English Deutsch
Новости
Мир антропологии

И.Л. Викентьев о механизмах порождения лже-науки. Интервью в 3-х частях с таблицами и видео

От Редактора: Я знаю И.Л. Викентьева более 20 лет - проходил у него обучение ещё подростком. Игорь Леонардович - консультант, автор более 10 книг, руководитель оргкомитета ряда конференций, посвящённых методикам творческого мышления, и главное – создатель и владелец крупнейшей в Европе базы данных по изучению творческих личностей http://vikent.ru,  которую он собирал 34 года. Замечу, что на портале Vikent.ru нет никакой мистики или религиозных спекуляций.

Интервьюируемый – не антрополог, и интервью – не об антропогенезе. Область научных интересов И.Л. Викентьева весьма редкая – методики принятия решений в различных областях деятельности. Тем не менее, считаю, что ряд высказанных в интервью тезисов, касающихся лже-науки, будет интересен самым разным специалистам.

Интервью взято по электронной почте летом 2013 года. Материал непростой, поэтому я решил предварить его мини-оглавлением, чтобы сразу дать Читателям план всего материала «с птичьего полёта»: 

  1. Лженаука: как сами учёные создают ресурс для её развития
  2. Лже-наука как нарушение системы научных принципов
  3. Мощный двигатель лже-науки: вненаучные факторы
  4. СМИ как источник соблазнов для слабых учёных и лже-учёных
  5. Пессимистичный прогноз отношений: «Наука – лже-наука»
  6. Как быть и что делать: частично оптимистичный прогноз!

1. Учёные, не желая этого, сами создают ресурс для лже-науки

А.Б. Соколов: Игорь Леонардович, изучая методы принятия решений – в том числе и научных – использовавшиеся человечеством на протяжении столетий, вероятно, Вы должны были сталкиваться с проявлениями лже-науки на каждом шагу… Каковы, на Ваш взгляд, механизмы возникновения лже-науки? 

Признаю: источников лже-науки много. Давайте начнём рассмотрение с деятельности самих учёных и закончим рассмотрением работы «на лже-науку» современных СМИ. 

Ещё в XVI веке Френсис Бэкон рекомендовал естествоиспытателям: новое явление нужно исследовать там, где оно наиболее сильно проявляется. В этом плане, наука о творчестве – весьма подходящий объект для наблюдения лженаучных проявлений. Здесь за последние 100 лет очень много написано, а вот с реальными результатами – беда… Дело в том, что изучая творческий процесс, гуманитарии могут веками выяснять общее и различия, скажем, между восточным и западным мистицизмом. Но, если говорить о методиках принятия творческих решений, всё сводится – рано или поздно – к принципиальному вопросу: решает ли данная методика конкретные задачи или нет? 

Поясняющий пример. Студенты инженерных специальностей обычно боятся таких предметов, как математика, механика, сопротивление материалов, теоретическая электротехника. Почему? По давней традиции на зачёте или экзамене по этим дисциплинам принято решать задачи, пусть не очень сложные...  Текст о том же мистицизме можно заучить, но для решения задачи нужно понимание сути, умение выполнить последовательность шагов, что студенческим массам обычно не нравится. 

Вопросами принятия творческих решений в XX веке занимались: логики, философы, кибернетики, психологи, психотерапевты и т.д. 

Желающие могут выполнить несложную проверку: потратить вечер и самостоятельно ознакомиться с «достижениями» современной психологии творчества, начиная с XIX века.

Неутешительный вывод: уровень работ психологов, да, позволяет защищаться, писать статьи и  книги, читать лекции невинным в данной области студентам. Но, увы, не позволяет стабильно решать практические творческие задачи. Для сомневающихся – проверка № 2: проработайте подшивку журнала «Вопросы психологии» и ответьте на вопрос: как публикации на тему психологии творчества, с которыми Вы ознакомились, помогают Вам решать практические задачки в научной лаборатории, в редакции, в цехе и т.п.? 

Сложившееся положение матёрый московский редактор поясняет так: «Собравшись вместе, сотня журналистов, сколько бы они ни сидели, никогда не сделают самолёт, который будет летать. Сто авиаконструкторов, которые соберутся вместе, через год, а то и раньше, выпустят газету, и, не исключаю, очень хорошую». (Третьяков В.Т., Как стать знаменитым журналистом: Курс лекций по теории и практике современной русской журналистики, М., «Ладомир», 2004 г., с. 72). 

Это всё к тому, что авиаконструкторы привыкли решать практические задачи и давать проверяемый результат. Эффективность таких людей, их навыков принятия решений проявится и в другой сфере, пусть и с разным качеством. 

