English Deutsch
Новости
Мир антропологии

Ремонт машины в стиле Конго... (50-е годы XX века)

В ремонтной мастерской в Ватсе, куда мы направились, выяснилось, что в нашей машине не хватает невероятного множества деталей, о существовании и необходимости кото­рых мы даже не подозревали. Стартер совсем вышел из строя, система зажигания не подлежала больше ремонту — ее просто следовало выбросить и заменить новой. Найти за­пасной цилиндр для машины этой марки здесь невозможно.

Фото из книги: Бернгард Гржимек. Для диких животных места нет. М., «Мысль», 1977 г.
Фото из книги: Бернгард Гржимек. Для диких животных места нет. М., «Мысль», 1977 г.

Владелец мастерской показал нам еще одну машину нашего типа, которая, оказывается, уже в течение четырех месяцев стоит у него в гараже, потому что заказанные по телеграфу детали к ней так до сих пор и не прибыли. Единственное, что он может нам предложить,— это заварить наш цилиндр, но тут же заявил, что заваренное место продержится не более пяти тысяч километров, а может продержаться и всего лишь двести километров... Позже оказалось, что и то и другое не соответствовало действительности: цилиндр сломался уже на пятом километре.

Поскольку починка должна была продлиться несколько дней, хозяин мастерской предложил дать нам напрокат дру­гую машину вместе с водителем. Несколько настораживало, что он заставил меня написать под его диктовку простран­ное заявление на французском языке, в котором я обязуюсь не предъявлять к нему, как к владельцу транспортного сред­ства, никаких имущественных претензий, чем бы ни закон­чилась наша поездка. Кроме того, я должен был ему точно указать день и час нашего возвращения. Если нас не ока­жется в указанное время, он вынужден будет послать дру­гую машину на поиски.

Разумеется, этот бравый хозяйчик всячески ругал наш «Интернасиональ» и сокрушался, что нас ловко надули, на­вязав такой драндулет. Однако его машина отличалась еще большими странностями. Стоило водителю повернуть руль влево, как включался сигнал и гудел до тех пор, пока машина не выходила снова на прямую. Вначале это нас забавляло, но со временем стало здорово раздражать. Стара­ния водителя выяснить причину таинственной связи между рулевым управлением и сигналом окончились неудачей.

По­сле тщетных попыток устранить этот дефект сигнал вклю­чился уже на непрерывное гудение, и выключить его не мог­ла никакая сила...

Водителю ничего не оставалось, как на­прочь оторвать провод, ведущий к гудку. Теперь сигналить было нечем. Велосипедист, к которому мы после этого под­крались сзади без гудка, до того перепугался, что сиганул вниз с откоса, совершив пятиметровый олимпийский пры­жок «ласточкой» через руль своего велосипеда. Это была картина, от которой Хуберт и наш водитель прямо корчи­лись от смеха. Что касается велосипедиста, то тому было совсем не до веселья!

У бензобака нашей теперешней машины не было крышки — вместо нее торчала затычка из оберточной бумаги.

Од­нако это не мешало водителю курить в самой непосредствен­ной близости от бака.

А когда по дороге у нас отвалилась выхлопная труба, водитель долго искал какую-нибудь проволоку или веревку, чтобы привязать ее на место. Не найдя ничего подходящего, он открыл капот, попросил у меня пе­рочинный ножик и, запросто вырезав один из многочислен­ных проводов, привязал им отвалившуюся трубу. Машине недостающей провод, по-видимому, никак не повредил, во всяком случае она бодро катила дальше по дороге. Я с само­го начала подозревал, что многое в ее внутренностях было совершенно лишним...

[...]

Из-за того что наша машина так часто ломалась, у Ми­хаэля появилась прямо какая-то болезненная страсть к автомобильным моторам. Каждый раз, когда мы возвраща­лись с пигмеями из какого-нибудь очередного похода в глу­бину девственного леса, его тянуло пойти взглянуть, как по­живает наш старенький синий «Интернасиональ». В один прекрасный день он наполовину разобрал мотор и аккурат­но разложил все детали на разостланном на земле бре­зенте.

Я знаю эту его страсть к разбиранию механизмов. В детстве он всегда старался разобрать на части игрушеч­ную железную дорогу или ходики. Правда, теперь он уже несколько подрос, однако опасение, что он не сумеет со­брать все как было, у меня по-прежнему оставалось. По­этому я спросил, не думает ли он, что, после того как мотор будет собран, некоторые части окажутся лишними...

Разумеется, я был наказан презрительной усмешкой и действительно оказался не прав: через несколько часов мотор был идеально вычищен и собран, но он никоим образом лучше от этого не стал.

Более того, он вообще перестал работать...

Нам пришлось его снова разобрать на составные части судорожно размышлять над тем, что же было неправильно сделано? Думали, гадали, но все безрезультатно. Под вечер к нам подошел какой-то африканец, одетый в одну лишь набедренную повязку - ни  малейшего намека на какую-либо европейскую одежду. Он присел возле нас на корточки и растерянно уставился на это скопище винтиков и проводов. "Какой-нибудь дикарь из затерянной в глухом лесу деревушки",- подумали мы, утешаясь чувством собственного превосходства.

Каково же было наше удивление, когда этот дикарь своими черными пальцами отвинтил крышку карбюратора, выудил оттуда маленький, заостренный с одного конца штифтик, повернул его обратной стороной и вставил назад.

При этом он приветливо нам заулыбался и принялся на каком-то языке объяснять нашу ошибку, по-видимому, самым подробным образом. К сожалению, мы ни слова из его объяснения не поняли. Но когда я включил зажигание и нажал акселератор, мотор тотчас же заработал, как будто только и ждал этой минуты. Вот так-то!

 

Бернгард Гржимек. Для диких животных места нет. М., «Мысль»,1977 г., с. 82-84, 177-178.


Интересно

Во 2-й половине XV века Афанасий Никитин писал:

А обезьяны, те живут в лесу. Есть у них князь обезьяний, ходит с ратью своей. Если кто обезьян обидит, они жалуются своему князю, и он посылает на обидчика свою рать и они, к городу придя, дома разрушают и людей убивают. А рать обезьянья, сказывают, очень велика, и язык у них свой.

Catalog gominid Antropogenez.RU