English Deutsch
Новости
Мир антропологии

Папирусы Красного моря: «Журнал Мерер»

Статья французского египтолога Пьера Талле посвящена древнейшим папирусам, проливающим свет на некоторые аспекты строительства Великой пирамиды. Перевод выполнен Олегом Кругляковым (Что могли древние).

Объект Вади-Эл-Джарф раскапывается с 2011 года, он представляет собой порт на берегу Красного моря, который использовался в начале IV династии для связи с медными и бирюзовыми рудниками в юго-западной части Синайского полуострова.

Во время археологической кампании 2013 года у входа в одну из складских галерей порта были собраны сотни фрагментов папирусов конца царствования Хеопса, которые являются одной из самых замечательных находок на объекте. Это на сегодня самый старый архив папирусов их когда-либо найденных в Египте. Он связан с командой моряков и включает в себя преимущественно две категории документов: счета на доставлявшееся работникам пропитание и журналы регистрации их повседневной деятельности в течение нескольких месяцев. Последние из названных документов – описание действий под руководством инспектора Мерер, связанных с перевозкой известняковых блоков из карьеров Туры к Великой пирамиде Хуфу в Гизе, строившейся на противоположном берегу Нила. Здесь  – публикация двух хорошо сохранившихся журналов этого архива.

Папирус B
								Раздел B I
Папирус B
Раздел B I

1. Английский перевод папирусов А и B  из Вади эл-Джарф — “Бортовой журнал Мерера”

Папирус A

 Раздел AI

День 1: [...] провели день [...] в [...]. [

День] 2: [...] провели день [...] в? [...]. [

День 3: Отчалив от царского дворца после ночёвки там, ... поплыли] [вверх по реке] к Туре

День [4]: Отчалив от Туры после ночёвки, утром поплыли по реке к Ахет-Хуфу.

[День] 5: Отчалив от Туры днём, отплываем к Ахет-Хуфу.

День 6: Отчалив от Ахет-Хуфу плывём вверх по реке к Туре.[...].

[День 7]: Отчалив утром от [...].

День 8: Отчалив утром из Туры после ночёвки, плывём вниз по реке к Ахет-Хуфу.

День 9: Отчалив утром от Акхет-Хуфу после ночёвки отплываем вверх по реке;

День 10: Отчалив из Туры, швартуемся в Акхет-Хуфу. Прибывшая из […] aper-команда [...]

Раздел AII

День 11: Инспектор Мерер проводит день с своей phyle- командой, выполняя работы, связанные с дамбой [Ро-Ше] Хуф[у…]

День 12: Инспектор Мерер проводит день с своей phyle- командой, выполняя работы, связанные с дамбой Ро-Ше Хуфу[…]

День 13: Инспектор Мерер проводит день с [его phyle? ...]  на дамбе Ро-Ше Хуфу при помощи 15? phyle aper-команд.

День [14]: [Инспектор] Мерер проводит день [с его phyle] на дамбе [в Ро-Ше] Ху [фу ...].

[День] 15 [...] в Ро-Ше Хуфу [...].

День 16: Инспектор Мерер проводит день [...] в Ро-Ше Хуфу с вельможей? [...].

День 17: Инспектор Мерер проводит день [...] за навалом дам [бы ...].

День 18: Инспектор Мерер проводит день [...]

День 19 [...]

День 20 [...] Для руля? [...] aper-команды.

Папирус B

Раздел B I

[День 25]: [Инспектор Мерер проводит день со своей phyle  за погрузкой камня в Южной Туре]; Проводит ночь в Южной Туре

[День 26]: Инспектор Мерер отчаливает со своей phyle из Туры [Южной], загруженный камнем для Ахет Хуфу, проводит ночь в Ше-Хуфу.

День 27: отплывает из Ше-Хуфу,  загруженный камнем плывет к Ахет-Хуфу, проводит ночь у Ахет-Хуфу.

