English Deutsch
Новости
Новости антропологии
01.12.2012
Автор: А. Соколов

Австралопитек из Коро Торо ел и вершки, и корешки

Мы снова возвращаемся к теме реконструкции рациона гоминид. Сегодня – разбираемся, что кушал самый северный грацильный австралопитек (бахр-эль-газальский). Выяснить это поможет хорошо знакомый нашим читателям изотопный анализ зубной эмали.

Рис. 1. Фрагмент нижней челюсти KT 12/H1, голотип Australopithecus bahrelghazali. Зуб из этой челюсти участвовал в исследовании. Источник: http://www.modernhumanorigins.net/

Рис. 2. На карте показано местонахождение Коро Торо, а также отмечены другие местонахождения Восточной и Южной Африки, упоминаемые в статье. Иллюстрация из обсуждаемой статьи.

Рис. 3. Значение δ13C для ранних гоминид, начиная от ардипитека. Пояснения см. в тексте новости. Видна очень высокая изменчивость A. africanus. Иллюстрация из обсуждаемой статьи.

Немного скучной теории: 

δ13-  величина, характеризующая содержание в растении стабильных изотопов углерода 13C и 12С (подробней см. здесь). Существует несколько путей, по которому в растениях осуществляется фотосинтез. Значительная часть растений - в том числе, деревья и кустарники - используют т.н. C3-путь; для таких растений δ13C = -25‰ (Знак «минус» означает, что это значение меньше определенного стандарта). Однако некоторые травянистые растения, произрастающие в саваннах и пустынях, используют другой тип фотосинтеза - C4. Содержание 13C  у них иное, более высокое (δ13C от -15‰  до -10‰).  Для нас важно, что изотопы углерода из растений попадают в кости и зубы тех животных, которые данные растения поедают (а также, кстати, тех хищников, которые затем "поели" этих животных). Поэтому, зная относительное содержание  изотопов  углерода 13C и 12C в некотором ископаемом зубе, можно сделать выводы о рационе обладателя этого зуба. 

Думаем, читатели помнят, что в эволюции наших предков важную роль сыграло сокращение площади африканских лесов. Леса отступали, а древние гоминидыГоминиды в "классическом" смысле - семейство прямоходящих приматов, включающее людей и их ископаемых предшественников. вынуждены были менять образ жизни - выбираться из лесной чащи в саванны. Соответственно, должен был измениться и их рацион: если в лесу пищей гоминидам могли служить плоды и листья деревьев, то в саванне подобные ресурсы – дефицит (особенно в засуху)... 

Исследования рациона австралопитеков и их предков в целом подтверждают такую модель.  Живший более 4-х миллионов лет назад  ардипитек, видимо, предпочитал питаться «дарами леса», несмотря на то что, судя по реконструкциям, в окружающей его местности уже было немало растений C4-типа. А более поздние Австралопитеки африканусы (данные из южноафриканского местонахождения Макапансгат)  около 3 млн. лет назад  уже включали в свой рацион травянистые растения саванн (хотя и употребляли их, возможно, только в засушливые сезоны). До недавних пор это было самое древнее свидетельство употребления гоминидами C4-растений.  

Проводился подобный анализ и для массивных австралопитеков (мы об этом не раз писали). Парантропы Южной Африки, судя по содержанию в их зубах 13C, в своих предпочтениях не очень отличались от африканусов. 

А у восточноафриканских Paranthropus boisei соотношение 13С /12С   оказалось еще более высоким (см. Рис. 3). Видимо, в их меню саванные растения уже доминировали (правда, жили обследованные Парантропы Бойса гораздо поздней, около 1,8 млн. л.н). 

По грацильным австралопитекам Восточной Африки подобных данных до сих пор не было. Поэтому, казалось бы, следующий кандадат на посещение «палеостоматолога» – афарские австралопитеки, наиболее изученный вид ранних гоминид. Ан нет! Авторы статьи, вышедшей недавно в PNAS, взялись за северного родственника афарцев, жившего на территории республики Чад.

Australopithecus bahrelghazali – единственный австралопитек - и вообще примат! - найденный в местонахождении Коро Торо (участки KT12 и KT13, бассейн озера Чад). Этот гоминид (известный пока что по нескольким очень фрагментарным находкам) особенно интересен тем, что проживал далеко за пределами известных местонахождений Восточной и Южной Африки, где найдено большинство австралопитеков.

Отложения KT12, содержащие останки A. bahrelghazali, в 2008 году были датированы экзотическим радиобериллиевым методом (10Be/9Be), и получился возраст 3.58 ± 0.27 млн. лет. Примерно в это время на востоке Африки разгуливали родственники Люси

Вместе с останками A. bahrelghazali найдены многочисленные кости животных – наземных и пресноводных. Останки некоторых пастбищных видов антилоп в KT13 говорят о том, что 3 с половиной миллиона лет назад здесь простиралась саванна. С другой стороны, в Коро Торо найдены и кости древних жирафов – значит, какие-то деревья должны были расти. Изотопный состав зубов найденных животных (а как же без этого!) показывает доминирование C4-ресурсов. Вывод: во времена австралопитеков район Коро Торо представлял собой открытую саванну с редкими деревьями, прорезаемую руслами рек.

