English Deutsch
Новости
Мир антропологии

Осьминоги селятся в человеческих черепах и строят города...

Французские аквалангисты Кусто и Дюма, известные нашим читателям по книге «В мире безмолвия», нашли как-то недалеко от Марселя затонувшее древнегреческое судно. Трюмы его были набиты амфорами, огромными кувшинами, в которых греки хранили вино. Почти в каж­дой амфоре сидел осьминог. Гибель триеры, говорит Ку­сто, дала тысячи готовых квартир осьминогам, испыты­вающим, как видно, острый недостаток в жилплощади. «Несомненно, они населяли судно в течение двух тыся­челетий». Входы в амфоры были забаррикадированы осколками битой посуды, раковинами, галькой, обрывка­ми водорослей, которые «веками собирали верные своим привычкам осьминоги».

Фото: Marco Carnovale
						Источник: https://www.flickr.com/photos/
						marcocarnovale/
Фото: Marco Carnovale
Источник: https://www.flickr.com/photos/
marcocarnovale/

Страсть осьминогов к посуде, их стремление заби­раться в различные полые предметы известны давно. Сто двадцать лет назад об этом писал французский зоолог Орбиньи. Но еще раньше и с большой выгодой для себя использовали эту осьминожью страсть рыбаки с берегов Средиземного моря. Как использовали — расскажу не­сколько позже.

Самки осьминогов охотно забираются в большие ра­ковины морских улиток — ищут там безопасный приют для своего потомства, к которому, как мы уже знаем, относятся с трогательной преданностью. Одного осьми­нога извлекли вместе с яйцами из разбитой бутылки. Другого обнаружили внутри человеческого черепа, вы­ловленного в Средиземном море вблизи Посилиппо. Осьминогу очень приглянулось это мрачное жилище, и он ни за что не хотел его покинуть.

Рассказывают про водолаза, которого до смерти напугал осьминог, забрав­шийся в брюки, лежавшие в каюте потонувшего кораб­ля. Водолаз протянул к ним руку, а штаны вдруг под­скочили и пустились наутек.

Однажды осьминога нашли внутри двухгаллоновой бутылки, добытой со дна Ла-Манша. Горлышко бутылки было не больше пяти сантиметров в диаметре. Однако осьминог сумел протиснуть в него свое «резиновое» тело, ширина которого превышала тридцать сантиметров.

Канистра для бензина с потерпевшего аварию само­лета тоже дала приют находчивой осьминожихе с ее мно­гочисленными яйцами.

Небольшие осьминоги забираются внутрь раковин устриц, предварительно съев законного хозяина. Там присасываются сразу к обеим створкам и таким спосо­бом держат их плотно сомкнутыми. Зоолог М. Уэллс подобрал однажды на песчаных отмелях Флориды два­дцать устриц, наполненных яйцами осьминогов. В пятна­дцати раковинах прятались не пожелавшие покинуть свой выводок осьминожихи, а одна мамаша в раздумье сидела рядом, решая, видно, мучительную альтернати­ву— бежать или остаться?

Вопрос о том, как осьминоги открывают прочно со­мкнутые раковины устриц, давно дискутируется в тевтологической науке (Тевтология — раздел зоологии, изучающий головоногих мол­люсков).

Две тысячи лет назад римский натуралист Кай Пли­ний Старший полагал, что осьминоги хитростью овладе­вают крепостями, в которых прячутся лакомые моллюски.

Запасаясь терпением и камнями, они подолгу будто бы дежурят у закрытой раковины. Как только она рас­кроется, осьминог тотчас бросает внутрь камень. Створки уже не могут сомкнуться, и осьминог преспокойно, как на блюде, съедает устрицу, а потом поселяется в ее доме.

История эта и ныне хорошо известна многим рыба­кам с берегов Средиземного моря. Очевидно, о хитро­умных проделках осьминогов они узнали не из античных манускриптов. Однако многие ученые относятся к рас­сказу Плиния с большим скептицизмом.

Сделали такой опыт: в аквариуме дали голодным осьминогам плотно закрытые раковины моллюсков, вы­дали им и камин. Стали наблюдать. Осьминоги вели себя так, словно и понятия не имели о способе, рекомен­дованном Плинием.

