English Deutsch
Новости
Новости антропологии
15.11.2020
Автор: С. Дробышевский

Непрямое бедро сахелянтропа: переписываем учебники?!

С середины 1990-х годов антропологи узнали, наконец, в первом приближении облик истинных обезьянолюдей – ранних австралопитеков, или пре-австралопитеков. Первым был открыт ардпитек рамидус, затем австралопитек анамский, чуть позже – оррорин и ардпитек кадабба, а последним – сахелянтроп. Поначалу отношения их между собой и родство с более поздними грацильными австралопитеками были совсем неясными. По мере появления датировок и детального изучения находок картинка более-менее прояснилась.

Бедренная TM 266-01-063

Древнейшим основателем человеческой линии вроде как был сахелянтроп, он породил оррорина, оррорин породил ардипитека кадаббу, тот – ардипитека рамидуса, тот – анаменсиса, а тот уже стал австралопитеком афарским – первым представителем группы грацильных австралопитеков, от коих до нас уж и рукой (трудовой) подать. Конечно, такая схема заведомо упрощена, ведь, например, оррорин и кадабба жили практически одновременно. Да и сопоставлять виды приходилось по очень ограниченному набору признаков, ведь большая часть находок была весьма фрагментарной. Вплоть до недавнего времени имелся лишь один полноценный череп – как раз самого древнего сахелянтропа. Потом была опубликована реконструкция черепа рамидуса, а совсем недавно подъехал череп анаменсиса. Жить стало лучше, жить стало веселее.

Однако оставалась большая сложность: почти все сравнения производились по челюстям и зубам. С одной стороны, конечно, почти вся палеонтология млекопитающих и приматов – это зубы, с другой же, человечность – это ещё и двуногость. По всем выкладкам получается, что ранние австралопитеки были теми самыми везунчиками, которые спускались с деревьев на землю. До них были точно древесные, после них – точно наземные. А они должны иметь самое что ни на есть промежуточное строение. А ведь это – жутко интересно! Конечно, были данные и про это: бедренные кости орроринов, фаланги кадабб, таз и стопа рамидуса, большеберцовая анаменсиса, но, как понятно, когда от каждого вида сохранился другой сегмент ноги, собрать картину последовательной эволюции проблематично. А от самого древнего – сахелянтропа – имелись только череп, челюсти и зубы.

И вот случилось очередное счастье – опубликована бедренная кость сахелянтропа!

Удивительным образом, найдена она была ровно тогда же, когда и все прочие запчасти – летом 2001 года. Почему надо было ждать 19 лет – загадка, претендующая на рекорд (для сравнения: скелет рамидуса нашли в 1995 г., описали в 2009 г., самый целый череп дманисца откопали в 2005 г., описали в 2013 г., а некоторые кости не опубликованы до сих пор). Впрочем, на фоне семи миллионов лет, которые кости дожидались своей славы в пустыне Джураб в Чаде – это незначительная ерунда.

Кость сохранилась плохо – лишь центральная трубчатая часть-диафиз без концов. А ведь концы – это самая информативная часть. Да и диафиз был основательно погрызен какими-то хищниками и сильно выветрился на сахарских ветерке и солнышке. Оттого кость вообще не сразу была признана принадлежащей примату. В принципе, и других кандидатов хватает: в древней фауне местонахождения Торос-Меналла полно гиен и кошек самого разного калибра – от мелких до гигантских, а бедренные кости хищных бывают на удивление похожи на кости приматов (даже бедренная кость из погребения детей в Сунгире первоначально была определена как принадлежащая пещерному льву, и лишь по трабекулярной структуре Е.Н. Хрисанфова выявила её человечность). Сомнения, кстати, не исчезли и сейчас; не исключено, что новые исследования покажут, что "сахелянтроповая" кость – самозванка.

Пока же она с некоторой долей сомнения признана приматной, а, поскольку в фауне, кроме сахелянтропа, есть лишь только какой-то мелкий колобус, явно не подходящий ни по размеру, ни по форме, то логично, что кость принадлежала именно сахелянтропу. Да и место находки говорит об этом – бедренная лежала в непосредственной близости от прочих сахелянтроповых останков.

Что же, наконец, представляет собой сама кость?

Для начала, она довольно большая – примерно как у современного шимпанзе и больше, чем у оррорина. Во-вторых, – и самое главное – форма сечения нижней части диафиза оказалась достаточно неожиданной. Диафиз кости сжат в передне-заднем направлении. У современных орангутанов и горилл он сплющен намного сильнее, у австралопитеков и людей вообще не сдавлен, а вот у шимпанзе форма практически как у сахелянтропа! Вместе с тем, предполагаемый угол шейки к диафизу очень велик, скорее как у современных людей и намного больше, чем у обезьян и орроринов; впрочем, шейка, как таковая, не сохранилась, так что величина угла сугубо предположительна. На задней стороне бедренной кости сахелянтропа есть более-менее выраженная шероховатая линия, но не видать выраженной ягодичной бугристости. Верхний конец шероховатой линии заворачивает вбок в виде валика, однако тут нет никаких следов "латерального спирального пилястра", типичного для человекообразных обезьян и отсутствующего у австралопитеков и людей. Передняя сторона диафиза умеренно выпуклая, как у шимпанзе и в отличие от прямой у современных людей и тем более оррорина.

По совокупности признаков кость сахелянтропа максимально похожа на кость шимпанзе и достаточно ярко отличается от австралопитекового и человеческого вариантов. Кроме гипотетического большого угла шейки и отсутствия "латерального спирального пилястра", все остальные черты скорее четвероногие.

Авторы исследования делают из этого туманные и потенциально далеко идущие выводы.

