English Deutsch
Новости
Новости антропологии
23.05.2023
Автор: А. Соколов

Слон - животное вкусное... Новое о неандертальской охоте

Скопление десятков слоновьих скелетов много лет исследуют на немецком памятнике среднего палеолита Ноймарк-Норд. Похоже, неандертальцы всё-таки охотились на слонов, и весьма успешно. Разбираемся, что это меняет в наших представлениях о неандертальском обществе.

Палеолоксодон. Реконструкция Романа Евсеева

Один из слоновьих скелетов в Ноймарк-Норд

Специалист изучает бедренную кость палеолоксодона в Ноймарк-Норд с помощью портативного микроскопа

Следы орудий на слоновьих костях

Следы орудий на слоновьих костях

Много следов орудий

Находки деревянных копий в Шёнингене

Неандертальцы разделывают слона. Иллюстрация TOM BJÖRKLUND

«Ну не могли неандертальцы мамонта или носорога завалить! Куда им с их-то вооружением? Представляю, как эти троглодиты огромного слона со шкурой как броня деревянными копьями тыкают, а тот стоит и ждёт пока его убьют. Ха-ха-ха! Максимум, они дохлого мамонта, умершего своей смертью, могли разделать».

Знакомое рассуждение? Археологам, действительно, бывает очень сложно доказать, что древние люди умели охотиться на такую крупную добычу, как носороги, быки или мамонты. 

А теперь представьте себе охоту на палеолоксодона – прямобивневого слона, жившего в Европе сотни тысяч лет назад. 

Самцы Palaeoloxodon antiquus достигали 4 м в высоту, были крупнее самых больших мамонтов и могли весить до 13-15 тонн, что в 2 раза тяжелее современных африканских слонов.

Эти впечатляющие существа неизбежно встречались с древними людьми – неандертальцами и их предками. На некоторых палеолитических стоянках археологи уже давно находили кости прямобивневых слонов рядом с каменными орудиями. 

Оставался нерешенным вопрос: охота или падальничество? Некоторые исследователи полагали, что охота на гиганта – игра, не стоившая свеч. И это не голословные утверждения: существуют расчёты, согласно которым «больше не значит лучше». Исходя из данных этнографии, современные африканские слоны часто оказываются не столь выгодной добычей, как животные поменьше. 

Почему? Да потому что затраты и риски очень велики. Большое число охот заканчивается неудачей. Даже если охотник выследил и поразил добычу, нередко подбитое животное убегало. Погоня за раненным слоном могла занимать несколько дней. Случалось, что слон пал, но до его туши люди добрались слишком поздно, и либо мясо испортилось, либо его растащили падальщики.

А еще животное может дать сдачи. А еще на разделку большой туши и транспортировку мяса могут уйти дни, и трофей опять-таки испортится. С мясом нужно срочно что-то делать – вялить, сушить. По данным этнографов, в среднем требовалось 40–50 человек, чтобы нести добычу в свежем виде, или 20–25 человек, чтобы тащить вяленое мясо. Порой, если гора не шла к Магомеду - приходилось наоборот, перемещать всё племя к месту убийства слона.

Неспроста значительная часть свидетельств об охоте на слонов связана с… добытчиками слоновой кости, коммерческий спрос на которую исходил прежде всего от европейцев. Даже с огнестрельным оружием в руках удача сопутствовала охотникам далеко не всегда. Авторы XIX и XX  веков сообщали, что на убитом животном нередко находили большое число заживших пулевых ранений (до 30!), а иногда торчавшие копья и стрелы – свидетельство предыдущих неудачных охот.

Не лучше ли охотиться на кого-то помельче, попроще?

