English Deutsch
Новости
Мир антропологии

«Первым оттаял череп»: как откопали таинственную принцессу

Жизнь после смерти может оказаться весьма увлекательной – например, останки принцессы Укока, умершей более 2 тысяч лет назад, сейчас активно исследуют учёные, а некоторые алтайцы на полном серьёзе верят, что потревоженная девушка мстит своим обидчикам. С позволения издательства «Бомбора» мы публикуем фрагмент про загадочную принцессу из книги Алексея Козлова «Посмертные приключения. Что может случиться с вашим телом после смерти?». Книга вышла в издательстве "Бомбора".

В 1993 году на плато Укок, расположенном в южной части Горного Алтая на высоте 2500 метров над уровнем моря, начались археологические раскопки могильника Ак-Алах-3, которыми руководила доктор исторических наук Наталья Полосьмак. Курган относится к пазырыкской культуре азиатских скотоводов VI-II вв. до н.э. и пострадал от расхитителей могил еще в древности.

Сначала в кургане было обнаружено захоронение коней, ниже — разграбленная могила кара-кобинской культуры железного века, существовавшей одновременно с пазырыкской, а уже под ней — пазырыкское погребение женщины, чьи останки сохранились благодаря тому, что погребальная камера (деревянная колода, внутри которой лежало тело) была заполнена льдом, так называемой подкурганной мерзлотой. Свою роль здесь сыграли низкая температура и грунтовые воды. Как объясняла Наталья Полосьмак в книге «Всадники Укока», «мерзлый грунт образуется благодаря тому, что при постоянно низких температурах влага, питающая почвы Укока, превращается в лед, скрепляющий в прочный монолит мягкие частицы почвы».

Так мир узнал о существовании мумии из «замерзшей могилы». Однако ученым еще только предстояло выяснить, кем была похороненная в кургане женщина, когда она жила,

как выглядела и при каких обстоятельствах умерла. Для извлечения останков археологам пришлось в течение нескольких дней растапливать лед кипятком. Осторожно избавляясь ото льда, ученые постепенно извлекали из могилы разнообразный погребальный инвентарь. Вот как Наталья Полосьмак описывает состояние останков: «Первым оттаял череп, находившийся выше других частей тела, на небольшой подушке-валике, сшитой из войлока и заполненной тоже войлоком. Погребенная (женщина двадцати пяти лет) лежала на правом боку, со слегка согнутыми в коленях ногами, согнутыми в локтях руками, сложенными на животе кистями рук. Она лежала головой на восток, лицом на север, в позе спящей, на подстилке из толстого темного войлока, которым было устлано дно колоды. Ее головной убор и парик занимали треть колоды в ее верхней части. Лед сохранил мумифицированное тело, одежду и украшения».

В то же время Полосьмак не исключает, что захоронения пазырыкцев были неслучайны в том смысле, что алтайские скотоводы должны были быть хорошо знакомы с особенностями постоянно промерзающей на Укоке почвы. А значит, нельзя отрицать, что пазырыкцы осознанно пользовались свойствами мерзлоты, когда хоронили своих сородичей. Может быть, сохранение тела в яме, заполненной льдом, являлось одной из погребальных традиций древних скотоводов Алтая. Более того, особые климатические условия способствовали не только сохранности погребенных в могилах тел, но и различных предметов — от клинков и зеркал до деревянных мисок с остатками пищи.

Ученые выяснили, что останки женщины подверглись бальзамированию, но, даже несмотря на мерзлоту, сохранились далеко не в идеальном состоянии. В частности, от головы остался лишь череп с остатками мягких тканей, который ко всему прочему имеет следы трепанации — очевидно, для извлечения мозга при бальзамировании. В ходе древних мероприятий по сохранению тела оно было вскрыто, внутренние органы извлечены, вместо них тело набили травой и шерстью. Череп нашпиговали песком, землей, корешками, овечьей шерстью и лошадиным волосом. Также были удалены ребра и грудина. От разложения сильно пострадали руки. На обеих руках женщины имелись татуировки синего цвета — от плеча до самой кисти. Рисунки обнаружились и на фалангах пальцев.