День 28: Отчаливает из Ахет-Хуфу; Плывет вверх по реке < к> Южной Туре.

День 29: Инспектор Мерер проводит день со своей phyle на погрузке камня в Южной Туре; 

Проводит ночь в Южной Туре.

День 30: Инспектор Мерер проводит день со своей phyle на погрузке камня в Южной Туре;  Проводит ночь в Южной Туре.

 Раздел B II                 

День 1: [ месяца]. Начальник «шестёрки» Иджера [у] отплывает в Гелиополис на транспортном судне-iuat, чтобы привезти нам пищи из Гелиополиса, пока элита (stp-sȝ) находится в Туре.

День 2: Инспектор Мерер проводит день со своей phyle на погрузке камня в Северной Туре; Ночует в Северной Туре.

День 3: Инспектор Мерер отчаливает из Северной Туры, плывет загруженный камнем к Ахет-Хуфу.

[День 4 ...] директор 6 [Иджер]у [возвращается] из Гелиополя с 40 мешками-khar и большой мерой–heqat  хлеба- beset, в когда Элитные грузят  камень в Северной Туре.

День 5: Инспектор Мерер проводит день со своей phyle на погрузке камня на лодки-hau Элиты в Северной Туре, проводит ночь в Туре.

День 6: Инспектор Мерер отправляется в плавание с лодкой военно-морского участка (gs-dpt) <phyle> Ta-ur, спускается вниз по течению к Ахет-Хуфу. Ночует в Ро-Ше Хуфу.

День 7: отчаливает утром в направлении Ахет-Хуфу, плывёт, буксируяк Северной Туре, проводит ночь в [...] 

День 8: отплывает от Ро-Ше Хуфу, плывет к Северной Туре. Инспектор Мерер проводит день [с лодкой?] Та-ур? [...].

День 9: отплывает от [...] Хуфу [...].

День 10: [...]

Раздел B III

[День 13 ...] Она - [Хуфу] [...] проводит ночь в Южной Туре.

[День 14: ... погрузка] камней [... проводит ночь в] Южной Туре.

[День 15:] Инспектор Мерер [проводит день] со своими [phyle] на погрузке камней [в Туре]-Южной, проводит ночь в Южной Туре.

[День 16: Инспектор Мерер проводит день с] со своей phyle на погрузке лодки-imu (?) камнем (плывёт) ... вниз по реке, проводит ночь в Ше-Хуфу.

[День 17: отчаливает  от Ше-Хуфу] утром, плывёт в направлении Ахет-Хуфу; [Плывёт ... из] Ахет-Хуфу, проводит ночь в Ше-Хуфу.

[День 18] [...] плывёт [...] проводит ночь в Туре.

[День 19]: инспектор Мерер проводит день [с его phyle] на погрузке  камня в Туре [Южной?].

День 20: [Инспектор] Мер [ер] проводит день с [его phyle] на погрузке  камня в Южной Туре (?), загружает 5 кораблей, проводит ночь в Туре.

Раздел B IV                      

День 21: [Инспектор] Мерер проводит день со своей [phyle], загружая транспортный корабль-imu в Северной Туре, поднимает паруса, на выход из Туры.

День 22: проводят ночь в Ро-Ше Хуфу. Утром отплывает из Ро-Ше Хуфу; Плывет к Ахет-Хуфу; Проводит ночь у Молелен [Ахет] Хуфу.

День 23: Начальник 10 Hesi проводит день со своей морской группой в Ро-Ше Хуфу, потому что решено отплывать; Проводит ночь в Ро-Ше Хуфу.

День 24: Инспектор Мерер проводит день со своей командой на погрузке (камня? корабля?) С теми, кто находится в реестре элиты, бригад и благородного Анкхафа, руководителя
Ро-Ше Хуфу.

День 25: Инспектор Мерер проводит день со своей командой на погрузке камни в Туре, и проводит  ночь в Северной Туре

[День 26 ...] плывет к [...]