Тем не менее, археологи предполагали, что неандертальцы могли добывать молодых слонов, используя, например, ямы-ловушки. Одна из наиболее известных находок – скелет палеолоксодона, обнаруженный в 1948 году вместе с кремневыми артефактами и копьем из тиса.  Однако ни в этом, ни в других случаях на костях не удавалось найти однозначных следов от орудий. Если подозрительные следы и имелись, то в очень небольшом количестве. Это, конечно, можно объяснить тем, что мощные мышцы, хрящи и сухожилия слонов препятствовали прямому контакту орудий с костями. 

Анализ стабильных изотопов показывал, что поздние неандертальцы и кроманьонцы должны были поедать мясо мамонтов в большом количестве. Откуда-то они его брали!

Мы подходим к рассказу о потрясающем памятнике, исследования которого ведутся уже ряд лет. Археологи давно изучают серию стоянок среднего палеолита вблизи угольного карьера Ноймарк-Норд в Центральной Германии. Раскопки ведутся на большой территории между двух древних озёр. Судя по находкам, неандертальцы в течение тысяч лет изготавливали здесь орудия, жгли костры и ели много мяса. Достаточно сказать, что во время раскопок с 1985 по 1996 год на участке Ноймарк-Норд 1 обнаружено крупнейшее скопление костей прямобивневых слонов – более 70 особей, включая сочлененные скелеты. 

Остатки настолько хорошо сохранились, что из этих костей в 2018 году удалось выделить полный митохондриальный и частичный ядерный геномы (об этом исследовании я писал).

Интересен и участок Ноймарк-Норд 2, где на площади 500 м2 нашли 20 тысяч каменных изделий и более 118 тыс. костей животных – в основном лошадей, быков и оленей, сильно изрезанных и раздробленных. Изучив возрастной состав животных, специалисты заключили, что неандертальцы присутствовали на этой территории круглый год. Вся масса костей накопилась не более чем за 300-450 лет. При этом на костях из Ноймарк-Норд 2 практически отсутствуют следы зубов плотоядных зверей. Значит, древние люди здесь доминировали и волков с гиенами к своей пище не подпускали.

Датировав находки рядом методик, включая термолюминесцентный метод, оптический метод, палеомагнетизм, метод рацемизации аминокислот по раковинам моллюсков и так далее, исследователи получили для наибольшего скопления находок возраст около 125 тыс. лет.

Во время раскопок удалось найти более 3100 костей прямобивневых слонов. В новом исследовании специалисты изучили их все. Как уже говорилось, найдены в том числе полные анатомически сочлененные скелеты, у двух даже частично сохранилось содержимое кишечника. В других случаях речь шла о скоплениях костей одного или нескольких индивидов, иногда вместе со скелетами других крупных животных – такие скопления исследователи называют «костные комплексы». Есть в том числе находки, говорящие о том, что отдельные части скелетов могли перемещать неандертальцы. Например, на небольшом участке найдены 9 бивней, без каких-либо других костей.

К сожалению, раскопки в месте, где добывали бурый уголь, имели спасательный характер. По пятам за археологами нередко шла землеройная техника, поэтому некоторые скелеты были повреждены или даже уничтожены.

Хорошая сохранность многих костей объясняется тем, что они были, по-видимому, быстро захоронены на заболоченных участках вблизи озёр. Не идет ли речь о пресловутых болотных ловушках, используемых древними охотниками?

Что удивило исследователей – это пол и возраст слоников. Неожиданно оказалось, что 94% тех слонов, чей возраст удалось определить, старше 25 лет; 40% старше 40 лет. Это взрослые, зрелые особи, а молодых крайне мало. У тех оставшихся, чей возраст точно определить не удалось, очень крупные кости – они тоже явно не дети. Подобная картина не наблюдается ни в ископаемых, ни в нынешних популяциях слонов, чьи захоронения изучали специалисты. Таким образом, скопление в Ноймарк-Норд – это не кладбище животных, умерших своей смертью, и это не жертвы катастрофы.  

Второй примечательный момент – среди животных преобладают самцы (а они были вдвое тяжелее самок). Известно, что у современных слонов взрослые и пожилые самцы обычно бродят в одиночку. Понимаете, куда я клоню? Если палеолоксодоны вели себя подобным образом, к одиночному животному было бы легче приблизиться охотникам. Мяса больше, а риск меньше.

