English Deutsch
Новости
Мир антропологии

О сообразительности слонов

Как и у других слонят, вес мозга Н'Думе при рож­дении не превышал 35% веса мозга взрослого животно­го. Большинство млекопитающих рождаются с мозгом, который почти не меняется с возрастом. У слона же мозг развивается медленно по причине столь продол­жительного детства, во время которого слоненок учит­ся, и поэтому прогресс выглядит разительным.

Мозг человека (слева) и мозг слона (справа).
						Источник: Suzana Herculano-Houzel. The human brain in numbers: a linearly scaled-up primate brain // Front. Hum. Neurosci., 09 November 2009 | doi: 10.3389/neuro.09.031.2009
Мозг человека (слева) и мозг слона (справа).
Источник: Suzana Herculano-Houzel. The human brain in numbers: a linearly scaled-up primate brain // Front. Hum. Neurosci., 09 November 2009 | doi: 10.3389/neuro.09.031.2009

Н'Думе рос и учился. Он постигал движения, но вначале они выглядели очень комично; он принимал десятки поз, в которых редко приходится видеть взрос­лых животных. Еще позже Н'Думе освоил сложные двигательные комплексы. Со временем он научился пол­зать на брюхе, перекатываться через спину, волочить задние ноги, словно раненый олень, и усаживаться с опущенными ушами наподобие собаки.

Много хлопот доставлял ему хобот. В первый год он и не подозревал, что можно утолять жажду с помощью хобота; он становился на колени на берегу реки и, дер­жа хобот подальше от воды, пил ртом, как и другие юные слонята. Постепенно, играя кончиком хобота в воде, он методом проб и ошибок научился всасывать воду, удерживать ее в поднятом хоботе и затем выли­вать себе в рот. Часто вместе с водой попадал песок, и тогда он яростно тряс кончиком хобота и скручивал его в узлы. Он научился расслаблять его, покачивав и вращать им, и, так проверяя все его возможности, Н'Думе стал ловко орудовать хоботом.

Хобот слона — многоцелевой «инструмент», выпол­няющий сразу функции верхней губы и носа, он со­стоит из множества мышц, каждая из которых повину­ется лишь определенному сигналу центральной нервной системы. И не удивительно, что Н'Думе так долго по­стигал его бесчисленные возможности. Когда внутри хо­бота чувствуется зуд, он сворачивает его в кольцо под передней ногой. На кончике хобота растут крохотные волосики, с помощью которых, по-видимому, слоны оп­ределяют форму, строение и температуру предмета, а также устанавливают, откуда доносится запах.

Тонкий Бивень пользовалась своим хоботом с уди­вительным мастерством, часто помогая ногами или пин­иями. То хобот служил сосудом для собирания песка, отброшенного ногой при рытье ямки для воды, то он придерживал траву, пока слониха ногой отрывала кор­ни. Если к корням липла земля, она постукивала пуч­ком травы по голени, чтобы та осыпалась. Обдирая ко­ру с дерева, она хоботом хватала малейшие выступы коры и тянула, в то время как бцвни отделяли ее от ствола и рвали на полосы. Если чесались глаза, она терла их хоботом, словно валком, н хоботом же она раз­мазывала грязь по спине или осыпала себя песком.

А однажды мне довелось наблюдать одного слона, который подобрал хоботом ветку и почесал себе ногу — еще один пример использования животными орудий.

Но не все умел Н'Думе в раннем возрасте; многому он научился позже. Иногда казалось, что он наблюдает за Топким Бивнем и сознательно подражает ей, но у меня нет доказательств. Иногда он засовывал хобот в рот ма­тери, проверяя, что она ест; часть пищи он забирал, жевал и глотал. Вероятно, именно так слонята узнают, чем можно питаться. Тот же жест служит приветствием, когда кто-нибудь из них приближается к старшему со­родичу. Годовалый слоненок так же встречает взросло­го самца при временном появлении последнего в семей­стве.
 

Дуглас-Гамильтон И. и О. Жизнь среди слонов. М., «Наука», 1981 г., с. 88-89.


Интересно

Я почти убежден... что виды (это похоже на призна­ние в убийстве) не остаются неизменными. Упаси меня бог от Ламарковых бредней о «тенденции к прогрессив­ным изменениям», о «приспособлениях, постепенно по­рожденных волеизъявлением животных», и тому подобно­го!.. Я, кажется, нашел (какова самонадеянность!) про­стой способ, каким виды тончайшим образом приспосаб­ливаются к тем или иным условиям жизни.

Чарльз Дарвин в письме Джозефу Гукеру, цит. по: Уильям Ирвин. Дарвин и Гексли. М., «Молодая Гвардия», 1973 г., с. 91. 

Catalog gominid Antropogenez.RU