Раздел BX

День x + 1: [плывёт] вниз по реке [...] берег Ше-Хуфу.

День x + 2: [...] плывёт? от Акхет-Хуфу [...] Ро-Ше Хуфу.

День x + 3: [... загружает?] [... Тура] Северная.

День х+4: [...] загруженный камнем [...] Ро-Ше [Хуфу].

День x + 5: [...] Ро-Ше-Хуфу[...] отплывает из Ахет-Хуфу; проводит ночь.

День x + 6: [... плывёт ...] Тура.

День x + 7: [... погрузка?] камней [в Северной Туре, проводит ночь в Северной Туре.

День x + 8: [Инспектор Мерер] Проводит день с его phyle [на погрузке] камня в Северной Туре; Проводит ночь в Северной Туре.

День x + 9: [...] Камень [... Тура] Северная.

День x + 10: [...] камни [Ту] ра Северная;

День x + 11: [отплывает?] в полдень[...] плывёт? [...]

Раздел BY

X + 1 [... Тура] Север [...] проводит там ночь.

Х + 2: [...] плывёт [... Тура] Северная, проводит ночь в Туре Северной.

X + 3 [... грузит, перевозит] камни [...]

x + 4 [...] проводит там ночь.

X + 5 [...] с его phyle грузит [...] загрузка корабля.

X + 6 [...] плывёт [... Ро-Ше?] Хуфу [...]

x + 7 [...] со своими phyle плывёт [...] спит в [Ро] -Ше Хуфу

х + 8 [...]

Молельни Ахет-Хуфу, стоп-кадр
Молельни Ахет-Хуфу, стоп-кадр

2. Краткое резюме

Несмотря на повторы и фрагментарный характер эти два дневника, вероятно, являющиеся непрерывным отчетом о деятельности команды Мерера в течение трех – пяти месяцев, весьма ценны исторически. Они предоставляют уникальные свидетельства, пусть даже косвенные, о создании исключительного памятника, великой пирамиды Хеопса и ансамбля связанных с нею объектов. Монумент создавался в то самое время, когда писались эти документы, и человек, державший тростниковое стило, вероятно, сам инспектор Мерер лично, несомненно, являлся очевидцем работы. К сожалению, здесь нет упоминаний о применявшихся методах строительства, которые теперь – объект  страстных и противоречивых споров1

Роль повествователя гораздо более скромна и ограничивается заданиями и действиями команды, к которой он принадлежит, по речной перевозке поданных на берег в районе Туры, а затем, загружаемых на транспортные суда блоков высококачественного известняка для стройплощадки пирамиды, где они, вероятно, но не непременно, использовались для облицовки монумента.

Прочитав этот довольно заунывный текст, несмотря на всё, мы можем получить некоторые драгоценные «свидетельские показания» относительно (тогдашних особенностей) местности.

Первое из них – о возможности получать прямой доступ от Туры к плато исключительно водным путём, о чём гласит серия крупномасштабных открытий, сделанных в последние годы Марком Ленером2. Таким образом, нижний царский храм, очень похоже, открывался на огромное рукотворное озеро, следы которого всё еще можно прочитать в нынешнем рельефе,  и которое может,  в частности, объяснить повторяющееся в этих дневниках название Ше-Хуфу (She-Khufu)3, то есть, «Бассейн Хеопса». Этот название иногда меняется на Ше-Ахет-Хуфу (She Akhet-Khufu),  «Бассейн Загоризонтья Хеопса»4, или в Ро-Ше-Хуфу (Ro-She-Khufu), «вход в бассейн Хеопса»5.

