English Deutsch
Новости
Новости антропологии
13.04.2013
Автор: С. Дробышевский

Бездонная Малапа: новый анализ скелета Австралопитека седибы

Южноафриканская пещера Малапа прославилась несколько лет назад, когда в ней были найдены останки трёх удивительных существ. Два миллиона лет назад в подземную ловушку угодили взрослая самка, подросток-самец и детёныш. От первых двух сохранились почти целые скелеты, от детёныша – фрагменты конечностей; найдена также изолированная большая берцовая кость взрослого. Изучение уникальных останков вылилось в описание вида Australopithecus sediba, строго промежуточного между австралопитеками и "ранними Homo", так что некоторые антропологи склонны говорить о Homo sediba.

Рис. 1. Череп А. седиба с нижней челюстью (фото из обзорной статьи Ann Gibbons).

Рис. 2. Cкелет А. седиба. Врезка: голеностопный сустав: слева – шимпанзе, в центре – А. седиба, справа – человек (фото из обзорной статьи Ann Gibbons).

Рис. 3. зубы правой половины верхней челюсти (слева) и правой половины нижней челюсти (справа) A. седиба MH1. Фото из приложения к статье Joel D. Irish et al.

Рис. 4. Результаты кластерного анализа зубной системы 8 гоминид. Иллюстрация из приложения к статье Joel D. Irish et al.

Рис. 5. Кости верхних конечностей A. седиба. Фото из статьи Steven E. Churchill et al.

Рис. 6. Реконструкция грудной клетки А.седиба. Фото из статьи Peter Schmid et al.

Рис. 7. Правая половина нижней челюсти взрослой самки MH2. Фото из статьи Darryl J. de Ruiter et al.

Рис. 8. Элементы позвоночника MH1 (слева) и MH2 (справа). Фото из статьи S. A. Williams et al.

Несмотря на то, что с момента открытия скелетов прошло уже несколько лет, работа над их изучением продолжается. В новом выпуске журнала Science шесть центральных статей посвящены описанию нижней челюсти, зубов, позвоночника, грудной клетки, рук и ног Australopithecus sediba.

Главнейшим выводом детального изучения анатомии существ из Малапы стал тот, что их признаки распределены крайне мозаично. Прогрессивность в одной детали компенсируется архаизмом в другой. Сравнение A. sediba с A. africanus и A. afarensis показывает, что крайне трудно по одному из фрагментов предсказать уровень продвинутости какого-либо другого.

Закономерно, что по подавляющему большинству черт A. sediba похож на A. africanus, а не на восточноафриканских австралопитеков. Это, с одной стороны, логично биогеографически, с другой – свидетельствует о параллельной гоминизации на юге и востоке Африки. Шёл ли процесс очеловечивания южноафриканских австралопитеков совершенно независимо, или же они "по пути" периодически смешивались с северными кузенами – неясно. Учитывая географию Африки, второй вариант представляется более вероятным. Видимо, с грацильными австралопитеками и "ранними Homo" сложилась примерно такая же ситуация, какая существует с нынешними павианами: крайние формы чётко отличаются, но в промежутках есть переходные формы, а все они вполне могут скрещиваться.

Зубы 

Авторы исследования зубов на основании огромного количества описательных признаков (22 черты) пришли к выводу, что A. sediba, входящий в один кластер с A. africanus, ближе к H. habilis и более поздним гоминидам, чем A. afarensis, объединяющийся с массивными австралопитеками. Вроде как A. africanus и не слишком родственен A. afarensis'у. Из этого следует логичный вывод, что Восточная Африка как бы стояла в стороне от прогресса, тогда как в Южной он бурлил по полной.