Исследователям удалось изучить 27 костных комплексов. Некоторые из скелетов были повреждены ковшами экскаваторов во время работ, однако свежие трещины на костях легко отличить от древних модификаций.

Специалисты искали следы зубов плотоядных животных – гиен и волков, но нашли их не много, и подавляющая часть погрызов не привела к разрушению костей. В некоторых случаях по особенностям следов очевидно, что падальщики добрались до костей уже после того, как мясо с них срезали люди. 

А вот антропогенных следов, то есть отметин от орудий на костях, наоборот, очень много. Судя по всему, неандертальцы разделывали слонов скрупулёзно и тщательно, не упуская ничего. 

От черепа отделялась нижняя челюсть, вырезался язык. Сам череп отделялся от позвоночника и из него через затылочное отверстие извлекали мозг. Ребра отделяли от позвонков, срезали с них кожу и жир. Следы на тазовых костях говорят об удалении внутренних органов. 

И, разумеется, неандертальцы разделывали мясистые конечности слонов.

Порезы сходного типа повторялись на правой и левой сторонах животного, хотя особенности этих следов могли различаться – значит, использовались разные орудия, и орудовали ими, возможно, разные люди. По-видимому, расчленение происходило по некой отработанной, стандартной процедуре. И судя по характеру следов, мясо было свежим – чтобы отделить его от костей, неандертальцам приходилось прикладывать большие усилия.

Итак, в скоплении скелетов доминируют взрослые самцы; следов от зубов волков или гиен на костях мало, а многочисленные порезы говорят об интенсивной разделке свежих туш. Поэтому исследователи склоняются к мысли, что неандертальцы в Ноймарк-Норд целенаправленно охотились на одиночных слонов. 

Возможно, их заманивали в естественные или специально  созданные ловушки – ямы, топи, а затем кололи деревянными копьями. Подобные изделия уже не раз находили археологи, наиболее известный пример – 10 фрагментов копий на немецком памятнике Шёнинген возрастом 300 тыс. лет.

Ямы-ловушки возвращаются! Давно ли я сам говорил в выступлениях, что «ямная» охота – малоправдоподобная выдумка археологов прошлого? Беру свои слова назад.

Использование деревянных копий заслуживает отдельного разговора. Авторы ссылаются на большой обзор 2020 года, посвященный свидетельствам охоты с деревянными копьями, и я с ним ознакомился. Имеется в виду копье без наконечника, то есть попросту заострённая палка. Казалось бы, так себе орудие, но исследователи полагают, что возможности такого девайса специалисты недооценивали. В этом авторы даже видят некий «расизм» и «колониальное мышление». Понимаете, деревянными копьями пользовались тасманийцы и некоторые группы австралийских аборигенов, и это служило поводом считать их культуру «простой», а их самих – не слишком сообразительными, раз не додумались до копий с наконечниками. Так нельзя. Нет колониализму в антропогенезе!  - заявляют авторы и предлагают не считать примитивными и древних людей. 

Оказывается, и этнографические данные, и эксперименты показывают, что в умелых руках неказистое с виду деревянное копье творит чудеса. Незаменимая вещь и в качестве колющего, и в качестве метательного оружия. 

После серии сравнительных экспериментов даже выяснилось, что копья или стрелы с каменными наконечниками проникали в специальные мишени не глубже, чем деревянные острия. Правда, каменный наконечник оставлял после себя больше повреждений.

Опыты показали, что хорошо сбалансированное деревянное копье летит на расстояние до 50 м. Кроме того, у охотников были свои «ноу хау» - кто-то пользовался ядом, а кто-то, как австралийские аборигены, втыкал копья в землю на тропах кенгуру, так что те напарывались на острия во время прыжков.