Ро Ше-Хуфу как мы увидели, регулярно использовался как остановочный пункт для команд на пути из Северной Туры6. Он был и административным центром под прямым управлением сводного брата Хеопса, Анххафа7, тогдашнего визиря, отвечавшего за все царские работы, и, соответственно, за строительство пирамиды. Двигаясь,  команды обычно здесь задерживались и проводили по одной ночи на пути туда и на пути обратно8. Ночи, проведенные непосредственно в Ахет-Хуфу, в самом комплексе царя, гораздо более редки9.

Возможно, было бы заманчиво признать им порт Хайт эль-Гураб, раскопанный в последние годы миссией Марка Леннера и, похоже, оборудованный жилыми помещениями для команд, работавших на строительной площадке пирамиды10. Однако такая идентификация порождает некоторые проблемы, самая большая из которых - близость Хейт эль-Гураба к Гизе, и она оказывается решающей. В дневниках четко сказано, что из Ро-Ше Хуфу к Ахет-Хуфу отчаливали на второй день, а плавание туда и обратно длилось чаще всего один день. Если учесть, что непременно указываемая тяжелая работа по разгрузке блоков включена11 в этот промежуток времени, то эти названные точки не так уж далеки друг от друга.

Однако, если мы, как это сделал Марк Леннер, примем за логичную точку разгрузки блоков нынешнее место размещения нижнего храма Хефрена и Сфинкса12, подготовленную для дальнейшей отправки на строительную площадку пирамиды, тогда Ро-Ше  – никак не Хейт эль-Гураб. Это место (место храма Хафра и Сфинкса), вероятнее, входило в состав «Ахет-Хуфу», конечного пункта назначения лодочного груза. Этому месту может более точно соответствовать другой топоним. Действительно, в документе есть несколько упоминаний отмеченной знаком «город» местности, именуемой Анх Хуфу - «Да живёт Хеопс». Она, похоже, близка к погребальному комплексу или даже является его частью13.

 Это наименование идеально подходит для обозначения связанных со строительством царского погребального монумента сооружений, но слишком малые размеры фрагментов (папирусов), где оно встречается, к сожалению, не допускает официальной идентификации.

Последний важный пункт информации о некрополе Гизы представленный текстом: как мы увидели выше – упоминание о «Молельнях Ахет-Хуфу»14, месте, где команды иногда могли причаливать, чтобы провести ночь, может быть визуальным описанием нижнего царского храма, ряда молелен, от которых сегодня ничего не сохранилось.

Топографическая реконструкция по Ленеру. Столбцы – керны глубинных бурений (стоп-кадр)
Топографическая реконструкция по Ленеру. Столбцы – керны глубинных бурений (стоп-кадр)

В более широком понимании эти документы рассказывают нам об ансамбле Мемфисского региона в очень древний период его истории. Это была стратегическая зона для египетского государства, которое в этот период держало свой административный капитал именно здесь, чуть ниже по течению от древнего некрополя Саккары.

Некоторые реконструкции прежнего русла реки могут объяснить такой выбор разветвлением одиночного русла Нила именно в этом месте, делящегося на две ветви гораздо южнее, чем сегодня. Западная ветвь – гораздо западнее, чем сегодня, следовала более или менее точно по  линии нынешнего Бахр-эль-Либеини, чуть более, чем в километре, к востоку от гизехского плато.

Дневники Мерера не дают подтверждения этому геологическому феномену, хотя и представляют довольно новый образ местности между Турой и Гизой, зоной, отмеченной большими гидротехническими работами, поддерживаемыми государством, и где противоположные точки основного русла реки были непосредственно связаны исключительно водным транспортом.

Мы видели выше, что размещение Ро-Ше Хуфу («доступ / вход в бассейн Хеопса»), вероятно, следует искать у одной из проток в искусственное озеро, вырытое у подножия некрополя Гизы, и в пределах 10 км от погребального комплекса Хеопса. Поскольку это место только для приёма лодок, приходящих из самых северных каменоломен – Северной Туры, можно представить себе вход в ансамбль, расположенный относительно восточнее этого большого бассейна, лежащего у подножия плато Гизы15.

