English Deutsch
Новости
Мир антропологии

О новогвинейских поющих собаках и сравнительной анатомии

Фрагмент из книги:
Откуда есть пошла Canis familiaris?
Откуда есть пошла Canis familiaris?

Кем приходится домашняя собака волку, динго и прочей своей родне и не родне?

В пользу происхождения малых дингообразных собак от иного предка говорят, в частности, необычные физические данные новогвинейских поющих собак, слабо специализированных в беге, но зато отлично приспособленных к лазанию и маневрированию.

При препарировании купленной во время экспедиции и случайно погибшей малой дингообразной собаки (рис.69), имевшей значительное внешнее сходство с новогвинейской поющей, было установлено, что амплитуда ротационных движений предплечья у неё превосходит обычную для собак норму примерно в 1,5 раза (рис.70-72). Исследованием области проксимального лучелоктевого сустава выявлено наличие признака, отсутствующего у известных мне животных, - сесамовидной кости, препятствующей ущемлению суставной капсулы с латеральной стороны. К сожалению, подтвердить наличие данного признака у других представителей данного морфотипа мне не удалось по вполне объективным причинам – преждевременному закрытию программы.

Переходя к вопросам сравнительной анатомии, сразу уточню: мы затрагиваем вопрос возможной наследственной преемственности анатомических особенностей между волками и собаками различных пород лишь постольку, поскольку волк выбран нами в качестве «золотого эталона» здоровой анатомии. Цели нашей работы, скорее, прикладные, относимые к вопросам ветеринарной медицины. И до сих пор в нашем распоряжении были волки, взятые из популяций только Тверской, Ростовской и Воронежской областей, т.е., во-первых, с территорий, где достоверно происходила в недавнее время гибридизация волка с домашней собакой (и в двух случаях мы вероятные признаки гибридизации у волков отмечали), во-вторых, эти территории географически довольно близки, а в-третьих, по указанной причине мы не можем экстраполировать полученные данные на все подвиды волка, имеющего огромный ареал.

Оценивая направленность морфологических изменений, мы исходим из представления, что специализация в беге (а волк и собака – специализированные бегуны) всегда имеет следствием уменьшение сложности строения опорно-двигательного аппарата в количественном отношении (например, структурная консолидация изначально обособленных мышц) при одновременном усилении интеграции, дифференцировки и сложности регуляции функциональных групп.

Анатомически собаки разных пород отличаются друг от друга довольно заметно (и не слишком-то мы шутим, когда говорим, что анатомии собаки как таковой не существует, - слишком велик для одного вида спектр изменчивости).

Когда же мы сравниваем собак с волком как с предполагаемым их предком, то в некоторых случаях обнаруживаем «нестыковку». Тот или иной признак может быть унаследован, а может быть утрачен (известна редукция мышц при карликовости или при специализации) или гипертрофирован. Наконец, может возникнуть и новый признак, не свойственный предковой форме. Однако если мы у какой-либо породы собак наблюдаем присутствие архаичного признака, отсутствующего у предполагаемого прямого предка - волка, но характерного для таксонов более высокого ранга, то возникает закономерное сомнение в «видовом отцовстве» современного волка.

Однако в отношении наследственной преемственности далеко не все из обнаруженных «нестыковок» поддаются однозначной трактовке. Так, у борзых, которые в части строения опорно-двигательного аппарата сильнее всех других собак схожи с волками, особенности интеграции и дифференцировки мышечно-фасциальной системы могли быть как унаследованы от волка, так и приобретены независимо на пути специализации. Поэтому, сравнивая волка с собакой в части анатомии, приведу только два примера, наименее, на мой взгляд, уязвимых для критики. 

У собак иногда встречается добавочная ягодичная мышца, которая, как у свиней, жвачных и лошади, находится под средней ягодичной. У волка мы ни разу таковой мышцы не видели. Но зато у него нередко имеется добавочная (третья) головка поверхностной ягодичной мышцы, увеличивающая абдуктивные способности бедра. (рис.73-74) Она хорошо дифференцирована, вполне независима от других головок и может считаться отдельным органом. Из всех препарированных собак такой же, но слабее развитой добавочной головкой данной мышцы обладал только один экземпляр русской псовой борзой (недаром, наверное, словом «хорт» или «харт» в древности наши предки называли как борзую собаку, так и волка). (рис.75) 

Поскольку других примеров наличия этого органа у животных иных видов мы не знаем, то рассматриваем его как новоприобретение и свидетельство того, что современный нам волк после дивергенции с собакой продолжил свою морфоэволюцию.

Русская псовая борзая получила его, скорее всего, от волка, хотя могла приобрести и самостоятельно на пути одинаковой с волком специализации в беге. Правда, отсутствие данного признака у других собак может говорить не только о большей древности их происхождения, сравнительно с волком, но и об эволюционной его утрате (например, в процессе уменьшения, а затем вторичного увеличения линейных размеров тела, через что прошли многие породы, либо при прекращении рабочего применения). Но в последнем случае логичным было бы сохранение добавочной головки поверхностной ягодичной мышцы у хортых борзых (борзые в своей истории всегда использовались на охоте и не испытывали возвратных преобразований линейных размеров), а этой головки у них нет. 

Интересно

Летом 1977 г. в Институте экспериментальной патологии и терапии АМН СССР доктор медицинских наук Н.П. Гончаров и сотрудники его лаборатории были изумлены, когда после очередного взятия крови из вены огромный самец-павиан, видя, что лаборантка не торопится вытереть ему тампоном уколотое место, взял вату и сам вытер кровь.

Источник: Э.П.Фридман Э.П. Приматы. – М.: Наука, 1979 г.,  с. 161.

Catalog gominid Antropogenez.RU