовый или другой слепок внутренней полости черепной коробки. Благодаря сохранности отпечатка борозд, извилин и крупных сосудов эндокран используется для реконструкции некоторых особенностей мышления древних людей и строения их органов чувств., сам мозг давно разложился и недоступен для гистологического исследования).

 

Измерения же общей формы вполне позволяют решать задачи систематики и филогении. Например, измерения теменной доли эндокранов позволяют отделить  Homo erectus  от  Homo heidelbergensis, показать статистически-значимые различия размера и формы у разных групп. Вероятно, С.В. Савельев настолько далёк от палеоантропологии, что не знает даже поставленных в ней задач, таких как поиск таксономически важных морфологических признаков для определения путей эволюции человека. Эти задачи достаточно успешно решаются палеоневрологией, которой пока доступны лишь эндокраны.

«Подобная псевдонаучная деятельность сопровождается не менее дикими запретами на проведение антропологических исследований в Европе, так и в Северной Америке. В странах Европейского Содружества запрещено собирать информацию по расовым признакам, но при этом в Великобритании осуществляется принудительный сортинг иностранцев по данным генетической дактилоскопии. Жёсткий социальный расизм и стратификация этнических групп в сочетании с декларативным равенством снижают вероятность появления объективных антропологических исследований, поэтому многие исследователи вынуждены направлять усилия на решение умозрительных проблем происхождения человека и эволюции мозга».

 

С. 5.

Не понятно, где С.В. Савельев увидел связь между классическими краниометрическими методами и «запретами на проведение антропологических исследований». Антропологические исследования в настоящее время проводятся преимущественно как раз в Европе и США.

 

Светлана Боринская: Никаких сведений о "принудительном сортинге иностранцев по данным генетической дактилоскопии" в Великобритании найти не удалось.  В Великобритании действительно одна из самых больших национальных баз данных по ДНК-профилям, используемых в генетической дактилоскопии, но образцы для анализа берут у подозреваемых в преступлении, а не у приехавших в страну. Один из английских судей в 2007 году выдвинул предложение о сборе образцов у всех британских граждан и иностранцев, которое обсуждалось [ссылка], но не было закреплено законодательно.

«Приведённый текст был написан по поводу краниометрии, где анатомические и функциональные интерпретации измерений на несколько порядков проще и надёжнее, чем при анализе головного мозга. Вместе с тем, как широко известно, на историческом опыте своих предшественников большинство учёных почти ничему не учится. 


Поэтому современные исследователи столь же бесплодно прикладывают циркуль к эндокастам, как и полтора века назад».

 

С. 134.

Вместо общеупотребительного (как минимум с середины XX века) в отечественной научной литературе термина «эндокран» С.В. Савельев регулярно употребляет кальку с английского «эндокаст» (endocast), показывая тем самым незнание устоявшейся терминологии. 

 

Судя по пренебрежительным высказываниям о «прикладывании циркуля к эндокастам», С.В. Савельев просто не знаком с классическими антропологическими методиками и биометрией…

«К сожалению, эти подходы не оправдали надежд исследователей на получение объективной информации об эволюционных закономерностях изменения формы мозга. Попытки увеличить число измеряемых параметров (до 71) не только не дали никакого результата, но и приводили к вынужденной фальсификации собственных материалов исследований (Кочеткова, 1973; Дробышевский, 2007). Доказывая, что «увеличение коры показывает явную неравномерность по областям, что сопровождалось появлением очагов интенсивного роста», В. И. Кочеткова вынуждена практически отрицать индивидуальную изменчивость мозга даже у палеоантропов».

 

C. 134.

Обвинение известных авторов в фальсификации (причем не в пылу телевизионного шоу, а на страницах монографии) – дело серьёзное, и требует столь же серьезных доказательств. К сожалению, никаких доказательств С.В. Савельев не приводит. Материалы, по которым были сделаны цитированные исследования, полностью опубликованы, а сами эндокраны хранятся в Музее антропологии МГУ и доступны квалифицированным исследователям. Так что при  желании (и умении) можно провести собственные измерения и проверить корректность опубликованных результатов. Конечно, в цитированных работах привлекались и литературные данные, ссылки на которые можно найти в списках литературы.

 

Собственную неосведомлённость о специфике работы с палеоантропологическим материалом – единичным и уникальным – С.В. Савельев выставляет как недостаток В.И. Кочетковой.  В своей работе  В.И. Кочеткова стремилась выявить общие закономерности эволюции и видовые особенности палеоантропов, но нигде и никогда не отрицала их индивидуальную изменчивость…

«Для всех больших рас хорошо известно, что в норме масса головного мозга может различаться более чем в 2 раза (Савельев, 1996, 2005а), поэтому рассуждения о «выпячивании» речевых или ассоциативных областей в отдельных эндокастах весьма условны».

 

С. 134.

Приравнивая внутривидовую и межвидовую изменчивость, С.В. Савельев  выказывает  некомпетентность в ряде палеоантропологических вопросов.

 

В  упомянутых книгах речь идёт не об индивидуальной изменчивости, а о межвидовой и эволюционной – это принципиально. При этом, для ряда признаков и групп гоминид даже нет пересечения индивидуальных границ изменчивости. Выпячивания на эндокранах (например, в зоне Брока у гейдельбергенсисов и неандертальцев) – наблюдаемый факт, странно ставить в вину исследователю фиксацию факта и попытку его интерпретации, тем более когда выпячивания закономерны и располагаются не в случайных местах, а в ожидаемых с учётом данных антропологии и археологии.

«Следует особо подчеркнуть, что никаких особых «выпячиваний» в речевой области Брока у владеющих речью микроцефалов не обнаруживали. Это ставит под сомнение как доказательную базу, так и научный смысл чрезмерно детальной краниометрии (Дробышевский, 2007; Guy et al., 2005)».

 

С. 162.

Ссылаясь на книгу С.В. Дробышевского, С.В. Савельев очевидно показывает, что не читал её, либо не понял.

 

Выпячивания в зоне Брока подробнейше обсуждались в книге В.И. Кочетковой, а в книге С.В. Дробышевского про это как раз почти ничего нет, ибо выпяченность метрически описать трудно. Как бы там ни было, и у В.И. Кочетковой, и у С.В. Дробышевского в книгах нигде не сказано, что речь обязана сопровождаться выпячиваниями в зоне Брока. Вероятно, С.В. Савельев ставит путаницу в собственных представлениях о книгах в вину авторам этих книг.

« 1 2 3 4 »

Учёные против мифов - 12. Москва, МИСиС, 29.02 - 01.03

Catalog gominid Antropogenez.RU