А что насчет внутренних органов? Рядом с телом их не складывали (как, например, египтяне, помещавшие внутренности в специальные сосуды), однако анализ наполнителя мумии несколько прояснил ситуацию. В черном веществе, внешне напоминавшем торф, были обнаружены ткани внутренних органов, что говорит о том, что пазырыкцы превращали внутренности мертвеца в однородную массу, которой нашпиговывали трупы, смешивая ее с травой, шерстью и другими имевшимися под руками компонентами, которые в то же время выполняли определенную символическую функцию.

Состояние останков свидетельствует о том, что перед погребением тело высушивали, но не полностью, так как кожа мумии не морщинистая и не имеет характерного для подобного рода операции коричневого оттенка. «Видимо, до похорон [тело] хранилось в прохладном, сухом месте, может быть, в приспособленном для этих целей зимнике», — заключает Наталья Полосьмак.

Останки женщины подверглись бальзамированию, но, даже несмотря на мерзлоту, сохранились далеко не в идеальном состоянии. Для временной сохранности лица древние бальзамировщики использовали глину и воск — их частицы были обнаружены на черепе. Такая маска действительно была способна на какое-то время сохранить портретное сходство до захоронения в условиях начавшегося разложения тканей. Кроме того, есть основания полагать, что при бальзамировании больше внимания уделялось сохранности тех частей тела покойника, которые не были прикрыты одеждой, что косвенно подтверждают находки, сделанные в соседних курганах, — там была выявлена та же закономерность.

Как и у многих древних народов, мумии пазырыкцев до погребения продолжали «жить» в своем племени. Для этого, вероятно, и было необходимо бальзамирование. Скорее всего, высушенные и набитые травой, землей и шерстью останки еще какое-то время (до нескольких месяцев) выставлялись на всеобщее обозрение — в той самой позе, в какой они впоследствии оказывались в могилах. При этом откладывание похорон могло быть связано не только с обычаем сохранять тела усопших, но и с правилом хоронить покойников только в определенные месяцы (весной и осенью). То есть, те, кто умирал, например, зимой, вынуждены были «ждать» своей очереди на погребение до наступления весны.

Другие находки, относящиеся к пазырыкской культуре, говорят о том, что, как пишет Наталья Полосьмак в книге «Феномен алтайских мумий», «мумификация, то есть особая подготовка тела человека «к жизни» в потустороннем мире, была типичной для всего пазырыкского общества, а не только для какой-то части его элиты».

Так кем же была таинственная женщина из «ледяной могилы»? Наталья Полосьмак осторожно предполагает, что одиночный характер погребения (явление достаточно редкое для пазырыкцев) может свидетельствовать о том, что покойница не состояла в браке и, как вариант, была жрицей. Хотя, как отмечает археолог, ничто больше об этом не свидетельствует: ни татуировки на теле, ни одежда, ни найденные в могиле предметы. Однако совершенно точно эта женщина не была воином, поскольку в захоронении отсутствуют оружие и военная экипировка, а на теле мумии нет травм. При этом, несмотря на то, что она принадлежала к среднему классу пазырыкского общества, нет никаких сомнений в ее особом статусе. Возможно, женщина была шаманкой, но едва ли она являлась принцессой, коей ее поспешили окрестить алтайцы.

Доподлинно известно, что похороненная на плато Укок женщина скончалась в возрасте двадцати пяти лет в марте или апреле. Ученые не только сумели воссоздать ее облик, но и установили причину смерти — рак молочной железы. Природа как следует постаралась и сохранила для нас останки древних культур, к числу которых относится и алтайская мумия из «ледяной могилы». Трудно переоценить значение сокровищ, которые были извлечены из пазырыкских могил, — то, что, казалось, навсегда утрачено (элементы материальной культуры, изготовленные из недолговечных органических материалов, дающие поистине бесценные сведения о жизни предков алтайцев), было вновь обретено благодаря скрупулезной работе археологов. Но, к сожалению, далеко не все оценили значение открытия, совершенного в 1993 году на плато Укок. Но об этом чуть позже.