Резюмирую: общественный запрос на методики решения творческих задач есть, а самих качественных методик, по факту, почти нет. 

Неэффективные исследования не есть лже-наука, но тысячи плохих учёных своими многолетними нерезультативными действиями создают благоприятную почву для её появления. В книжном магазине читатели могут сравнить число хоть сколько-нибудь серьёзных книг по той же психологии творчества с количеством книжек в стиле: «Пробуди свою интуицию сегодня и заработай миллион завтра!». 

Что мы имеем на сегодняшний день? Отсутствие работающих методик творчества как у учёных, так и у «оккультятников». Негативные социальные последствия этого положения дел точно описываются популярным рекламным слоганом: «Если не видно разницы, то зачем платить больше»? В данном контексте под «платой» понимаются трудозатраты клиента на освоение предмета. Действительно, что проще: 5 лет учиться на психфаке и на старших курсах прослушать короткий спец-курс по психологии творчества, либо за несколько часов пройти вебинар коуча, который прочитал пару популярных книжек и самостоятельно не решил ни одной серьёзной творческой задачи? 

Неконкурентоспособность науки в той или иной области – ещё не лже-наука, но готовый пищевой ресурс для её развития.

2. Лже-наука рождается там, где нарушаются научные принципы

Постмодернисткая байка: 

Встречается бабушка и кролик.
Бабушка: «Здравствуй, братец кролик!»
Кролик: «Здравствуй, братец бабушка!»


А.Б. Соколов:
Бытует утверждение, что лже-учёные - это психи… 

Думаю, это было бы слишком просто. Да, некий незначительный процент пациентов психбольниц (в них сейчас оптимизируют бюджеты и многих выпустили) действительно занимается наукообразной деятельностью. Я вижу это по многолетнему опыту консультаций изобретателей и научных работников. Но сколько их - 1% или 87%? Такой статистикой я не обладаю. 

Один из механизмов генерации лже-науки вполне вменяемыми людьми – это нарушение научных принципов. Начну с бытового примера в виде таблицы: 
 

Таблица №1 

Универсальный механизм поддержания порядка в любом помещении 

Универсальный механизм создания бардака в любом помещении

Любая вещь возвращается на своё место

Любая вещь возвращается «куда мне сейчас удобно» 

Если некто использует научные принципы, не понимая их – он неизбежно их нарушит. В 30-х годах прошлого века Л.С. Выготский называл это «фельдшеризм в науке»: выполнение действий по шаблону, но без понимания общего замысла. Если научные принципы, сформированные поколениями учёных, используются в стиле: «так, как мне сейчас удобно» - неизбежно самозарождаются бардак и лже-наука. 
 

Таблица №2: Наука и лже-наука: Культура и культурка 

Научный эффект 

Механизмы лже-науки

1. Научный контекст нельзя смешивать с иными контекстами… 

Спокойное осознание-понимание: «В каком контексте мы находимся?» 

Напомню: «знание» и «мнение» призывал разделять ещё Протагор  в Древней Греции – а это примерно 500 лет до нашей эры. А Фалес – а это 600  лет до нашей эры – первый предложил доказывать справедливость выдвигаемых утверждений.

Смешение науки с идеологическими, политическими, в частности, с демократическими нормами, например, в стиле: «А у меня есть своё мнение!» 

Пояснение: результативная наука интересуется не столько текущими «мнениями», сколько лучшими в мире достижениями по теме и в смежных областях. 

Пример навязывания студентам нужного политического контекста: «Семинар по истории партии - где-то в конце 1952 или в начале 1953 г. Преподаватель - хорошо извест­ный в МГУ человек, абсолютно твёрдокаменный сталинист. Задает вопрос группе: «Как стоит наша партия?» Первый студент что-то отвечает - не то (остается сто­ять, и дисциплину надо безусловно прививать). Второй, третий, четвёртый... всё не то. Вот уже большая часть группы стоит, пока, наконец, кому-то не приходит в го­лову: «Как утёс!». Забывшим или вообще никогда не слышавшим этого поясняю: это из речи И.В. Сталина над гробом В.И. Ленина. Лекция по истории русской философии. Лектор - один из «корифеев» советской философии того времени. Студенты его спрашивают: «На прошлой лекции Вы ска­зали, что М.В. Ломоносов был атеистом. Мы прочитали к  семинару некоторые его работы, там непрерывно упоми­нается Бог. Как это совместить?» Ответ: «Подумайте сами, если не М.В. Ломоносов, то кто же из русских мыслителей XVIII века мог быть атеистом?». 