Дескать, гомининность определяется в немалой степени по двуногости, а у сахелянтропа рисуется четвероногость, стало быть, он не факт что гоминин. Впрочем, и к шимпанзе его явно отнести нельзя, так как, во-первых, и бедренная по части признаков отличается, и, главное, череп с зубами совсем другие. Стало быть, будучи странным и мозаичным, сахелянтроп может представлять некую отдельную самостоятельную эволюционную линию, родственную и шимпанзе, и нам, но тупиковую.

Вывод красивый, но невозможно удержаться и не вставить своё

НО!

Почему авторы не возопили торжествующим жирным-капсом-курсивом, что отсутствие выраженного комплекса прямохождения у сахелянтропа чрезвычайно логично!!! Если предшествующие человекообразные четвероноги, а оррорин и рамидус не полноценно двуноги (а это видно и по бедренным орроринов, которые по сумме параметров занимают строго промежуточное положение между проконсулами и афарскими австралопитеками, и по тазу и стопе рамидуса, первый из коих промежуточно-квадратен, а вторая сочетает своды с оттопыренным большим пальцем), то сахелянтроп как раз и должен иметь четвероногую морфологию со слабыми намёками на двуногость! Основание черепа сахелянтропа именно такое: большое затылочное отверстие на нём смещено вперёд сильнее, чем у обезьян, но намного меньше, чем у рамидуса и австралопитеков; значит, голова крепилась на достаточно наклонный позвоночник. Получается, сахелянтроп должен был часто бегать на четвереньках, но периодически приподнимался на двух ногах. О необходимости этого же говорит и палеоэкологическая реконструкция: сахелянтроп жил в достаточно облесённой и богатой водой местности, где уже, однако, появлялись и открытые сухие пространства (это очевидно хотя бы по костям трубкозубов).

На формирование полноценного двуногого комплекса в любом случае должны были уйти миллионы лет. Даже у рамидуса, жившего спустя два с половиной миллиона лет, комплекс прямохождения был не полным, даже стопа из Бартеле с датировкой, меньшей ещё на миллион лет, ещё не совсем прямоходящая. Так с какого бы перепугу сахелянтроп бегал на двух ногах лучше своих столь далёких потомков?

Мозаичность же строения ног, зубов и мозгов – это вообще классическая классика, ни разу не говорящая о "особости линии", а как раз ожидаемая в первую очередь. Во всей эволюции приматов удивительно стойко сохранялась одна и та же тенденция: первым делом всегда эволюционировали зубы (то есть тип питания), потом – руки-ноги (локомоция) и лишь последними – мозги (по остаточному принципу как не самое важное, всё равно ведь всех других зверей по интеллекту обгоняли, куда торопиться-то?). И вот в сахелянтропе мы и видим яркий пример того же: зубы уже вполне гоминидные, мозги крайне примитивные, а ножки ожидаемо должны быть по уровню промежуточными. Именно такими мы их и видим! Это же здорово!

Удивительно, как авторы статьи не сделали упор на этом. Думается, дело в углублённости в конкретные признаки. Нет, понимашь, глобальности эволюционного мышления; нацеленность на публикацию сиюминутных маленьких статей не даёт взглянуть на проблему масштабно. Вот оно – клиповое мышление! А ведь неравномерность скоростей эволюции разных систем организма давно и надёжно показана и доказана (хотя бы в моей личной диссертации и в паре книг, опубликованных на её основе, которые, ясно, зарубежные авторы не читали, но так и не я первый и далеко не единственный же).

Кроме концептуального, есть и более частный вопрос к исследованию: почему в статье нет анализа сечения верха и середины диафиза? Сказано, что эти сечения были изучены, но никаких результатов не приведено. Авторы берегут это на новые статьи для пущего отращивания Хирша? Чтобы потом цитат было больше? А нам читать не одну большую хорошую статью или даже книгу, а много маленьких хорошеньких? Вот было же времечко: попала бы та кость в руки Вейденрейху, он бы уж написал талмуд страниц на 300, сравнив со всеми возможными косточками да по гораздо большему набору признаков, да к тому же не за девятнадцать лет, а за пару месяцев. Эххх...

Впрочем, тут уже начинаются совсем придирки, брюзжание и ложные воспоминания о временах зелёной травы.

На самом деле, ясно, что авторы искренне постарались выжать из находки максимум. Диафиз бедренной кости – одна из самых малоинформативных частей скелета. Там реально почти не на что смотреть, так что честь и слава тем, кто постарался сделать всё возможное. А концептуальность мы и сами додумаем, нам же тоже надо что-то делать!


Источник:

  • Macchiarelli R., Bergeret-Medina A., Marchi D. et Wood B. Nature and relationships of Sahelanthropus tchadensis // Journal of Human Evolution, 2020, V.149, №102898, pp.1-11.


Интересно

Древнегреческий историк Фукидид (454 - 396 до н.э.), во имя исторической правды решительно отвергает все мифическое и сказочное. «События войны я не считал уместным излагать так, как услышал о них от первого встречного, или руководствуясь своим личным мнением; я присутствовал при них лично или, узнав от других, рассмотрел их одно за другим с максимально возможным усердием. Это было трудным делом, потому что очевидцы передавали события по-разному, как подсказывала им память и расположение к одной из воюющих сторон. Возможно, отсутствие сказочного сделает повествование менее привлекательным для аудитории, но мне будет достаточно, если его сочтет полезным тот, кто пожелает получить ясное представление о случившихся событиях и тех, идентичных или похожих, которые в том же самом или подобном виде могут произойти по свойству природы человека». Источник

Catalog gominid Antropogenez.RU