Хочется, правда, сказать три НО. Первое: использованный кластерный анализ – не лучший инструмент для оценки сходств и различий высокоизменчивых групп. Уж очень он округляет и усредняет, упрощает реальность. Второе: одонтологические признаки – далеко не самые надёжные для выявления близости в сильнородственных группах. Наглядным тому доказательством является кладограмма, приведённая в электронном приложении к статье (см. Рис. 4): негроиды в ней зависли между A. sediba и H. habilis с H. erectus, тогда как современные "северноафриканцы" оказались общими предками всех прочих рассмотренных групп; нельзя отказать авторам, опубликовавшим такую кадограмму, в юморе. Куда-то бы попали монголоиды? Ясно, что, используя иные алгоритмы, можно получить и прочие забавные распределения групп, а та, что вошла в основной текст, просто больше понравилась авторам. Третье: рассмотренные восточноафриканские A. afarensis сильно древнее прочих включённых в анализ видов, так что их сходство с парантропами и отдалённость от "ранних Homo" не обязательно отражает реальное родство. Видимо, у парантропов рассмотренные признаки менялись медленно (не зря они считаются более примитивными), а в гомининной линии – быстро. A. africanus же просто несколько моложе геологически, чем A. afarensis, что и отразилось в их "большей прогрессивности".

Нижняя челюсть

Исследование нижней челюсти второго индивида из Малапы показало, что он весьма отличается от A. africanus – прямо противоположный вывод сравнительно со сделанным для зубов! Отличия комплексны, заключаются как в размерах и форме, так и в ростовых процессах. Приятно, что видовой статус этим подтвержается, но неясно, откуда взялась такая специфика. На графиках канонического анализа (!!! Вот она – Победа разума – не кластерного, не главных компонент, а канонического!!!) малапская челюсть занимает обособленное положение скорее рядом с A. afarensis и H. habilis с H. erectus, чем с кем-то ещё. Впрочем, в приложении приведены и иные варианты анализов, в коих A. sediba оказывается едва ли не массивным австралопитеком. Имея некоторый опыт построения и анализа аналогичных графиков, могу ответственно заявить своё НО: парой графиков в подобном случае обойтись никак нельзя. Единичное наблюдение может гулять по всем возможным осям довольно вольготно в зависимости от множества случайных моментов. Можно оценить соотношение групп наблюдений, но индивидуальная диагностика таким способом почти невозможна. Вот если бы в статье были приведены индивидуальные значения на графиках, а не точки для абстрактных средних – смысла было бы заметно больше.

Верхние конечности

Следующая статья посвящена изучению костей верхней конечности. Первым делом обращает на себя внимание крайняя архаика лопатки из Малапы. По подавляющему числу параметров она оказывается наиболее схожей с лопатками орангутанов. Плечевые кости тоже крайне примитивны и попадают в компанию с Люси, Нариокотоме, Дманиси и Лянг Буа 1. Длина предплечья относительно длины плеча у Малапы почти идентична хабилису OH 62 и находится на границе между людьми и шимпанзе, с уклоном к первым. Общая мораль – A. sediba крайне примитивен в строении рук, он запросто мог лазать по деревьям... если бы не кисть. Но кисти посвящена другая статья, опубликованная уже пару лет назад. Впрочем, даже продвинутая кисть не мешала малапцам забираться на деревья, ибо и современные люди делают это очень хорошо.

Грудная клетка

Далее – грудная клетка. Первым делом стоит отметить, что эта часть скелета сохраняется всегда хуже прочих. Фактически, до сих пор не было ни одного примера хорошо изученной грудной клетки австралопитеков или "ранних Homo". Уникальная сохранность малапских находок позволила установить, что грудная клетка A. sediba больше похожа на шимпанзоидную, нежели человеческую. Удивительно обезьяньи пропорции у грудной клетки в целом: она низкая и очень широкая, причём резко расширяется сверху-вниз. Очевидно, такое строение тесно связано с обезьяньим планом строения верхней конечности. Суженность верхней части грудной клетки, как предполагается, отражает неспособность ходьбы и бега на более-менее дальние расстояния, а расширенность нижней всё же не столь резкая, как у человекообразных обезьян. То есть, тут мы имеем замечательно переходную форму.

