English Deutsch
Новости
Мир антропологии

Как на самом деле умер Ричард III

Фрагмент из книги:
Кости: скрытая жизнь. Все о строительном материале нашего скелета, который расскажет, кто мы и как живем
Кости: скрытая жизнь. Все о строительном материале нашего скелета, который расскажет, кто мы и как живем

Брайан Свитек рассказывает, как появился наш скелет, какие функции он выполняет и что наши потомки смогут узнать о нас, когда эти удивительные скопления минералов и белка будут единственным, что мы после себя оставим.

 

В издательстве «Бомбора» вышла замечательная и важная книга палеонтолога Брайана Свитека «Кости: скрытая жизнь». В ней автор объясняет, как появился наш скелет, какие функции он выполняет и что наши потомки смогут узнать о нас, когда эти удивительные скопления минералов и белка будут единственным, что мы после себя оставим. С разрешения издательства мы публикуем отрывок из книги – о том, что учёным «рассказали» кости Ричарда III.

Реконструкция внешности Ричарда III
Реконструкция внешности Ричарда III

Вместе с тем самые поразительные детали в истории Ричарда III — не его бесцеремонные похороны или искривленная спина. Самое любопытное случилось с его скелетом на поле боя. Скажем так: персонаж Камбербэтча по сравнению с настоящим Ричардом отделался куда более лёгкой смертью.

Ричард III погиб в битве — нет никаких сомнений. Но как именно это случилось? Изучив его кости, антропологи обнаружили неожиданное обилие всевозможных травм. В общей сложности его скелет был поврежден в девяти различных местах, и ни одна рана не зажила. Эти травмы были нанесены королю непосредственно перед смертью, в момент смерти и после неё.

Мы относительно недавно научились определять по костям характер полученных в бою ранений. Несмотря на то что мы кромсали друг друга с тех самых пор, как изобрели холодное оружие, а археологи интересовались историческими сражениями с момента зарождения этой науки, очень мало внимания уделялось тому, чтобы научиться по особенностям полученных ран делать вывод, каким именно оружием они были нанесены. Мы больше знаем о возможностях каменных орудий, которыми пользовались наши предки-гоминиды, чем о металлическом оружии современных людей. Сколько бы ни говорилось о мечах в мифах и истории, мы очень плохо понимаем, какой урон они способны наносить. Антрополог Джейсон Левис решил положить этому конец и, воспользовавшись результатами нескольких предыдущих исследований, задался целью подробно описать повреждения, которые остаются на костях после различного холодного оружия.

Вооружившись шестью различными типами холодного оружия — катаной, арабским скимитаром, волнистым клинком, коротким мечом самбуру, мачете и охотничьим ножом, — Левис принялся методично рубить коровьи кости, после чего анализировал повреждения. Мечи и ножи вызывали различные травмы, и по следам можно было определить размер, вес оружия и его размах. Если вкратце, то следы от мечей были широкими и глубокими, с характерными повреждениями сбоку от основного пореза. Какими бы острыми они ни выглядели, мечи оставляли после себя месиво, больше напоминающее травму от удара тупым предметом, чем ровный разрез. Раны от ножа были менее глубокими и с V-образным сечением, что соответствует лезвиям, которые обычно вонзают острием вперед. Отталкиваясь от подобных исследований, антропологи, изучавшие останки Ричарда III, решили разобраться, что именно его сразило.

Невозможно определить, в каком порядке были нанесены травмы. Они не пересекаются между собой, и как минимум две из них могли оказаться смертельными — если, конечно, в момент их получения Ричард был ещё жив. Что они точно показали, так это то, с какой невероятной жестокостью обошлись с телом Ричарда. У него были две раны на лице — вмятина на челюсти и порез у подбородка. Ни одна из них не могла стать смертельной. Равно как и сквозное отверстие размером 7 мм с правой стороны верхней челюсти, однако получить удар квадратным лезвием в лицо малоприятно. С задней стороны черепа, на теменной кости обнаружились две «касательные раны». Неизвестно, нанесли их одним и тем же оружием или нет, но крови, очевидно, пролилось много: кожа на голове была рассечена, и обнажилась кость под ней. На кости остались бороздки от лезвия.

От того, что написано в отчёте дальше, так и передергивает. В верхней части черепа, над стреловидным швом, в голове Ричарда наличествует сквозная рана. «Данная травма связана с повреждением внутренней пластинки черепной кости — два костных лоскута были продавлены внутрь, в мягкие мозговые оболочки и мозг», — написали антропологи. Это не был скользящий удар — «судя по всему, травма вызвана косым ударом, нанесенным сверху». Каким бы оружием короля ни ударили по макушке, оно пробило кость, мозговые оболочки, а может, и сам мозг. Тем не менее, как нам известно по трепанациям черепа, подобные травмы не обязательно становятся смертельными. Во всяком случае, к мгновенной смерти они обычно не приводят.

В нижней части черепа Ричарда III нашли две травмы, ещё более ужасные. Зияющая дыра справа в области мозжечка — сзади и снизу — указывает на удар мечом или алебардой. Другая рана пришлась на участок, где спинной мозг выходит из позвоночника — большое затылочное отверстие. Характер полученных повреждений говорит о том, что «острие режущего оружия прошло сквозь кость и мозг, достигнув внутренней поверхности черепа напротив точки входа» — таким образом, глубина проникающего ранения составила чуть более десяти сантиметров. Это были две тяжелейшие раны. «Будучи нанесенными при жизни, обе травмы нижней части черепа могли привести к субарахноидальному кровоизлиянию, повреждению мозга или воздушной эмболии». Научное описание того, что мало кто захотел бы испытать на себе. «Травмы в значительной степени указывают на то, что тело находилось в лежачем положении или на коленях, а голова была наклонена вниз». Ричард склонил голову, обнажив заднюю часть своего черепа и шеи. Эти удары нанесли уже поверженному королю.