В соответствии с информацией, предоставленной папирусом А, мы, возможно, имеем дело со стратегической точкой, которая во время наводнения позволяла управлять работой всей гидротехнической системы, обеспечивая доступ к комплексу Гизы16 поднятием заграждения, установленного на входе в канал17.

Недавнее тщательное восстановление Марком Ленером комплекса этой гидротехнической системы,  в котором использованы данные из 72 глубинных кернов, извлеченных из этого сектора в конце 1980-х годов британско-американской компанией (AMBRIC), участвовавшей в подготовительном исследовании для устройства канализационной системы, позволяет нам получить об этом относительно точное представление18.

Реконструкция Пьера Талле. Окружностью обозначено предполагаемое размещение «Ро-Ше Хуфу», входа в бухту (стоп-кадр)
Реконструкция Пьера Талле. Окружностью обозначено предполагаемое размещение «Ро-Ше Хуфу», входа в бухту (стоп-кадр)

В частности, оно показывает существование двух заметных, занимаемых сейчас деревнями Назлет-эль-Сисси и Назлет-эл-Батран, топографических возвышенностей, тянущихся параллельно двум берегам очень широкого и могущего соответствовать входу в бухту стока19. Идентифицировать этот сток с Ро-Ше-Хуфу, может быть тем более заманчивым, поскольку керамика Древнего Царства, найденная на месте Назлет-эл-Сисси, может свидетельствовать о наличии в этой зоне древнего поселения20.

В более общем плане целостность документа ведет нас к виденью сложного, но прекрасно освоенного и используемого моряками ландшафта.

Технический термин sḫȝt, «точка», или «клюв», не встречавшийся до сего времени, но, скорее всего, указывающий на особенности «Бассейна Хеопса», означает существование точной технической лексики, используемой для обозначения четко определенных географических реалий.

Хотя некоторые встречающиеся в этих папирусах топонимы остаются сложными для понимания, мы попробуем, гипотетически, конечно, – расположить их на карте Гизы.

Одна из особенностей папируса B, как мы уже неоднократно отмечали, ссылки на два довольно разных сектора работ, куда, как представляется, команды, отправляются каждые десять дней. Они упоминаются попеременно – «Северная Тура» и «Южная Тура».

Ранее мы отмечали, что проделываемый загруженными камнем лодками маршрут для достижения комплекса Гизы отличается в зависимости от точки отправления:  через Ше-Хуфу при прибытии из Южной Туры и, через более специфичное Ро-Ше-Хуфу, когда груз прислан из Северной Туры. Это чередование вполне логично, поскольку египтяне одновременно использовали несколько карьеров на восточном берегу Нила для добычи «белого камня» (jnb ḥḏ) Туры, который, кроме прочего, использовался и для облицовки пирамид21.

Согласно с картой, составленной Р. и Д. Клеммами в их справочной работе о карьерах Египта, эксплуатируемый участок растянулся на расстояние почти в 7 км по линии с современными точками Туры и Масары. Зафиксировано около 50 вырезанных в пласте известняка отдельных участков разработки в виде широких галерей, испещрённых зубчатыми бороздами22. Этот источник высококачественного известняка интенсивно эксплуатировался на протяжении большей части Старого Царства (по крайней мере, с 4-й23 по 6-ю династии24).

Детальное археологическое обследование этого ансамбля, несомненно, очень  интересное, к сожалению, невозможно из-за отнесённости его к военным объектам: древние галереи сегодня часто используются армией для хранения оборудования. Точное прочтение местности весьма затруднено и из-за  регулярных вторичных использований этого ансамбля на протяжении всего периода фараонов25.