Позвоночник

Позвоночный столб австралопитеков изучался уже не раз, но почти всегда отдельно от остального скелета. В поясничном отделе с наибольшей вероятностью было пять позвонков – стандарт для современного человека. Ранее у разных австралопитеков и даже неандертальцев регулярно обнаруживались отхождения от этого правила. Ещё важнее, что есть все основания предполагать у A. sediba наличие поясничного лордоза – изгиба вперёд. Поясничный лордоз отсутствует у шимпанзе, но формируется у человеческих детей в раннем детстве, когда ребёнок начинает сидеть, ползать и ходить, он жёстко связан с прямохождением (у горилл поясничный лордоз тоже хорошо выражен, но связан уже просто с огромным весом тела). Крестец содержит пять позвонков – как у современного человека. Его ушковидная поверхность – место соединения с подвздошной тазовой костью – велика и обширна, что связано с двуногой походкой и соответственно возросшими нагрузками. Отличием от человека можно считать некоторую относительную удлинённость поясницы и её большую гибкость – черты, вероятно, полезные при регулярном лазании по деревьям. В целом, позвоночник A. sediba оказывается прогрессивнее, чем у прочих австралопитеков, и примерно столь же развит, как у "мальчика из Нариокотоме".

Нижние конечности

Наконец, последняя, самая монументальная статья цикла посвящена нижним конечностям. Несть числа морфологическим особенностям, описанным в самой статье и приложении к ней. Можно выделить несколько самых интересных моментов. При прямом положении ноги стопа была очень сильно пронирована, то есть завёрнута внутрь. Не то чтобы малапец был косолапым, но при ходьбе опирался на боковую сторону стопы, а не ставил её прямо, как мы. Видимо, с перераспределением нагрузок при таком странном положении связано чрезмерное развитие нижней передней подвздошной ости на тазовой кости, поскольку туда крепятся соответствующие связки. Существенно, что у шимпанзе и прочих четвероногих этой ости фактически нет вовсе.

Бедренная кость удивительно современна. Общая форма и детали пропорций почти не отличаются от человеческих и одновременно непохожи на то, что есть у шимпанзе. Конечно, без архаики и специфики тоже обойтись было никак нельзя. При взгляде сбоку форма мыщелков бедренной кости довольно округлая и укороченная, более схожая с обезьяньим вариантом. Специфичным признаком можно считать крайне низкий наклон шейки бедренной кости.

Коленная чашечка из Малапы гораздо сильнее схожа с человеческой, нежели обезьяньей, пропорции малой берцовой кости оказываются строго промежуточными между человеческими и шимпанзиными.
 

Таким образом, малапские A. sediba имеют удивительную мозаику примитивных, прогрессивных и уникальных черт в строении ног. У других же австралопитеков и "ранних Homo" сочетания признаков могут быть иными. Это позволило авторам предположить неоднократное возникновение прямохождения или, как минимум, независимое развитие нескольких его вариантов. Вывод смелый! Действительно, разнообразие вариаций в деталях строения у австралопитеков велико. НО говорит ли это о незисимости путей их эволюции?

Не принимаем ли мы индивидуальные особенности за глобальные эволюционные тренды?

Не так много нам известно целых находок ног и тазов столь большой древности, чтобы можно было обосновать это статистически. Вариабельность подобных деталей строения у современных людей тоже весьма велика. Имеются варианты, связанные с полом и возрастом, болезнями и даже приобретаемыми привычками. Как различить среди этой чехарды магистраль эволюции? Видимо, ещё и ещё раз проверять и сравнивать, описывать и измерять, думать и сомневаться.

Источники:

См. также:

 




28 января - АНТРОПОГЕНЕЗ.РУ в Санкт-Петербурге

Интересно

В 1968 году советский палеоэнтомолог А. П. Расницын описал новых ископаемых насекомых из юрского местонахождения Каратау, которым дал имена сепулька удивительная (sepulca mirabilis) и сепуления свистящая (sepulenia syricta), вошедших в семейство сепульковых (sepulcidae). А Н.С. Шевырёва в 1972 году описала вымерший вид древних грызунов сепулькомис эборетус (sepulkomys eboretus).

Catalog gominid Antropogenez.RU