English Deutsch
Новости
Новости антропологии
13.04.2020
Автор: С. Дробышевский

Альтернативный туризм или Необычайные приключения парапитеков в Перу

Расселение животных и растений по планете – удивительнейшая история, до которой всяким там колумбам-магелланам как Обломову – до колумбов-магелланов. И наши обезьянские родственники участвовали в путешествиях не хуже прочих тварей.

Зубы Ucayalipithecus perdita (A), парапитековых, ископаемых и современных широконосых обезьян

Особенно знаменательно освоение приматами Южной Америки. Этот материк долгие миллионы лет – всю первую половину кайнозоя – оставался изолированным от прочих земель. Тихий Океан, понятно, вообще для наземных животных практически непреодолим. С юга Южная Америка почти контачила или даже контачила с Антарктидой, причём та была тёплой и покрытой лесами, но сама Антарктида уже ни с чем более не соединялась. От Северной Америки Южную отделял широченный пролив на месте нынешней Панамы. Трудно сказать, куда направлялись тогда течения в Карибском море, но нынче они идут с юга на север, от Венесуэлы через Антильские острова до Флориды, так что доплыть из Северной Америки до Южной весьма проблематично.

А вот с востока от Южной Америки лежит Атлантический океан. Около 30-40 миллионов лет назад – на границе эоцена и олигоцена – его ширина была 1,5-2 тысячи километров. Сейчас от Западной Африки до Бразилии примерно 2,8 тысячи километров, так как океан с тех пор постоянно расширялся, ведь Южная Америка уплывала на запад, толкая тихоокеанскую литосферную плиту и сминаясь по западному краю в Анды. Уровень океана при этом был сильно выше нынешнего, ведь и температуры на планете были градусов так на 10-14 выше, а ледников вообще нигде не было. Из-за этого на месте Нигерии в Африке и низинных частей Венесуэлы, Колумбии и Перу в Южной Америке плескались воды гигантских морских заливов, в которые с суши впадали огромные реки. Палеоконго и другие потоки Африки выносили в океан немеряное количество упавших деревьев, в том числе исполинские стволы, сцепившиеся ветвями и корнями в огромные плоты. А дерево тропического дождевого леса – это целый мир с богатейшей фауной. Многие жители крон не покидают одно дерево всю жизнь.

Между Африкой и Южной Америкой существует несколько течений и противотечений. Даже при средней скорости океанского течения в 5 км/ч путь от Африки до Южной Америки составлял около пары недель, а то и меньше, а ведь скорость в те времена могла быть и большей, так как воды могли беспрепятственно устремляться в Тихий Океан. Недельку-другую на огромном дереве можно и прожить, если листва и плоды не совсем завянут, да ещё пару раз прольётся дождичек, чтоб не высохнуть посреди океана. Понятно, что в любом случае успех такого предприятия маловероятен, но помножим миллионы деревьев на миллионы лет – и трансатлантическое путешествие становится просто неизбежным!

И палеонтологи нашли довольно много примеров подобных вояжей, причём в обе стороны. Понятно, в первую очередь сами растения неоднократно преодолевали океан. Но делали это и животные. Ящерицы-тейиды добрались из Южной Америки до Африки и далее – до Европы. Гекконы, вероятно, переплыли из Африки в Южную Америку трижды или, как вариант, один раз туда и дважды обратно. Амфисбены – безногие родственники ящериц – дважды: от Африки до Южной Америки и от Средиземноморья до Кубы (впрочем, этот путь они теоретически могли проползти по суше из Европы через Гренландию до Северной Америки, а оттуда рукой подать и до Кубы, хотя рук-то у амфисбен и нет!). Путешествовали и сцинки, и сухопутные черепахи. Конечно, это всё примеры холоднокровных животных, для которых посидеть пару недель на бревне – вообще не вопрос, они наверняка и не заметили, что что-то случилось.

Однако и теплокровые существа несколько раз вполне успешно преодолели тот же путь. Предки южноамериканских гоацинов – как бы птиц, но уж больно плохо летающих, наподобие кур, так что перепорхнуть океан им было точно не под силу – найдены в Африке. Кавиморфные грызуны – всем известна морская свинка, а кто-то знает и шиншиллу, дегу и капибару – тоже явно возникли в Африке, но примерно 41 миллион лет назад увлеклись туризмом и нынче прекрасно чувствуют себя в Южной Америке.

Наконец, к чему было всё это перечисление: и обезьяны любили круизы (куда бы они делись с плывущего по волнам полена?!). Происхождение широконосых обезьян обсуждалось уже многократно, история там всё та же: наилучшие потенциальные предки в Африке, а потомки прыгают по ветвям в Бразилии, где много-много диких их самых.

