English Deutsch
Новости
Мир антропологии

Эволюция мозга продолжается?

Дело в том, что процесс антропогенеза исследовался антропологами и палеонтологами главным образом на краниологическом материале, причем в качестве критериев изменчивости брали обычно небольшое число нтаиболее заметных признаков, прежде всего – развитие надглазничного рельефа, подбородочного выступа, объем мозговой коробки. Понятно, что эволюционные изменения двух первых признаков должны иметь определенные ограничения: вместо выпуклых надбровных дуг не образуются углубления, подбородок не может удлиняться беспередельно, так как уродливые формы элиминируются стабилизирующим отбором.

Вспомним теперь, что рассмотренные признаки при изучении процесса антропогенеза на краниологическом материале в большинстве случаев служили критериями прогресса существ, принадлежащих к роду Homo, и тогда станет понятна позиция исследователей, говоривших о затухании эволюции в пределах современного вида. Однако, все далеко не так просто. […]

Предположение о достижении таксоном Homo sapiens предельного объема мозга, достаточного для поддержания функциональной стабильности вида в настоящем и обозримом будущем, в общем, в значительной мере умозрительно, несмотря на его логичный и правдоподобный характер. Конечно, сущесмтвуют краниологические данные, свидетельствующие о практическом отсутствии динамики емкости черепа на протяжении верхнего палеолита или даже о некотором уменьшении этого показателя, но поскольку за исходные формы приходится брать матуризированные, крупноголовые верхнепалеолитические варианты, надежные выводы сделать очень трудно. […]

Необходимо прежде всего напомнить исследование эндокранов, проведенное В.И. Кочетковой (Кочеткова, 1973), показавшее наличие некоторых архаичных структур в мозгу кроманьонцев, что дает серьезные основания сомневатьcя в стабильности мозга Homo sapiens в период от начала верхнего палеолита до наших дней. Имеются также весьма интересные данные, основанные на значительном числе наблюдений,  позволяющие сделать вывод о существенных прогрессивных сдвигах средних показателей объема мозга у современного человека не только в течение ряда веков, но и в течение последних десятилетий. Так, известный отечественный специалист в области морфологии мозга С.В.Савельев приводит в своей работе факты, находящиеся в явном противоречии с гипотезой остановки эволюции объема мозга: согласно выводу японских биологов К.Такахаси и И.Судзуки «за последние 60-70 лет успешного экономического развития средний вес мозга японцев увеличился на 30 г. у мужчин и 15 г. у женщин» (Савельев, 1995). При этом велика вероятность, что речь идет о всеобщей тенденции, что видно по аналогичным данным, полученным для африканских популяций за тот же период, а также для поляков. Из этих данных С.В. Савельев делает чрезвычайно важный, почти сенсационный вывод: «Следовательно, биологическая эволюция человека не только не остановилась, но и несколько ускорилась. Примерно за 100 лет масса головного мозга увеличилась в среднем на 42 г.» (стр. 20). Как известно, этот общий показатель не отражает прямо и непосредственно уровень интеллектуальных способностей человека: он может быть одинаков у людей разного уровня одаренности, а выдающиеся личности характеризуются как большим, так и малым объемом черепной коробки и массой мозга. Наглядный пример дает сравнение размеров мозга двух известных писателей – И.С.Тургенева (2012 г.) и А.Франса (1017 г.). […]

Обобщенный критерий энцефализации лишь в относительно небольшой степени отражает достаточно масштабные внутренние процессы эволюции мозга и даже вуалирует их внешние проявления. При этом речь идет даже не о клеточном уровне мозга, а о макроморфологических соотношениях частей коры. Функциональные поля коры могут быть выражены в разной степени при одной и той же общей емкости черепа, причем их индивидуальная изменчивость очень велика.  Так, величина полей затулочной области может различаться в 1,83, нижней теменной – в 3,83, височной – в 5, 19 раза (Савельев, с. 25). Более мелкие структуры коры еще более вариабельны. Поля и подполя коры в их определенных сочетаниях представляют собой основу специфики человеческой личности, ее одаренность, способности к тем или иным видам деятельности. Воспитание, обучение имеют важное, в некоторых случаях преобладающее значение в формировании личности, но генетически обусловленная структура мозга играет часто решающую – стимулирующую либо ограничительную – роль в окончательном становлении неповторимого комплекса способностей, склонностей, индивидуальных особенностей человека. Степень выраженности той или иной макроструктуры коры мозга, того или иного поля, тесно связанного с функциями организма, определяет одаренность человека в какой-либо области (областях). Сильное развитие данной структуры может означать высокую степень одаренности, но не быть связанным с большой общей массой мозга, так как другие поля, определяющие способности в других сферах, при этом часто оказываются  развитыми слабо, что в итоге дает средний объем. Однако, «большая масса мозга увеличивает вероятность параллельного появления наборов структур, которые определяют выдающиеся способности», так что «массивный мозг дает своему обладателю больше шансов для получения каких-либо выдающихся качеств» (Савельев, с. 26) . […]

К сожалению, история не сохранила точных данных о размерах мозга Леонардо-да-Винчи и М.В. Ломоносова, но если бы эти размеры сильно выходили за рамки обыкновенных, мы узнали бы об этом по портретам и воспоминаниям современников. Максималньые величины объемов мозга у современных людей, превышающие 2000 куб.см, часто бывают связанными с патологией, что наводит на мысль о каком-то естественном пределе этого показателя в эволюционном отношении.

Зубов А.А., Палеоантропологическая родословная человечества, М., Институт этнологии и антропологии им. Н.Н.Миклухо-Маклая, 2004 г., с. 28-34.


Интересно

Мы не можем говорить более о причинности в каждом отдельном эксперименте. Имеет смысл говорить лишь о статистической причинности... С этим и связано основное отличие современной тенденции по сравнению с классической: в противоположность «прозрач­ности» классического мышления она ведет к «смутной» картине мира. Следует ли усматривать и этом поражение человеческого разума? Трудный вопрос. Как учёные, мы не располагаем свободой выбора. При всём желании невозможно описать для Вас мир таким, каким он Вам нравится».

И. Пригожин, И. Стенгерс, Порядок из хаоса: новый диалог человека с природой, М., «Урсс», 2008 г., с. 259.

Catalog gominid Antropogenez.RU