Во времена Хеопса, однако, ситуация, скорее всего, была намного менее запутанной: его предшественник, Снефру, похоже, был первым, кто добывал известняк этого региона, когда в середине его царствования он начал возведение Ломаной пирамиды в Дахшуре.   Действительно, согласно петрографическому анализу, недавно проведенному Р. и Д. Клеммами, первые пирамиды, Джосера и Скехемхета в Саккаре и Мейдумская, относимая к началу царствования Снеферу, были облицованы известняком, который, кажется, исходил из одного места, и очень отличается от турского. Возможно, он происходил из области  Мейдума26 или, в более общем плане, из Восточной пустыни. 

С другой стороны, анализ образцов из Дахшура ясно показывает, что основной источник облицовки Ломаной пирамиды, первой, которая окажется построенной на этом участке, действительно является известняком из региона Масара, места к югу от зоны Тура-Масара27, для которого мы не знаем древнего топонима.  И результаты кажутся теми же и для облицовки Красной пирамиды, которая была построена в конце этого царствования28. Анализ элементов облицовки пирамиды Хеопса, скорее всего, укажет, как на источник камня – на зону Туры, скорее, на её север, хотя и использование более северного Мокаттамского карьера тоже возможно29.

Здесь папирусы из Вади-эль-Джарф могут добавить точности, по крайней мере, для самого конца времени правления Хеопса.

Идентификация двух разных участков добычи известняка, друг от друга удаленных настолько, чтобы потребовалось изменение маршрута к  Гизе, может хорошо соответствовать, факту параллельного функционирования карьеров Масары (Южной Туры) и Туры (Северной Туры), которые, согласно петрографическому анализу, могли оба, по-видимому, быть активны во времена Хеопса, а открыты при его предшественнике.

Сегодня топография Туры у подножия зоны карьера, похоже, указывает на наличие древней бухты, которая позволяла загружать лодки блоками, но, чтобы избежать затяжек при обработке груза, было бы логично создавать подобное в тандеме с каждым новым карьером, открытым правителями Старого Царства. Таким образом, при царствовании Хеопса, дублирование источников камня потребовало дублирования и связанных с ними портовых структур.

Последним возможным источником для блоков облицовки пирамид могли быть карьеры Мокаттама, немного дальше на север, выше современного Каира по течению. Геология этого известнякового образования действительно очень близка к тем, что обнаруживаются в регионе Туры и Масары, а галереи выработок, которые могли эксплуатироваться со времён Старого Царства, очень похожи и давно идентифицированы30.

Однако, появляющийся в папирусе В топоним «Северная Тура» не может быть идентифицирован с этой зоной (зоной Мокаттама) из-за формулировок документа. Действительно, когда команда Мерера отправляется к комплексу Гизы из этой точки, совершенно ясно говорится, что они плывут «вниз по реке» (m-ḫd)31, тогда как Мокаттам расположен севернее по широте,  чем пирамида Хеопса.

Вполне вероятно, что поставлявшие блоки белого известняка карьеры были индивидуальны для каждого царствования и то, что подробное изучение зоны Тура-Масара невозможно, означает, что мы не можем быть более точными в определении расположения топонимов, упомянутых в папирусах.

Систематическое исследование этой зоны, однако, может принести некоторые сюрпризы и помимо петрографических результатов анализов. В Туре в 1942 году был обнаружен блок с учётной меткой, который все еще лежал на деревянных санях32. Прискорбно, что ни размеры блока, ни текст метки не были записаны, а такая информация помогла бы в идентификации  царствования и команд, участвовавших в работе этих карьеров.

Правда, можно и просто предложить идентичность появляющихся в папирусе В топонимов «Северная Тура» и «Южная Тура»,  расположенных на расстоянии нескольких километров друг от друга двух мест добычи, с нынешней зоной Тура-Масара, которая, вероятно, была полностью охватываема наименованием Rȝ-ȝw.

 

Папирусы Мерера дают бесценное информацию о жизни группы царских работников, в частности ответственных за транспортировку материалов и содержание портовых структур.

