English Deutsch
Новости
Новости антропологии
02.09.2017
Автор: С. Дробышевский

Следы неведомых критян. Гоминиды на Крите 5,7 млн лет назад?

Всем цивилизованным людям известно, что прямоходящие гоминиды возникли в Африке. Там найдена замечательная цепочка видов от совсем-совсем четвероногих проконсулов через колченогих сахелянтропов, орроринов и ардипитеков к совсем-совсем двуногим австралопитекам. Есть и кости, есть и следы из Лаэтоли. Казалось бы – чего ещё желать? Ан нет! Проклятые находки лезут из под земли где не надо, нарушая устоявшийся ход мыслей и побуждая бежать переписывать учебники. А порой перевешивает желание устроить сенсацию. Какой вариант мы имеем сейчас – вопрос.

Отложения в Трахилосе, содержащие следы прямоходящих существ. Фото из обсуждаемой статьи

Отпечатки ног, сохранившиеся лучше всего: фото (слева), лазерный скан поверхности (центр) и скан с интерпретацией. Масштаб - 5 см. Иллюстрация из обсуждаемой статьи

А дело было в 2000 году, когда на острове Крит (это, на всякий случай, середина Средиземного моря) побывал польский геолог Г. Гирлинский. Плескался он в лазурных волнах и по старой геологической привычке поглядывал на камни. И нашёл странные следы. Задумался Г. Гирлинский и думал до 2010 года, когда вернулся на чудесное место с другим польским геологом – Г. Нидзвидским. Тут уж убедили они друг друга в значимости открытия и решились поведать о нём миру. Не прошло и ещё семи лет, как статья с сенсацией увидела свет, а её увидели мы.

29 следов протянулись несколькими цепочками по окаменевшему пляжу в Трахилосе (Trachilos) на западе Крита. Очевидно, родина Минотавра издавна привлекала отдыхающих своими красотами. Но насколько издавна? Не зря открытие сделали геологи – посмотрели они в микроскопы на фораминифер из древнего песка и определили, что в последний раз волны пересеивали его 3,5-8,5 млн.л.н., а скорее всего – 5,7 млн.л.н., в Мессинский пик солёности, когда Средиземное море превратилось в пару-тройку пересоленных луж. Как удачно, что неведомый пляжник именно тогда прошлёпал по бережку, в последний раз смоченному водичкой. Пучина испарилась, песок засох, курорт закрылся.

Так что же следы? Как утверждают авторы открытия, следы ну совсем как у человека: пальцы сведены, большой палец больше остальных, стопа длинная, хотя и покороче, чем у Лаэтоли, свод выражен. А стало быть – перед нами следы прямоходящих двуногих гоминид. Более того, следы куда как больше похожи на человеческие, чем предполагаемые следы ардипитека, на чьей стопе большой палец торчит чуть ли не под прямым углом к остальным. Ну и как тут не вспомнить давешнюю сенсацию про грекопитека – когда челюсть из Греции и зуб из Болгарии получили датировку 7,175 и 7,24 млн.л.н., а их местообитания были определены как саванные. А Греция же как бы ближе к Криту, чем Африка, все ведь знают, что Минотавра победил грек, а не какой-нибудь масай с ассегаем.

Так что, граждане, пора таки переписывать учебники: прямоходящие приматы появились на пару миллионов лет раньше, чем считалось, и вовсе не в какой-то там Африке, а в Европе.

Есть, конечно, парочка назойливых НО!

Во-первых, коли уж речь идёт о Мессинском кризисе, особой разницы между Африкой и Европой тогда не было. Нынешнее дно Средиземного моря было огромной холмистой саванной, по которой звери могли гулять сколько угодно туда и обратно. Эх, мечта беженца!.. Правда, открытым остаётся вопрос – насколько эта местность была вообще пригодна для жизни. Может быть, это были гигантские бесплодные солончаки типа нынешнего побережья Арала, где приматам было совсем не место.