Однако наиболее горячих энтузиастов эта неудача не остановила. Ведь хорошо известно, что многие животные ведут себя в неволе не так, как в природе. И вот, пишет Фрэнк Лейн, двум исследователям удалось своими наблюдениями подтвердить старую легенду об осьминогах, бросающих камни в раковины моллюсков.

На островах Туамоту путешественник Уильмон Мо­нард вооружившись ящиком со стеклянным дном, через который ловцы устриц и жемчуга высматривают на дне добычу, много раз видел, как осьминоги нападали на устриц, бросая в их раковины куски коралла.

ГРАДОСТРОИТЕЛЬСТВО НА ДНЕ МОРЯ

Прав Плиний или не прав, приписывая полипусам  столь хитроумные повадки,— это предстоит еще уточнить исследователям. Но хорошо известно, что осьминоги в своем быту часто прибегают к помощи камней, ловко перенося их в щупальцах. Камни служат им материалом для постройки гнезд и даже щитами при отражении вражеских атак.

Когда нет готовых квартир, осьминоги строят их сами. Стаскивают в кучу камни, раковины и панцири съеденных крабов, сверху в куче делают глубокий кра­тер, в котором и устраиваются. Часто осьминог не до­вольствуется лишь крепостным валом из камней, а прикрывает себя сверху большим камнем, словно щитом.

Предпринимая небольшие вылазки, осьминог не ос­тавляет щит дома, а держит его перед собой.

При тре­воге выставляет его в сторону, откуда грозит опасность, одновременно обстреливая врага струями воды из во­ронки, словно из брандспойта. Отступая, пятится назад, за крепостной вал, прикрывая свой тыл каменным щитом.

Градостроительством осьминоги занимаются по но­чам. До полуночи обычно не предпринимают никаких вылазок, а потом, словно по команде, отправляются на поиски камней. Восьмирукие труженики тащат камни не­померной величины —в пять —десять и даже двадцать раз превышающие их собственный вес.

Один малютка-осьминог длиной всего в двенадцать сантиметров (весил он около ста граммов) притащил в гнездо двухкилограммовый камень. И тут же побил свой рекорд — приволок, пятясь задом, еще один булыж­ник весом в три килограмма.

Другой работяга принес на стройплощадку сразу во­семь камней весом по двести двадцать граммов. Затем отправился за новым материалом и притащил еще пять камней в триста пятьдесят граммов весом.

В некоторых местах, особенно приглянувшихся ось­миногам, водолазы находили на дне моря целые осьминожьи города — один каменный дом невдалеке от дру­гого.

«На плоском дне отмели к северо-востоку от Порке-рольских островов,—пишут Кусто и Дюма,—мы напали на город осьминогов. Мы едва верили своим глазам. Научные данные, подтвержденные нашими собственными наблюдениями, говорили о том, что спруты обитают в расщелинах скал и рифов. Между тем мы обнаружили причудливые постройки, явно сооруженные самими спру­тами. Типичная конструкция имела крышу в виде пло­ского камня полуметровой длины, весом около восьми килограммов. С одной стороны камень возвышался над грунтом сантиметров на двадцать, подпертый меньшим камнем и обломками строительного кирпича. Внутри была сделана выемка в двенадцать сантиметров глуби­ной. Перед навесом вытянулся небольшой вал из все­возможного строительного мусора: крабьих панцирей, устричных створок, глиняных черепков, камней, а также из морских анемонов и ежей. Из жилища высовывалась длинная рука, а над валом прямо на меня смотрели со­виные глаза осьминога. Едва я приблизился, как рука зашевелилась и пододвинула весь барьер к входному от­верстию. Дверь закрылась. Этот «дом» мы засняли на цветную пленку... Тот факт, что осьминог собирает строй­материал для своего дома, а потом, приподняв каменную плиту, ставит под нее подпорки, позволяет сделать вывод о высоком развитии его мозга».


Акимушкин И.И. Приматы моря. Изд. 2-е. М., «Мысль». 1974 г., с. 
26-29.


Интересно

Мы можем представить себе мир, населенный только бактериями, но нельзя представить его заселанным только позвоночными или, скажем, только деревьями.

Гробстайн К. Стратегия жизни. М.: Мир, 1968, с. 132.

Catalog gominid Antropogenez.RU