Ещё совсем недавно время появления широконосых обезьян в Америке датировалось временем около 25-27 млн.л.н., по крайней мере такой возраст имеют останки Branisella boliviana, Canaanimico amazonensis и Dolichocebus gaimanensis. Но в 2015 году из перуанского местонахождения Санта Роза был описан куда более древний Perupithecus ucayaliensis, причём в том же слое найдены зубы как минимум ещё одного другого вида, но слишком плохой сохранности для определения. Согласно первым оценкам, отложения с перупитеком сформировались, вероятно, более 40 миллионов лет назад, чуть ли не в середине эоцена! Правда, теперь называются более скромные цифры – 28,1-37,8 млн.л.н., в среднем 31,7 млн.л.н., то есть граница эоцена и олигоцена, но в любом случае это больше, чем для ранее известных обезьян. Перупитек очень похож на примерно синхронного ливийского Talahpithecus, и чуть меньше – на египетского Proteopithecus, но мало напоминает широконосых обезьян. Либо это следствие древности и примитивности, либо свидетельство независимой миграции.

И вот, наконец, мы подошли к новости. В том же местонахождении Санта Роза на том же левом бурегу реки Укаяли, в одних слоях с перупитеком обнаружились ещё четыре моляра. Они получили название Ucayalipithecus perdita.

А интрига и загадка в том, что строение зубов укаялипитека совершенно другое! И по всем возможным параметрам новые зубы крайне похожи на зубы Qatrania wingi и Abuqatrania basiodontos. А эти обезьяны жили примерно 30-35 млн.л.н. в Египте и относились к своеобразной группе парапитеков Parapithecidae, причём к примитивной его части. Показательно, что катрания и укаялипитек и синхронны (по хитрым расчётам, они должны были разойтись 35,1 млн.л.н., что, конечно, условно, так как датировки неточны для обоих видов), и крайне близкородственны!

Получается, что обезьяны добрались до Южной Америки как минимум дважды, а может – и трижды! Это уже не редкостная лотерея, а прям-таки налаженный маршрут.

И тут в голову исследователей приходит масса мыслей.

Во-первых, все древнейшие обезьяны Америки были очень мелкими, размером с современную игрунку. Видимо, только такие крошки имели шанс выжить на плоту посреди океана; большим обезьянам просто не хватало еды. Задача облегчалась тем, что эоценовые обезьяны были в большинстве своём именно такими вот лилипутиками, тогда как полуобезьяны часто достигли размеров кошки. В олигоцене ситуация поменялась на прямо противоположную; между прочим, именно тогда измельчавшие предки руконожек и лемуров попали на Мадагаскар, причём независимо друг от друга, но это уже совсем другая история.

Во-вторых, Перу расположено очень далеко от Атлантики; стало быть, подобные существа по-любому должны были жить и где-то в промежутке. Это радостно, ведь это значит, что мы ещё порадуемся новым древним обезьянам.

В-третьих, судя по зубам, парапитековые, в том числе укаялипитек, были преимущественно фруктоядными, причём, вероятно, приспособленными именно к питанию жёсткими плодами. Такой же способ питания типичен для современных южноамериканских обезьян-саки. Дело не в родстве, а в окружающей среде, ведь амазонская сельва благодаря экваториальному расположению в немалой степени сохранила архаичный облик с тех самых пор. Впрочем, при размерах тела с ладонь древние обезьянки явно дополняли меню и насекомыми.

В-четвёртых, возникает закономерный вопрос: как складывались взаимоотношения параллельных линий обезьян в Южной Америке? Парапитеки и перупитек жили в одном месте и в одно время, настоящие широконосые появились ненамного позже. В более поздних отложениях широконосых известно довольно много, а парапитеков нет. Стала ли причиной исчезновения парапитеков конкуренция с широконосыми? Как это выглядело? Протоигрунки слопали все апельсины, и укаялипитеки умерли с голоду? Или дело в экосистемных перестройках? На границе эоцена и олигоцена случилось похолодание, довольно много живых существ вымерло, неспроста же тут проводят границу эпох. Но экваториальная сельва по логике должна была пострадать от этих пертурбаций минимально. Дело тёмное!

...А вдруг где-то в джунглях Амазонии, в затерянном мире, до сих пор прыгают по ветвям последние парапитеки? Нашли же в 2019 году новый вид игрунки. Шансы исчезающе малы, но как хочется увидеть двоюродного прадедушку живьём!..


Источник:

  • Seiffert E.R., Tejedor M.F., Fleagle J.G., Novo N.M., Cornejo F.M., Bond M., Vries de D. et Campbell K.E. A parapithecid stem anthropoid of African origin in the Paleogene of South America // Science, 2020, V.368, pp.194-197.


Интересно

Об Александре Невском летопись сообщает, что он дожил до старости. Даты  рождения и смерти новгородского князя по энциклопедии: 1220-1262... Из всех людей, родившихся на нашей планете от палеолита до начала XX века, 40-летнего рубежа смогли достичь менее 10 %, а 50-летнего - не более 2 %. Об этом полезно напоминать нашему современнику, считающемуся в 40 лет чуть ли не молодым, но не устающему клясть пищу, воду, воздух, медицину и цивилизацию с ностальгией о счастливом и здоровом быте предков...

Хайтун С. Д., Социум против человека: законы социальной эволюции, М., «КомКнига», 2006 г., с. 221. Предоставлено Викентьевым И.Л.

Catalog gominid Antropogenez.RU