Команда () могла насчитывать около 40 человек. Такая численность33 подсказывается объемом ежемесячного хлебного рациона. 40 мешков-харов и большая мера-хекат (то есть, вероятен объем в 1941 литра зерна, или около тонны по весу), собрать которые для этой команды некто был отправлен в город Гелиополис в начале месяца и которые действительно могут соответствовать потреблению командой такой численности в течение 30 -дневного периода. Эта цифра перекликается с  общими данными, которые можно собрать из других источников в отношении организация труда во времена 4-й династии (phyle, вероятно, состояла из четырех секций по десять человек)34 и прекрасно соответствует оценкам вместительности «галерей» Хейт эль-Гураб, раскопанных Марком Ленером и которые были предназначены для укрытия таких рабочих35.

Другой  родственный термин, наряду с названием «работа», который уверенно идентифицирован36, по крайней мере, однажды (а именно), «доставка», использовался этой командой в двух смыслах.

В тексте упоминаются транспортные суда, лодки-iuat, которые использовались, в частности, для снабжения и, вероятно, имели относительно небольшой экипаж – шесть человек, если принять титул, присвоенный члену  команды (начальник «шестёрки»).

Однако, нет уверенности, что такой тип лодок, если он использовался для снабжения провизией, действительно принадлежал командам, занятым работами в Туре.

Но перевозка блоков точно велась двумя типами судов.

Согласно информации, приведенной в папирусе B, транспортировка обеспечивалась грузовыми лодками (ḥ'ww), с древнейшим упоминанием которых мы сталкиваемся именно здесь, хотя они регулярно упоминаются в документах уже второй половины Старого Царства.

Но при этом, в нашем тексте есть и уникальное свидетельство о загрузке этих судов группой Stp-sȝ, «Элитой»,  службой царя37.

Чаще, как кажется, перевозка материалов выполнялась второй разновидностью транспортных лодок, лодками-imu, судя по их изображениям, сравнимыми с используемыми для несения самых тяжёлых грузов38.

Отсутствие доступной документации, к сожалению, не позволяет нам значительно продвинуться в изучении этих лодок. Тексты Старого Царства дают названия большого количества типов кораблей, не привязывая к ним иллюстраций, которые позволили бы
оценить их параметры39

Рампа Сахура
Рампа Сахура

Другая разновидность грузового судна упомянута в биографической надписи Сенеджемиба Инти в Гизе (5-я династия)40, которая указывает, что саркофаг и крышка к нему для его
гробницы были доставлены из Туры в Гизу на большой барже (sȝṯ'ȝ), которая представлена барельефом. Однако трудно понять, что отличает её от лодок-hâu и лодок-imu, у которых
была та же функция в ту же эпоху.

Согласно автобиографической надписи, этот же тип судна использовал немного позже Уэни, чтобы транспортировать блоки из Туры к своему погребальному памятнику в Саккаре41. В другом месте этой надписи (сказано, что) для транспортировки алебастрового жертвенного стола из карьера Хатнуб в Среднем Египте в погребальный комплекс Меренра в Саккаре42 была использована баржа-usekhet длиной 60 локтей (30 м) и шириной 30 локтей (15 м).

О загруженных папирусом лодках-satj, связанных с баржами-usekhet, и о доставке блоков в некрополь из карьеров Туры43 существует недавно идентифицированное упоминание начала 6-й династии из Саккары.

 Из-за отсутствия какой-либо ещё информации в папирусах Мерера, трудно сформировать более детальное видение типов судов, использовавшихся в эту самую древнюю эпоху.

Но можно было бы предполагать, что каждая phyle большую часть времени несла ответственность за одно отдельное судно. Тот факт, что количество лодок указывается, когда операция крупнее (в одном случае загружено пять лодок, раздел BIII)44, вероятно, может быть признаком того, что регулярными были операции небольшого масштаба.