Тут появляется во-вторых. Чьи же это на самом деле следы? Так ли уж они гоминидны? Большая часть отпечатков крайне мутная. Честно говоря, на них ничего не разобрать. Более-менее внятны лишь пара-тройка следов. А на них мы видим то вытянутые, то круглые пальцы, вроде бы пятку, вроде бы подушечку у основания большого пальца. Но не странно ли, что пропорции разных следов сильно отличаются? И почему на одном из наилучших следов пальцев всего четыре? А на том, где их насчитано пять, пятый совсем уж крошечный, а ряд пальцев так чудовищно скошен, что предполагаемый мизинец находится аж на середине длины стопы. На третьем следе мизинец тоже весьма невнятный, зато все другие пальцы, включая первый, огромные, не отличающиеся друг от друга по размеру. Выраженность свода тоже весьма прихотлива: где-то она есть, где-то вроде и не совсем. Особенно странны пропорции следов – они чрезвычайно укорочены и расширены. Таких нет ни у человека, ни у современных обезьян, ни у австралопитеков или эргастеров. Ясно, что не стоит ожидать слишком многого от следов на песке такой древности. Но как-то это всё подозрительно.

А размер? Судя по фотографиям и масштабу, длина некоторых стоп была сантиметров восемь, других – десять, третьих – тринадцать, иных – пятнадцать. В любом случае маловато для человека. У самого мелкого австралопитека из Лаэтоли длина стопы 15,5-22,5 см, у больших – 18-23 см, то есть в полтора-три раза больше. Это у существ совсем невысоких (вспомним рост Люси - 1 м 7 см).

Какие же должны быть критские человечки – полметра высотой?

Конечно, всё можно списать на то, что это ж грекопитек, чьей стопы никто ещё не видел. Но отчего бы тогда не предположить со всей смелостью, что это ореопитек, добежавший сюда со своего Гаргано по пересыхающему дну? (Авторы, кстати, рассматривают такую возможность и отвергают её, поминая оттопыренный большой палец ореопитека, но ведь между итальянским ореопитеком и критскими следами миллион лет – большой палец мог и прилипнуть к прочим). А может, учитывая географию, – Минотавр? А ещё лучше, учитывая то, что это таки море, – тот самый пингвинопитек?

Я не претендую на звание великого следопыта, но простое рассмотрение цепочек медвежьих следов приводит к мысли, что при наложении они образуют именно то, что мы видим в Трахилосе. Конечно, на критских следах нет когтей, но и у медведя они отпечатываются далеко не всегда, а сохранность такова, что позволяет допустить многое. Тем более опубликованы далеко не все отпечатки.

А на общих планах часть следов подозрительно растягивается и двоится – уж не лапки ли это четвероногого зверя?

Есть и сомнения по временам. Абсолютной датировки таки нет. Фораминиферы и стратиграфия – это, конечно, чудесно, но возможный размах очень уж велик: предложены диапазоны 3,5-8,5 и 5,6-8,5 млн.л.н., а вообще пляжи намываются и размываются, так что мало ли когда там прочапали неведомы зверюшки...

Так что же перевешивает – факты или желание сенсации? Видимо, стоит идти по следам и найти скелет в конце дорожки – он-то и откроет все тайны.


Источник:  

  • Gierliński G.D., Niedźwiedzki G., Lockley M.G., Athanassiou A., Fassoulas Ch., Dubicka Z., Boczarowski A., Bennett M.R. et Ahlberg P.E. Possible hominin footprints from the late Miocene (c. 5.7 Ma) of Crete? // Proceedings of the Geologists' Association, 2017. http://dx.doi.org/10.1016/j.pgeola.2017.07.006

См. также:



Интересно

«Если мы позволим себе дать полную волю воображе­нию, — писал он в своей первой тетради за 1837—38 го­ды, — может вдруг оказаться, что животные — наши братья по боли, болезням, смерти, страданиям и бед­ствиям, наши рабы в самой тяжелой работе, спутники в развлечениях — разделяют с нами происхождение от общего предка — и все мы слеплены из той же глины».

Чарльз Дарвин, 1838-1839 гг., цит. по: Уильям Ирвин. Дарвин и Гексли. М., «Молодая Гвардия», 1973 г., с. 92.

Catalog gominid Antropogenez.RU