English Deutsch
Новости
Мир антропологии

Томас Карлейль о Чарльзе Дарвине… И Дарвин о Карлейле

Томас Карлейль, известный английский публицист, историк и философ, возмущенно писал в 1876 году:

Томас Карлейль.
						Источник: http://ru.wikipedia.org/
Томас Карлейль.
Источник: http://ru.wikipedia.org/

«Так называемые литературные и научные круги в Англии позволяют в настоящее время протоплазме, происхождению видов и т.п. со священным трепетом убедить себя, что не бог создал вселенную. Я знал три поколения Дарвинов – деда, отца и сына, - все атеисты! Брат современного знаменитого натуралиста… рассказал мне, что в имуществе своего деда [т.е. Эразма Дарвина] он обнаружил печать с выгравированной на ней надписью: «Omnia ex conchis» [т.е. «Всё из - раковин»]. Несколько месяцев назад я видел натуралиста; я сказал ему, что читал его «Происхождение видов» и другие сочинения и что он никоим образом не убедил меня в том, будто люди произошли от обезьян, но гораздо более преуспел убедить меня, что он и его так называемые научные собратья весьма близко привели современное поколение англичан к обезьянам. Прекрасный человек этот Дарвин и с добрыми намерениями, но с очень слабым интеллектом. О! Печально и ужасно видеть почти целое поколение мужчин и женщин, претендующих на то, чтобы называться культурными, и смотрящих на всё вокруг с тупым видом и не находящих бога в этой вселенной. Я полагаю, что это – реакция против господства ханжества и пустого лицемерия, признававших за веру то, во что в действительности вовсе не верили. И вот чего мы достигли: всё произошло из лягушачьей икры, евангелие грязи – порядок дня. Чем более я старею, - а я стою уже на краю вечности, - тем чаще вспоминаю поучение катехизиса, которое я выучил, будучи ребенком, и смысл которого становится для меня всё яснее и глубже: «В чем великая цель человека? Славить господа и вечно радоваться ему!» Никакое евангелие грязи, учащее, что человек произошел от лягушек через обезьян, никогда не сможет оставить эти слова без внимания».

Цитируется по: С.Л. Соболь. Новые материалы к биографии Ч.Дарвина. В книге: Чарльз Дарвин. Воспоминания о развитии моего ума и характера. М., Издательство Академии наук СССР, 1957 г., с. 27.

 

А вот что написал Чарльз Дарвин в своей автобиографии в 1881 г.:

«Последний, о ком мне хочется упомянуть, это – Карлейль.  Я встречался с ним несколько раз в доме моего брата, а раза два или три он бывал и у меня. Говорил он очень красочно и интересно, так же как и писал – но иногда – слишком долго об одном и том же. Помню один забавный обед у моего брата, на котором в числе немногих других гостей были Баббедж и Лайелль – оба любившие поговорить. Но Карлейль заставил молчать обоих, разглагольствуя в продолжение всего обеда о преимуществах молчания. После обеда Баббедж с самым мрачным видом поблагодарил Карлейля за его крайне интересную лекцию о молчании.

Не было почти ни одного человека, над которым Карлейль не издевался бы. Однажды, находясь у меня, он назвал «Историю» Грота «вонючим болотом, в котором нет ничего одухотворенного». Пока не появились его «Воспоминания», мне всё казалось, что издевки его, - отчасти, по крайней мере, - не более, чем шутки, но теперь я склонен сильно сомневаться в этом. У него было выражение лица подавленного, почти совсем павшего духом, но доброжелательного человека, и хорошо известно, как он умел от души смеяться. Думаю, что доброжелательность его была искренней, хотя ее портила не малая примесь зависти. Не подлежит никакому сомнению его необычайная способность живописать события и людей, причем, как мне кажется, гораздо более ярко, чем любой образ, созданный Маколеем. Иной вопрос, верны ли его изображения людей.

Он был всемогущ, когда хотел запечатлеть в человеческих умах некоторые великие истины морали. И вместе с тем, его взгляды на рабство были возмутительны. В его глазах сила была правом. Ум его казался мне очень узким, если даже не принимать во внимание естествознание, все отрасли которого  он презирал. Меня удивляет, что Кингсли мог говорить о нем как о человеке, который был вполне способен способствовать развитию науки. Презрительный смех вызывало у него утверждение, что математик Юэлл может судить, - а я утверждал, что может, - о воззрениях Гёте на [природу] света.  Ему казалось страшно смешным, что можно всерьез интересоваться тем, двигался ли ледник несколько быстрее или несколько медленнее и двигался ли он вообще. Насколько я могу судить, никогда не встречал я человека, который по складу своего ума был бы в такой степени неспособен к научному исследованию».

Источник:Чарльз Дарвин. Воспоминания о развитии моего ума и характера. М., Издательство Академии наук СССР, 1957 г., с. 121-122.


Интересно

Когда [шимпанзе] Рафаэль не проявлял большого интереса к пище, то в качестве «награды» использовали живую кошку, помещенную в ящик и выскакиваю­щую из него каждый раз после того, как крышка открывалась. Это был для шимпанзе очень сильный раздражитель.

Ян Дембовский, Психология обезьян, М., «Издательство иностранной литературы», 1963 г., с. 141.

Catalog gominid Antropogenez.RU