Сразу после раскопок мумию увезли в Новосибирск, в музей Института археологии и этнографии Академгородка, пообещав вернуть после всестороннего изучения — она могла еще много поведать не только и, может быть, даже не столько о похороненной женщине, сколько о родословной пазырыкцев, их культуре и погребальных обрядах

в случае совершенствования генетических исследований. Однако вмешались обстоятельства. Изъятые из могилы останки начали портиться, так что пришлось спешно решать вопрос об их реставрации и консервации. Это стало возможным благодаря привлечению специалистов из Научно-исследовательского и учебно-методического центра биомедицинских технологий ВИЛАР, имевших богатый опыт работы с мумиями. Стоит лишь упомянуть о том, что именно они занимались поддержанием состоянияостан-ков Владимира Ленина. Таким образом, мумию укокской женщины удалось сохранить в том самом состоянии, в котором она находилась в «ледяной могиле» на протяжении последних 2500 лет.

Одновременно с этим на Алтае родился миф о принцессе Укока, и широкая молва подхватила легенду о женщине знатного происхождения, которая защищает алтайцев от различных катаклизмов. Когда в 2003 году Алтай пережил мощное землетрясение, кто-то предположил, что это гневается потревоженная археологами алтайская принцесса, ведь эпицентр подземных толчков находился «всего» в 150 километрах от места ее погребения. Рост числа самоубийств в республике также умудрились приписать гневу алтайской принцессы. Где-то в недрах желтой прессы даже зародился отечественный аналог проклятия фараонов. Писали, как принцесса Укока мстит своим обидчикам. Дескать, уже пострадали и археологи, раскопавшие курган, и ученые, занимавшиеся сохранностью мумии: кто-то из них умер, другие стали бездетными, а третьи страдают от различных заболеваний.

«На Алтае более 2000 лет назад проживал народ с высокой духовной культурой, проявлявшейся буквально во всем: в пышности погребальных обрядов и умении строить бревенчатые срубы, в великолепно сделанной упряжи коней и изысканно сшитой одежде из дорогих мехов и привозного шелка, в необычном декоративно-прикладном искусстве»,— пишет Наталья Полосьмак. Поэтому вовсе не удивительно, что кто-то желает отсчитывать свою родословную именно от носителей уникальной культуры железного века. При этом принцесса, как выяснили ученые, мало того, что никакой принцессой не была, она не может являться и прародительницей алтайцев, поскольку принадлежит к европеоидной расе. «Генетические исследования показали, что пазырыкцы были совсем не алтайцы, а в основном самодийцы с добавлением европеоидно-иранского субстрата, то есть совсем иное этническое население. Алтайский же этнос образовался в лучшем случае в тюркское время», — объясняет специалист по археологии Сибири, академик РАН Вячеслав Молодин.

Однако к этому времени уже развернулась широкая кампания по возвращению мумии на Алтай, в которую оказались втянуты и простые жители, и журналисты, и даже политики в ходе предвыборной кампании, дабы заручиться поддержкой электората, обещавшие в случае их избрания сделать все возможное для того, чтобы мумия принцессы оказалась в Горно-Алтайске. В 1996 году правительство Республики Алтай запретило проводить археологические раскопки на плато Укок.

Книга на сайте издательства


Интересно

Мы можем представить себе мир, населенный только бактериями, но нельзя представить его заселанным только позвоночными или, скажем, только деревьями.

Гробстайн К. Стратегия жизни. М.: Мир, 1968, с. 132.

Catalog gominid Antropogenez.RU