English Deutsch
Новости
Мир антропологии

Де-факто собака, де-юре волк?

Фрагмент из книги:
Откуда есть пошла Canis familiaris?
Откуда есть пошла Canis familiaris?

Кем приходится домашняя собака волку, динго и прочей своей родне и не родне?

С несколько иного ракурса позволяют рассматривать вопросы возникновения и эволюции домашней собаки результаты экспедиции Российско-Вьетнамского Тропического центра 2006-2009 гг., целью которой было выявление типологического разнообразия аборигенных собак Вьетнама.

Рис. 1
Рис. 1

В долине реки Ма (провинция Тханьхоа) в 2008 году мною была обнаружена крайне малочисленная порода волкообразных собак (рис. 1-3), имеющих чрезвычайное внешнее сходство с индийским и аравийским подвидами волков. Распространение данной разновидности собак ограничено территорией, которую издавна населяет народность ман – одна из ветвей мяо (хмонгов), как мне объясняли, самой первой из них поселившаяся на территории нынешнего Вьетнама, около 1000 лет назад, близ границ некогда обширного княжества Чампа. А в княжестве этом всегда большой процент населения составляли выходцы с Индостана. Если 150 лет назад у Ч.Дарвина были добросовестные информаторы, то, согласно сообщению одного из них, в верхней части бассейна Ганга местное население имело аналогичных собак. Т.е. мы можем предположить, что таков один из гипотетических путей попадания волкообразных собак на территорию Индокитая, где, согласно палеонтологическим сведениям, серый волк вообще никогда не водился. 

Рис. 2
Рис. 2

Впрочем, Dinesh K. Sharma, Jesus E. Maldonado, Yadrendradev V. Jhala and Robert C. Fleischer (2003) уверены, что индийский волк (из Индии и Пакистана), выделяемый ими в отдельный вид, и часть гималайских волков не оставили своего следа в мтДНК собак и, стало быть, не причастны к их появлению. Но суть не в этом. Для нас куда более интересен тот факт, что до наших дней сохранилась аборигенная порода собак, имеющая большее внешнее сходство с волком, чем гибридные породы, при разведении которых селекционеры старались в наибольшей степени достичь этого сходства. И, стало быть, наличие морфологических признаков доместикации не является обязательным свойством домашней собаки.

Из самого факта существования реликтовых волкообразных собак следует, что на первом этапе одомашнивания волка никакой доместикации не было

(если под доместикацией понимать фенотипические проявления т.н. дестабилизирующего отбора). Была простая социализация волка на человека (что по сей день практикуют аборигены Австралии с местными дикими динго). По-видимому, тогдашние границы нормы поведенческих реакций волка позволяли это сделать без особых хлопот. Таким образом, волк неопределённо долго мог быть де-факто уже собакой, всё ещё оставаясь при этом де-юре волком (и даже свободно скрещиваясь с дикоживущими собратьями). 

Рис. 3
Рис. 3

Впрочем, на основании изложенного выше мы можем сказать лишь, что некая разновидность волка была одним из предков собаки, но для констатации единственности предковой формы этого недостаточно уже потому, что ископаемые останки волка не следует априори считать останками особей одного вида: волки могли иметь вполне идентичные скелеты, но при этом существенно отличаться как в строении мягкотканевых органов и систем, так и в поведении (и в образе жизни в целом). 

Появление морфологических признаков, характерных для домашних собак, появились много позже состоявшегося приручения (одомашнивания как такового).

А на строении скелета доместикация, надо полагать, отражалась в последнюю очередь, поскольку, как показывает сравнительная морфология,  одни и те же мышцы у собак различных пород могут крепиться не только на кости, но и расширять площадь своего крепления, используя для этого другие мышцы, фасции и кожу, иметь разную степень дифференцировки и интеграции, что не отражается сколько-либо заметно на форме костей. 

Дальше: Как фенотип собак менялся в процессе одомашнивания?
Назад: А что же говорят генетики?

Интересно

50 лет назад предположение, что физик может определить возраст куска дерева с помощью чисто физических, лабораторных методов, показалось бы полным абсурдом. В этом и состоит реальная увлекательность археологии и жизни вообще: горизонт того, что может быть познано, не ограничен тем, что уже познано. И конечно, развитие радиоуглеродного метода есть само по себе захватывающее интеллектуальное приключение.

Барбара Мертц. Древний Египет. Храмы, гробницы, иероглифы // Москва, «Центрполиграф», 2007. Найдено Е. Шутовой. 

Catalog gominid Antropogenez.RU