Садовский В.Н., Философия в Москве в 50-е и 60-е годы, в Сб.: Философия не кончается… Из истории отечественной философии: ХХ век 1960-1980-е годы, в 2-х книгах, Книга 2 / Под ред. В.А. Лекторского,  М., «Росспэн», 1999 г., с. 18. 

2. Корректные ссылки на авторов-предшественников 

Корректные ссылки на первоисточники обязательны 

См.: Викентьев И.Л., Почему невыгоден плагиат или пять плюсов корректного цитирования

 

Избегание ссылок на предшественников: они ставятся только там, «где мне сейчас выгодно». 

Вариант: бесконечное самоцитирование (т.н. «самосвидетельство»). 

Часто: переписывание чужих работ «своими словами» без получения главного – нового научного качества. 

И, конечно, сверх-реклама себя-любимого.

Пишет доктор психологических наук Н.И. Козлов, руководитель центра «Синтон» (термин «синтон» предложен Жаком Лаканом): 

«Не буду скрывать, что воровство в области литературы я всегда считал добродетелью. Хорош автор тот, у которого я мог что-то стащить: мысль или хотя бы фразу. Мои записные книжки были забиты фразами - и именно поэтому эти фразы оказались не забыты. И я воровал - воровал много, усидчиво и внимательно».

Козлов Н.И., Истинная правда или Учебник для психолога по жизни, М., «Аст-пресс книга», 2001 г., с. 213. 

3. Свободная и открытая конкуренция 

Открытое сравнение / обсуждение: гипотез, методик, интерпретаций, результатов. Например, на профессиональных Конференциях.

 

Всяческое избегание независимых проверок, сравнения с сильными аналогами, в сочетании с поиском необразованной аудитории. Иногда – работа с невинными в предмете детьми. 

Порой даже незнание существующих аналогов. 

Иногда: просто огульное отрицание научных данных (Так, Т.Д. Лысенко отрицал роль ДНК в наследственности); либо самой возможности познать явление. Например, зафиксированы десятки высказываний о принципиальной невозможности познания интуиции, феномена таланта и т.п. 

См.: 100 Мифов и глупостей о творческой деятельности 

4. Независимая оценка научной работы, а не её автора 

Оценивается не человек, а его текущий научный результат относительно лучших научных достижений – он может быть как удачный, так, увы, и не очень… 

Оценка учёного – удел научного сообщества, историков науки, но не его самого. 

Известно, что выдающиеся врачи Герман Бургав и Н.И. Пирогов намеренно открыто публиковали свои ошибки – так они помогали становлению нового поколения медиков, а Чарльз Дарвин письменно указал для будущих исследователей «узкие места» своей теории происхождения видов. 

Автор сам оценивает себя в стиле: «лучший / единственный в мире!», при этом все его работы – «не имеют аналогов», безгрешны и первостепенны. 

У оккультятников, в отличие от приличных учёных, заниженные критерии, и они легче договариваются  друг с другом о разделе зон влияния. 

Да, «возвращение к реальности» у завравшегося горе-учёного может произойти на профессиональных (а не любительских) Конференциях. Кстати, не факт, что нормально функционирующий Оргкомитет допустит на неё оккультятников.

5. Технологическое разделение научной работы на этапы 

Разделение: первоначальной гипотезы и гипотез, полученных после первых экспериментов, выводов и т.п.

 

Смешение в кучу: эмоций, мнений, предрассудков, логики и собственно наукообразных выводов… Упрямое занятие явно устаревшими моделями и методиками. 

Поспешное обобщение: глобальные выводы на основании малого массива данных, одного-двух спорных экспериментов, без перепроверки. 

Дополнительное усиление: смешение в кучу множества научных и наукообразных терминов, описывающих разные системные уровни. 

6. Независимая проверка всех этапов научной работы автора 

Все компоненты научной работы проверяются как самим исследователем, так и, со временем, научным сообществом (особенно если работа принципиальна).

Проверяется всё: исходные данные, корректность ссылок; гипотезы; полученные результаты; методика их получения; интерпретации и т.п.

 

Если своих результатов нет – они просто выдумываются (это высмеивал ещё Фрэнсис Бэкон), списываются без ссылок и/или понимания, либо подгоняются под свою гипотезу. 

Характерно увлечение умозрительными гипотезами, проверка которых крайне затруднена. Возможно, отчасти поэтому столь популярны среди лже-учёных, например, различные экзотические версии возникновения речи у наших далёких предков. Попробуйте опровергнуть такую гипотезу! 

