English Deutsch
Новости
Мир антропологии

О мамонтовой фауне

Невозможно рассматривать историю развития чего или кого-либо в отрыве от той среды, которая его окружает. Поэтому сегодня я предлагаю вам поговорить о том, какой мир окружал наших предков. 

Плейстоценовый ландшафт.
					Источник: https://ru.wikipedia.org/
Плейстоценовый ландшафт.
Источник: https://ru.wikipedia.org/
Рис. 1. Карта планеты Земля в последний ледниковый период (из Интернета).
Рис. 1. Карта планеты Земля в последний ледниковый период (из Интернета).

Сразу предлагаю ограничить наш рассказ пространственно-временными рамками. Так как мы с вами живём в северной части Евразии, то эта территория нам наиболее близка, а посему давайте ей и ограничимся. В Северной Евразии первые представители Homo sapiens появились около 50 тыс. л.н. Таким образом, логично ограничиться именно этими временными рамками в нашем рассказе. Это время так называемого «последнего ледникового периода». Последним он назван по той причине, что на протяжении плейстоцена случались неоднократные смены холодных и тёплых эпох. В холодные эпохи, особенно в северном полушарии, происходило развитие покровных оледенений, падение уровня мирового океана, климат в такие эпохи был значительно суровее нынешнего. В тёплые интервалы «межледниковья» ледяные шапки сокращались, уровень мирового океана поднимался (порой даже выше чем в современности), климат был мягкий и тёплый.

Последняя ледниковая эпоха началась около 110 тыс л.н. и окончилась около 10-9,5 тыс. л.н., на смену ей пришло современное межледниковье, названное голоценом. Таким образом, большая часть времени существования человека в Северной Евразии приходится именно на ледниковый период. Итак, какой же была природа Северной Евразии в ледниковый период?

Начать, пожалуй, следует с климата, формировавшего природную среду. Климат в ледниковое время был холодным, суровым и резко континентальным. На севере Европы и в некоторых районах севера современной России формировались обширные покровные оледенения, закрывавшие всё пространство (рис. 1). В горах Урала, Кавказа, Южной и Восточной Сибири оледенения были горно-долинными, то есть возникали только в горах и предгорных долинах. В результате образования ледников, забиравших влагу из атмосферы, в зимнее время года выпадало очень мало снега, что приводило к развитию зоны сплошной «вечной» мерзлоты, которая встречалась даже на севере современного Казахстана. Кроме этого, оледенения способствовали очень сильным ветрам, которые переносили песок и пыль на многие сотни километров, формируя в некоторых местах самые настоящие дюны и гривы.

Рис. 2. Максимальное распространение мамонтовой фауны Северной Евразии в позднем плейстоцене (по Kahlke, 2014).
Рис. 2. Максимальное распространение мамонтовой фауны Северной Евразии в позднем плейстоцене (по Kahlke, 2014).

В таких суровых условиях, под действием сильного ветра и на мёрзлых грунтах не могли расти деревья, поэтому площади лесов сократились. Леса ютились преимущественно в поймах рек, понижениях рельефа и по склонам гор. Обширные пространства занимали сухие травянистые равнины, получившие название тундростепи. Эти уникальные ландшафты не имеют прямых современных аналогов, они сочетали черты нынешней тундры, степи и лесостепи. За счёт обильного солнечного света, который не поглощался лесным покровом, тундростепи получали достаточное количество солнечной энергии для роста. Подтаивание вечной мерзлоты летом давало воду для травянистых растений. Таким образом, за теплый период формировалось достаточно травы, чтобы прокормить многотысячные стада копытных не только летом, но и в холодное время года. Осенью трава высыхала и превращалась в «сено на корню». В таком виде трава оставалась стоять до следующей весны, а малое количество выпадавшего снега позволяло животным легко её добывать даже зимой.

Животные, обитавшие в тундростепи и приспособленные к этим суровым условиям, сформировали специфическое сообщество, называемое «Мамонтовая фауна» (так называют группу млекопитающих, живших на территории Северной Евразии в позднем плейстоцене) (рис. 2).

