English Deutsch
Новости
Мир антропологии

Кролики, жабы и другие чудовища в Австралии

Порой кажется, что все ошибки в природопользовании, все бедствия, порожденные этими ошибками, так ничему и не научили человечество, и люди по-прежнему представляют планету в виде огромного куска глины, из которой им, скульпторам, дозволено лепить все, что подскажет вольный полет фантазии. А век-полтора назад такой взгляд был безраздельно господствующим. И очень у немногих людей возникали тревожные вопросы, например, о том, что будет, если то или иное растение, животное переместить в новый район планеты.

Гавайская жаба.
Гавайская жаба.

В 1859 г. капитан судна «Молния» доставил в Австралию 24 кролика. Белые переселенцы плакали от умиления, глядя на знакомых зверьков, напоми­навших о далекой Англии. Человек, который в этом году застрелил кролика, был наказан большим штрафом.

А через несколько лет австралийцам стало ясно, что в образе кролика они выпустили на волю чудовище.

Отсутствие хищников, естественных вра­гов, обилие корма обусловили невиданный рост чис­ленности кроликов. Уже через несколько лет кролики стали «объедать» овец — ведь 5 кроликов съедают столько же травы, сколько взрослая овца. Началось буквально опустынивание австралийских террито­рий. Кролики полностью уничтожали травяной по­кров. Около водоемов возникали очаги эрозии. Ав­стралийцы миллионами отстреливали кроликов, травили их разными ядами, в конце концов в 1901 г. перегородили весь континент изгородью из проволочной сетки, чтобы хоть как-то ограничить рас­пространение зверьков. Сотни миллионов фунтов стерлингов ежегодно составляла «кроличья десятина». Ничего не помогало. Только в1950 г., когда Австралийские власти пошли на довольно рискованный шаг и среди кроликов был распространен вирус заразного для них заболевания — миксоматоза, удалось  в   общем-то решить «кроличью проблему». Только с этого момента началось возрождение равнин, превращенных столь, казалось бы, безобидными зверьками в черную, бестравную землю. Почти столетие длилась борьба, и сколько труда, энергии, средств она стоила!

Через полвека похожая история случилась в Ав­стралии с гавайской жабой. Ее завезли для борьбы с  жуками   —   вредителями  сахарного тростника. Жабы съели жуков и... стали бурно размножаться.  А гавайская жаба может жить 40 лет, достигать полутора килограммов веса, откладывать ежегодно до 40 тыс. икринок! Покончив с жуками, жабы приня­лись за других насекомых и за лягушек. Потом жабы начали уничтожать пчел. От их яда погибают даже кошки и собаки. За поимку жабы в Дарвине назна­чена премия в 37 долларов.

На улицах этого города красуются плакаты с изображением жабы и с над­писью: «Она разыскивается -  живая или мертвая».

Интродукция животных, перевод в другие усло­вия без необходимого изучения и предосторож­ности — это своего рода биологическая бомба. На зем­ле Австралии таких бомб «взорвалось», пожалуй, больше всего. И самым поразительным, на мой взгляд, был «взрыв» кактуса опунции. Впрочем, недалеко от него ушло и явление «зеленой чумы» в Америке, Африке и Азии.

Трудно сказать, кто завез в Австралию кактус опунцию. Известно только, что в 1839 г. в Новый Южный Уэльс попал один экземпляр. И этого ока­залось достаточно, чтобы к концу XIX в. опунцией заросло 4 млн. га, а к 1920 г. — 24 млн. га. Кактус неудержимо наступал на пастбища. Лишь в 1925 г. в Аргентине нашли естественного врага этого зловред­ного растения — маленькую бабочку кактусовую огневку, завезли ее в Австралию, и она справилась с кактусом с той же стремительностью, с какой он размножился.

Не столь благополучен исход борьбы с «зеленой чумой» — поистине драматичным примером детски бездумного отношения людей к природе. В 1884 г. посетители выставки хлопка в американском городе Новом Орлеане горели желанием получить на память красивейший цветок. Наиболее деловые люди попы­тались приживить цветы в своих прудиках. Попытки увенчались успехом, цветоводы гордились собой.

Но вскоре они должны были скрывать, что это им пер­вым пришла мысль выращивать милый цветок, на­званный водяным гиацинтом.

Туристы и путешест­венники растаскивали его по Южным штатам Аме­рики, и там, где приживалось одно растение, вскоре появлялись тысячи. Процесс размножения водяного гиацинта таков, что одно растение за десять месяцев дает количество отростков, закрывающее зеркало воды площадью 4 тыс. м2 столь плотным ковром, что по нему можно ходить. Изменяется температурный, световой режим воды — гибнет рыба, планк­тон. Нарушается судоходство, точнее, совсем прекра­щается. Вырезать гиацинт, расчищать воду - напрасный труд: цветок распространяется быстрее, чем его уничтожают, использовать его на корм скоту :   мало пользы, он малопитателен.

Во что обходится «зеленая чума», можно судить по тому факту, что, например, в 1949 г. только штат Луизиана истратил на борьбу с ней 37 993 ООО дол­ларов. А разве она распространялась в одном штате! 

 

Лаптев И.Д. Испытание разума. М., "Педагогика",1985 г., с. 52-55.


Интересно

Выдающийся палеонтолог А.П.Быстров писал в 1957 году: Несмотря на то, что в Африке найдено несколько форм ископаемых обезьян, а в настоящее время там обитает такая высокоорганизованная обезьяна, как шимпанзе, мы все же не можем считать, что первые люди возникли на этом континенте. Климатические особенности экваториальной Африки не могли создать такие условия, которые привели бы к превращению обезьян в людей. Для этого требовалась несравненно более суровая окру­жающая обстановка.

Catalog gominid Antropogenez.RU