Согласно анализу публикаций этнографов, деревянные копья эффективны в охоте и на наземных, и на водных животных, от дюгоней и медведей до ягуаров и крокодилов. Есть в списке добычи и африканские слоны, на которых с помощью деревянных копий успешно охотились пигмеи мбути.

Итак, у исследователей почти не остаётся сомнений, что слоны в Ноймарк-Норд были объектом целенаправленной охоты. Но это ставит новые вопросы. Как освоить такой объём мяса? На разделку 10-тонного слона могло уйти от 200 до 600 человеко-часов. Если разделка туши сопровождалась заготовкой продуктов для хранения – сушкой и копчением, это увеличивало затраты как минимум вдвое. По оценкам авторов, 25 человек справились бы с такой задачей за 3-5 дней.

10-тонный слон – это как минимум 2500 дневных порций по 4000 килокалорий. Учтём, что не одним же мясом питаться, надо есть что-то ещё. А значит, либо неандертальцев было очень много, либо они обладали какой-то методикой хранения продуктов. Если предположить, что неандертальская группа состояла из 25 человек – обычная оценка для охотников-собирателей – то добыв одного крупного слонищу, они обеспечивали себя провиантом на 3 месяца. Но исследователи полагают, что неандертальцев на одного слона могло собираться больше. Это позволило бы и разделать добычу быстрее, и всех желающих накормить.  

Группа из 100 взрослых индивидов могла бы питаться одной тушей слона в течение почти месяца, и потребовалось бы более 350 человек, чтобы съесть всё это мясо за неделю. Толпа из 350 жующих слонятину неандертальцев, можете такое вообразить?

По свидетельствам этнографов, наблюдавших за охотниками-собирателями, пиры по поводу крупной добычи собирали людей со всей округи. Почему бы не предположить, что такое могли устраивать неандертальцы?

Вопрос, как часто случались такие пирушки? 52 слоновьих скелета в Ноймарк-Норд скопились за примерно 300 лет, то есть получается один слон в 5-6 лет. Учтем, конечно, что какое-то количество скелетов еще не найдено или было уничтожено экскаваторами.

Судя по тому, что неандертальцы кормились в этих краях круглый год, они не уже представляются бродячими хищниками, которым постоянно не сиделось на месте. Зачем куда-то идти, когда и тут неплохо кормят? Параллельно с эффектной, но нечастой охотой на слонов, эти люди добывали лошадей, оленей и носорогов. Можно вспомнить «лошадиную бойню» в Шёнингене, разделанные скелеты носорогов в Биаш-Сен-Вааст (Франция) или скопления костей оленей в немецком Лебенштедте. 

Такие находки могли рассматривать как результат множества разрозненных охот. Но не взглянуть ли на такие костные комплексы по-другому:  массовая охота с загоном стада испуганных животных, а потом коллективная разделка и пир на весь мир с участием многих десятков или даже сотен охотников?

Авторы вспоминают и другие находки скелетов слонов на неандертальских стоянках. В том числе примечательный памятник, раскопанный еще в конце XIX века: скопление слоновьих костей в Таубахе (всё та же Германия). За короткий срок там нашли скелеты 50 особей, однако подробного отчёта о раскопках нет, а кости, не считавшиеся особо ценными, просто выкинули. Эх, археологи XIX века, что же вы натворили.

Источники:

 



Интересно

Для пополнения и проверки словаря жестов у шимпанзе, обучающихся языку ASL, обычно используют фотографии. Если предмет снят на ярко окрашенном фоне, шимпанзе при предъявлении им фотосним­ка часто «называют» не предмет, а цвет фона... Гарднеры обнаружили также, что их обезьяны гораз­до легче распознают на фотографиях сня­тые зимой голые стволы и ветви деревьев или «рождественскую елку» на фоне неба, чем деревья, покрытые пышной летней ли­ствой.

Джейн Гудолл. Шимпанзе в природе: поведение. М., «Мир», 1992 г.

Catalog gominid Antropogenez.RU