И это только череп. На одном из ребер Ричарда виден порез, нанесённый со спины острым кинжалом. Возможно, к этому моменту король уже был лишен доспехов и полностью уязвим. Еще ужасней выглядело то, что археологи назвали издевательским ранением. Вдоль тазовой кости остался след от пореза, который отделил часть бедра от таза. Характер раны показывает, что удар был нанесен сзади. «Восстановленный с помощью полученных в ходе компьютерной томографии снимков внешний вид таза, а также угол ранения указывают на то, что оружие было введено со спины, через естественный зазор между крестцом и большой седалищной вырезкой». Газеты по понятным причинам не вдавались в излишние подробности этой унизительной расправы. «При жизни это ранение могло привести к повреждениям внутренних органов полости таза, включая кишечник. Этот участок чрезвычайно богат кровеносными сосудами, в связи с чем данное ранение, будь оно нанесено при жизни, вызвало бы обильное кровотечение, которое могло угрожать жизни». Все это соответствует истории: после смерти тело Ричарда было перекинуто через лошадь и «подверглось издевательствам».

Никто не знает, что именно произошло во время битвы при Босворте. Эта информация канула в Лету вместе с участниками боя. Тем не менее антропологам удалось установить, что с наибольшей вероятностью случилось с Ричардом. Король, скорее всего, оставил свою лошадь и, как гласит легенда, проиграл сражение. Вероятно, в момент смерти он был все еще в доспехах. Исследователи отметили отсутствие на руках следов сопротивления, которые можно было бы увидеть, будь он ещё жив, когда с него стянули доспехи. Что случилось потом, неизвестно, однако ранения на задней части черепа говорят, что он либо потерял шлем, либо его с него сняли, а после убили, когда король склонил голову. Нужно было оставить его лицо нетронутым, чтобы люди увидели свергнутого короля и признали власть Тюдоров. Кроме того, это уменьшало вероятность, что кто-нибудь, похожий на Ричарда, будет впоследствии претендовать на престол. Посмертное унижение было обязательной процедурой.

Конец наступает быстро только по телевизору. Ричард III в исполнении Камбербэтча встречает свою смерть во время битвы при Босворте от пронзившего его сердце копья. Мы оставляем его на поле боя, полностью побежденного. Справедливость торжествует, и Генрих VII возвещает о начале мирных времён в освобождённой от безумия Ричарда Англии. Вместе с тем настоящие кости Ричарда III рассказывают совсем иную историю. Независимо от того, был ли этот король хорошим, плохим или в целом таким же трусливым, как любой представитель средневековой аристократии, он принял долгую и мучительную смерть от рук своих врагов. Если бы создатели «Пустой короны» осмелились воспроизвести сцену его смерти, то зрителей просто вывернуло бы наизнанку. Люди — жестокий вид, и следы нашей порочности навсегда остались на костях Ричарда. Был ли он сам таким же жестоким, его кости поведать не могут. Они не скажут нам, был ли он безумным или милосердным, кровожадным или недопонятым. Добро и зло не оставляют отпечатков на наших костях.

На самом деле для официального оправдания Ричарда — или, что более вероятно, порицания — нужно было бы отыскать его давно потерянных племянников, двух принцев, якобы казнённых в лондонском Тауэре. Если их скелеты будут найдены, а тела исследованы на признаки преждевременной и насильственной смерти, то удастся раз и навсегда развеять или подтвердить, пожалуй, один из самых гнусных слухов, касающихся Ричарда III.

В конечном счете Ричард III был удостоен вторых похорон, куда более пышных, чем первые. Его тело пронесли через весь город и похоронили в кафедральном соборе Лестера 26 марта 2015 года. На похоронах присутствовали члены королевской семьи и даже Бенедикт Камбербэтч. Пожалуй, не так он себе всё представлял, однако это были похороны, достойные короля. В любом случае для Ричарда III сделали невероятное исключение, ведь большинство обнаруженных и поднятых на поверхность останков никогда не возвращают в землю покоиться с миром. Вместо этого они попадают в музейные коллекции, и многие по-прежнему рассказывают нам о том, как мертвых использовали, чтобы притеснять и угнетать живых.

Заказать книгу на сайте издательства


Интересно

«Развращение нравов дошло до того, что глуповцы посягнули проникнуть в тайну построения миров и открыто рукоплескали учителю каллигра­фии, который, выйдя из пределов своей специальности, про­поведовал с кафедры, что мир не мог быть сотворён в шесть дней. Убогие очень основательно рассчитали, что если это мнение утвердится, то вместе с тем разом рухнет всё глуповское миросозерцание вообще. Все части этого миросозерцания так крепко цеплялись друг за друга, что невозможно было потревожить одну, чтобы не разрушить всего остального. Не вопрос о порядке сотворения мира тут важен, а то, что вместе с этим вопросом могло вторгнуться в жизнь какое-то совсем новое начало, которое, наверное, должно было испортить всю кашу. Путешественники того времени единогласно свидетельствуют, что глуповская жизнь поражала их своею цельностью, и спра­ведливо приписывают это счастливому отсутствию духа ис­следования».

Салтыков-Щедрин М.Е., История одного города. Цитата предоставлена Викентьевым И.Л.

Catalog gominid Antropogenez.RU