English Deutsch
Новости
Мир антропологии

Почему папуасы воюют?

Нередко мы встречаемся с наличием чрезвычайно узких языковых групп, так что распространение диалекта ограничено двумя-тремя, а то и одной деревней. Так, в бывшей Германской Новой Гвинее в некоторых районах, как, например, между Juno-Huk и Кар Croisilles, почти каждая деревня имеет свой особый язык. В Британской Новой Гвинее «часто туземцы, живущие всего лишь в 7—8 км друг от друга не могут понять один другого». Рей перечисляет для бывшей Германской Новой Гвинеи до 8 десятков папуасских языков, считая только более или менее известные. Эта крайняя степень языковой пестроты дополняется и отсутствием в очень многих случаях всяких племенных названий. Это означает в сущности, что каждая деревня, каждая община, или 2—3 соседние общины, представляют собою самостоятельную культурную группу. В этих случаях нельзя говорить, следовательно, даже о племени, как культурной единице.

По сравнению с этим положением, указанные выше примеры наличия племени, как культурной группы, представляют, бесспорно, шаг вперед. Что же лежит в основе этого шага?

Наличие языковой и культурной общности в пределах данной территории есть, очевидно, продукт существования здесь определенных и постоянных свя­зей, прежде всего, конечно, экономических. Без этого теоретически немыслимо наличие общности языка. Связи эти выражаются наиболее заметным образом в обмене, который и является здесь главным фактором культурного сближения. Этим делается первый шаг на пути к тем племенным объединениям, которые, однако, оформляются на гораздо более поздней ступени — уже при зарождении классовой организации (см. ниже).

Если обмен оказывается фактором постепенного сближения отдельных общин, то в обратном направлении действует другой фактор: частые, нередко хронические войны между общинами.

Враждебные отношения между отдельными локальными группами предста­вляют собой самое обычное, можно бы сказать, нормальное явление. Так, Детцнер отмечает, что во внутренних горных областях Новой Гвинеи между жителями двух соседних долин почти нет сношений, и господствует хроническая вражда, то и дело проявляющаяся стычками на границах охотничьих террито­рий. У маринд-аним соседние общины находятся обычно в дружественных отношениях, но отдаленные считаются врагами, и эта вражда часто принимает формы грабительских военных экспедиций против той или иной отдаленной общины. Перманентную вражду и усобицы между соседними областями отме­чает Кригер для Голландской Новой Гвинеи, также для Германской, Бургер сообщает это же о байнингах, Ландтман — о папуасах группы Кивай. В сущности то же находим мы и у более развитых меланезийских групп. Это констатирует, например, Паркинсон для полуострова Газели, для западной части Новой Британии, для Новой Ирландии,   для островов Адмиралтейства, для Соломоновых островов. Браун отмечает, что на Новой Британии, благо­даря хроническим усобицам между отдельными деревнями, почти не бывает взаимных посещений жителями их друг друга. По Шпейзеру, война между отдельными областями на Новых Гебридах представляет собой обычное и хро­ническое явление и тянется из поколения в поколение.

Обычными причинами, или, может быть, поводами войн являются споры из-за похищения женщин и взаимные обвинения в колдовстве.

Этим характе­ризуется господствующий тип войн на этой ступени развития. Это, разумеется, не завоевательные войны, которые появляются лишь на пороге классового общества, и даже не всегда грабительские войны; чаще это войны, если можно так выразиться, мстительные.

К какой взаимоизоляции приводит такое положение вещей, достаточно ярко видно из одного примера, сообщаемого Шпейзером. На острове Амбрим он нашел, что жители деревень, расположенных в 20 минутах ходьбы от мор­ского берега, ни разу в жизни не видели моря вблизи, — так велик страх перед врагами, не позволяющий отходить далеко от родной деревни.

 

С. А. Токарев. Родовой строй в Меланезии. М., Книжный дом «ЛИБРОКОМ», 2012, с. 42-43.


Интересно

Когда [шимпанзе] Рафаэль не проявлял большого интереса к пище, то в качестве «награды» использовали живую кошку, помещенную в ящик и выскакиваю­щую из него каждый раз после того, как крышка открывалась. Это был для шимпанзе очень сильный раздражитель.

Ян Дембовский, Психология обезьян, М., «Издательство иностранной литературы», 1963 г., с. 141.

Catalog gominid Antropogenez.RU