Часто идёт оперирование принципиально непроверяемыми / неизмеримыми сущностями: «дух», «сверхестственные способности», «вселенский коллективный разум» и т.п. 

«Говорите, Вы сами видели Бога? Встречаются лю­ди, готовые поклясться, что видели розового слона, но вряд ли Вас это убедит. Присуждённый к пожизненно­му заключению йоркширский потрошитель Питер Сатклифф отчётливо слышал в голове голос Иисуса, ве­левший ему убивать женщин. Джордж Буш заявляет, что Бог повелел ему захватить Ирак (жаль, что бог не соблаговолил также послать ему откровение об отсут­ствии там средств массового уничтожения). Обитате­ли психиатрических лечебниц считают себя Наполео­нами, Чарли Чаплинами, уверены, что весь мир строит против них козни, что они могут телепатически пере­давать свои мысли другим». (Ричард Докинз, Бог как иллюзия, СПб, «Азбука», 2013 г., с. 109-110). 

7. Профессиональное (а не любительское) моделирование изучаемых явлений 

Обсуждение нескольких возможных моделей изучаемого явления (они часто предлагаются разными исследователями)

 

 

«…человек с при­митивным мировоззрением знает только грубые аналогии, дей­ствующие на чувства, аналогии в красках и звуках». 

Анри Пуанкаре, Ценность науки, М., 1906 г., с. 102. 

Как вариант: альтернативные модели рассматриваются в сильно упрощённом, либо искажённом виде, не с целью выбрать оптимальную, а с целью показать их смехотворность, несостоятельность по сравнению с «любимой» автором моделью. 

По меткому наблюдению моего ученика и коллеги Кирилла Анатольевича Лебедева, часто интеллектуальные жулики манипулируют на фантазиях некомпетентного Клиента и даже образуется устойчивая би-система: жулик + неквалифицированный Клиент-фантазёр. 

8. Понимание границ своей компетентности 

Научная вменяемость: понимание границ своей компетентности. 

В современной науке практически любая новая предметная область требует существенных затрат сил и времени на «вхождение в тему». Наиболее простой путь, исключающий научные риски - привлечение соответствующего специалиста в качестве консультанта.

 

Лже-ученый – специалист во многих или даже во всех областях и всех науках. У него нет границ компетентности. 

Более редкий случай: лже-ученый действительно получил некоторый результат, обнаружил некоторое явление, наблюдаемое только в определённых условиях. Но трактует его чрезвычайно широко, безосновательно распространяет его на «весь мир». 

Например, на Ямайке до сих пор не хватает врачей, и все болезни лечат с помощью алоэ...

Главный промежуточный вывод: есть писаные и неписаные правила ведения приличной научной работы. И не все они выгодны лентяям и лицам, выражусь избыточно политкорректно, чьё внутреннее содержание головы не является образцом для подражания… 

Правила эти не строго однозначные, но если нарушать несколько пунктов – вероятность скатывания в лженауку увеличивается.   

Да, учёные ошибаются, но бюрократические, на первый взгляд, механизмы науки (рецензии, открытые публикации, конференции и т.п.) помогают выявлять и исправлять ошибки. Лже-учёный вынужден упорствовать на своём – другого варианта будущей биографии (учитывая его реальную, а не декларируемую квалификацию), у него, как правило, просто нет. 

Практический вывод для наших читателей: если некий автор нарушает несколько принципов из левой колонки и следует анти-принципам из правой колонки – это повод насторожиться. Не исключено, перед Вами – лжеучёный.

В письме 1768 года к некому, судя по всему юному, адресату Вольтер замечает: «Если Вы, сударь, желаете серьёзно предаться изучению природы, то позвольте сказать Вам, что следует начи­нать с того, чтобы не создавать никакой системы. Сле­дует поступать так, как поступали Бейль, Галилей, Нью­тон: рассматривать, взвешивать, считать и измерять, но никогда не отгадывать…» (Державин К.Н., Вольтер, М., Изд-во АН СССР, 1946 г., с. 89). 

 

В продолжение эпиграфа:

Как в описанной ситуации  корректно поздороваться кролику?
А вот так: «Здравствуй, бабушка!». Это грамматически правильно,
но скучно и не привлекает внимания…
 

Как и настоящая наука.
 

Группы проекта VIKENT.RU в социальных сетях:


Дальше: И.Л. Викентьев о механизмах порождения лже-науки. Часть 2

28 января - АНТРОПОГЕНЕЗ.РУ в Санкт-Петербурге

Catalog gominid Antropogenez.RU