Рис. 3. Животные мамонтовой фауны пасутся в тундростепи. Рисунок Антона Мауриццо
Рис. 3. Животные мамонтовой фауны пасутся в тундростепи. Рисунок Антона Мауриццо

Весь состав мамонтовой фауны можно разделить на две большие группы: потребители растительной биомассы – растительноядные; потребители животной биомассы – плотоядные или хищники. Каждая из групп в свою очередь делилась на более мелкие группы. Так, среди растительноядных встречались те, кто питался практически только травой (сайгаки, лошади, носороги, овцебыки, северные олени), были, те кто потреблял как траву, так и древесно-кустарниковые корма (мамонты, бизоны, благородные и гигантские олени), а кто-то предпочитал кормиться листвой и ветками кустарников и деревьев (косули, лоси, бобры). Хищники также отличались разнообразием. Небольшие, вроде лисы и песца, питались мелкими грызунами. Волк и росомаха в основном охотились на животных среднего размера, таких как косуля, северный олень и сайгак. Конечно, главным хищником того времени был пещерный лев, который охотился на всех крупных животных, исключая разве что взрослого мамонта и шерстистого носорога. Не менее, а возможно и более опасным хищником являлись пещерные гиены, которые не только могли успешно охотиться на крупных копытных, но и активно потребляли падаль. Притом их мощные челюсти были настолько сильны, что позволяли разгрызть кости самых крупных представителей мамонтовой фауны – мамонта и шерстистого носорога. Это подтверждается большим количеством разгрызенных останков этих животных в пещерных логовах гиен.

Вот только самый обобщённый перечень животных мамонтовой фауны. Естественно, он был заметно разнообразнее, так в предгорьях часто встречались горные козлы и бараны, а вместе с ними красные волки и снежные барсы. На Дальнем Востоке жили гималайские медведи, в Монголии и Забайкалье дзерены, а в Средней Азии джейраны. Однако, важнейшей чертой всей мамонтовой фауны являлось повсеместное распространение таких животных как мамонт, шерстистый носорог, бизон, лошадь, северный олень, сайгак, овцебык, пещерный лев и пещерная гиена (рис. 3). 

Рис. 4. схема сопоставления фауны Африканской саванны и плейстоценовой тундро-степи (по Vereshchagin, Baryshnikov, 1982).
Рис. 4. схема сопоставления фауны Африканской саванны и плейстоценовой тундро-степи (по Vereshchagin, Baryshnikov, 1982).

Отдельно бы хотелось отметить схожесть мамонтовой фауны с фауной современной африканской саванны. Так, и там и там можно было встретить и слонов и носорогов, лошадей, разнообразных антилоп, и крупных быков. Даже такие, казалось бы, экзотические хищники как гиены и львы, и те прекрасно себя чувствовали в условиях ледникового периода. Экологические аналоги (с определённой долей условности) животных африканских саванн были распространены на всех континентах (кроме Антарктиды). Так в чём же причина такого удивительного сходства? Всё очень просто, все эти фауны формировались на схожих ландшафтах – а именно в условиях обширных равнин, поросших большим количеством травы. Эти травянистые равнины формировали отличные пастбища, которые были способны прокормить огромные стада травоядных, а те в свою очередь хищников. А те и другие активно удобряли почву своими телами и экскрементами. В ледниковый период такие пастбища существовали на всех континентах, кроме Антарктиды конечно. Поэтому и фауны, населявшие эти пастбища, на всех континентах были схожи в экологическом плане.

Нет ничего удивительного, что наши предки легко адаптировались к новым условиям на всех материках, куда бы они не попали. Ведь самое главное, а именно промысловые животные, были похожи на тех к которым они привыкли за миллионы лет жизни в Африке. Видимо, это и помогло нашим далёким предкам успешно расселиться по всей планете.


10 июня - Ученые Против Мифов в Москве

Интересно

Я почти убежден... что виды (это похоже на призна­ние в убийстве) не остаются неизменными. Упаси меня бог от Ламарковых бредней о «тенденции к прогрессив­ным изменениям», о «приспособлениях, постепенно по­рожденных волеизъявлением животных», и тому подобно­го!.. Я, кажется, нашел (какова самонадеянность!) про­стой способ, каким виды тончайшим образом приспосаб­ливаются к тем или иным условиям жизни.

Чарльз Дарвин в письме Джозефу Гукеру, цит. по: Уильям Ирвин. Дарвин и Гексли. М., «Молодая Гвардия», 1973 г., с. 91. 

Catalog gominid Antropogenez.RU