Получается даже более открытая местность, чем реконструируется для афарских австралопитеков. Наверное, местным гоминидам ничего не оставалось, как питаться травками-муравками?  Надо сказать, что для современных человекообразных (даже для шимпанзе, живущих на границе леса и саванны) такой рацион не типичен. Зато для многих павианов поедание злаков – обычное дело. 

Что дал изотопный анализ зубов A. bahrelghazali?

По соотношению 12С и13С эти австралопитеки оказались похожими на антилоп, лошадей, свиней и хоботных из Коро Торо. С4-ресурсы в их рационе составляли от 55 до 80%.

Такие цифры отличаются от большинства результатов, полученных для гоминид. A. bahrelghazali  явно ел больше С4-растений, чем австралопитеки Южной Африки. В то же время, очень похоже на Парантропа Бойса из Олдувая и Турканы (см. Рис. 3). 

Вообще-то выборка, мягко говоря, маловата (изучено всего 3 особи из Коро Торо - к сожалению, это всё, что найдено). Авторы статьи всё же делают вывод, что питание растениями саванн было характерно не только для Парантропа Бойса, и переход к такой пищевой стратегии произошел более 3-х миллионов лет назад. 

Конечно, эти данные сами по себе не могут выяснить, какой процент в меню гоминида составляла животная пища. Поедание термитов или мелких млекопитающих исключить нельзя, тем более, что наличие такого компонента в пище было недавно подтверждено для южноафриканских австралопитеков. Большое количество мяса, однако, маловероятно для ранних гоминид, учитывая, что даже в рационе современных бушменов Калахари преобладают растения (до 80%). Да и строение зубов австралопитеков соответствует скорее растительноядности. Поэтому, авторы статьи далее говорят только о  растениях, которые могли входить в австралопитековое меню. 

И что же это были за растения? 

Как говорилось выше, тропические травы и осока в рационе современных человекообразных не встречаются.  Добавим, что  у австралопитеков не было ни мощных жевательных зубов, ни, вероятно, соответствующей пищеварительной системы. Стоит подумать: какие части растений подходят для них? Например, современные гелады поедают много семян и корневищ. А павианы из национального парка Амбосели любят полакомиться  питательными клубнями и луковицами. 

Далее авторы статьи рассуждают, что основным блюдом на столе австралопитеков Коро Торо могли быть осоковые растения рода Cyperus (по-русски «сыть»). Представители этого рода имеют крупные клубни, и широко распространены в африканских тропиках и субстропиках,  включая бассейн озера Чад. 

К роду  Cyperus, кстати, относится египетский папирус.

Судя по археологическим данным, некоторые виды Cyperus, например C. esculentus  (земляной миндаль) были важным пищевым ресурсом охотников-собирателей Южной Африки времен позднего каменного века. В  наши дни люди иногда употребляют в пищу и стебли Cyperus papyrus, а бабуины поедают цветы и луковицы Cyperus grandibulbosus. Австралопитеки вполне могли кушать и вершки, и корешки, подобно современным павианам. Интересно, что в сравнении с павианами австралопитеки Коро Торо были даже бОльшими приверженцами саванных трав и осок. 

Исследование костного коллагена современных павианов Восточной Африки показало не более 50% C4-ресурсов.    

Авторы полагают, что возможны два варианта пищевой стратегии австралопитеков: 

  • либо австралопитеки были «универсалами», использовавшими широкий диапазон ресурсов, в зависимости от того, какая пища им подворачивалась (вариант, кстати, подходящий для африканусов); 
  • либо австралопитеки были специализированными существами, питавшимися в основном травами  и/или осоками (такой вариант кажется нам менее вероятным...)

Выбрать правильную версию можно будет, проведя аналогичный анализ для афаренсисов, которые обитали в более лесистой местности. Сидели ли они на травяной диете, как австралопитеки Чада, или добавляли в свое меню плоды и древесную листву? Люси, Вам слово! 

 

Источник:

См. также:



28 января - АНТРОПОГЕНЕЗ.РУ в Санкт-Петербурге

Интересно

Изо всего, что видел Йорк (огнеземелец, путешествовавший на «Бигле» с экспедицией Чарльза Дарвина – прим. редактора)  за время своего пребывания в чужих краях, ничто так не пора­зило его, как страус близ Мальдонадо; задыхаясь от изумления, он подбежал к м-ру Байно, с которым вышел прогуляться: «О мистер Байно, о! птица совсем как лошадь!»

Catalog gominid Antropogenez.RU