Например, из раздела BII следует, что Мерер уходит с лодкой phile Та-ура45, и это говорит о том (раздел BIII), что, по-видимому, загружено только одно судно-imu46.

Но информация не во всём согласуется, и повторное упоминание в документе «морских секций» (gs dpt) внутри phyles  может означать и то, что погрузкой систематически занимались они не все. То, что одна из этих секций управляется «руководителем десятки», могло бы дополнительно означать, по крайней мере, в некоторых случаях, что экипаж сократился до всего десяти человек.

Зависимость между численностью экипажа и размерами корабля узнать непросто.

Единственная толковая информация по этому поводу взята из «Повести о
потерпевшем кораблекрушение», относящейся к началу Среднего Царства, в котором лодка длиной в 120 локтей (60 м) и 40 локтей (20 м) в ширину несет 120 человек. Размерения лодки и численность персонала вполне могут быть преувеличены для красочности сюжета этой частично сказочной истории.

Однако мы могли бы принять это соотношение (размеры/численность) и предложить, чтобы экипаж из 40 моряков более или менее соответствовал судну длиной около 20м.

Единственное решение – проверить по иконографии, как показаны экипажи больших кораблей Старого Царства, и, затем, понять, можно ли извлечь какую-либо достоверную  информацию об их размерах. То, что сделал Б. Ланстрём в работе «Корабли фараонов» для некоторых морских судов, в частности, для представленных на рампе храма Сахура47. В этом конкретном случае видно по  семь весел по каждому борту.

Лодка в гробнице Нефера
Лодка в гробнице Нефера

Предполагая, что изображение выдержано в едином масштабе, автор считает, что расстояние от весла до весла по борту - интерскалмий - должно составлять около двух локтей (т.е. 105см). Это дало бы для таких лодок предлагаемую среднюю длину 17,5 м.  

Экипаж в этом случае состоял бы, как минимум, из 14 гребцов (по семь на борт), двух групп из трех рулевых, которые управляют двумя бортовыми тройками рулей, плюс капитан и помощник, и матросы, отвечающие за паруса, в количестве примерно 30 человек  (не все из которых показаны).

Такой же расчет может быть применен к большим нильским кораблям, которые можно увидеть в мастабах Старого Царства, несущих от 12 до 20 гребцов на борт, двух офицеров (капитан и помощник), от двух до трех рулевых с каждого борта и до десяти матросов, работающих с парусом.

Присмотримся к некоторым примерам более внимательно. 

Лодка гробницы Нефера в Саккаре (5-я династия)48 – экипаж из 42 моряков (28 гребцов, два офицера, четверо рулевых, восемь – на парусах). Длина судна, если оценивать интерскальмий в 105см, может быть принята в 25м.

Лодка гробницы Хнумхотепа в Саккаре (начало 5-й династии)49: управляется экипажем из 46 моряков (32 гребца, два офицера, шесть рулевых, шесть - на паруса); 27 м длиной.

Лодка гробницы Мереруки (начало 6-й династии)50: обслуживается 52 моряками (38 гребцов, три офицера, четыре рулевых и семь других членов экипажа); длина 31 м.

Лодка гробницы Кайеманха в Гизе (6-я династия)51: управляется 34 матросами (24 гребца, Два офицера, четыре рулевых и четыре других члена экипажа); расчетная длина 21 м.

Согласно этим реконструкциям, к которым следует относиться очень осторожно, было бы заманчиво подумать, что в эту эпоху команда из 40 человек всегда могла быть соотнесена с судном длиной от 25 до 30м. Размер барж часто мог достигать этих размеров, как показано ранее на примере баржи Уени.

Можно ли судить о влиянии, которое произвела эта команда (инспектора Мерер) на строительство похоронного комплекса Хеопса?

Работы, выполненные за весь сезон, на первый взгляд кажутся скромными. Если мы примем информацию, предоставленную наиболее сохранившимися частями папируса, Merer и его phyle были в среднем способны каждые десять дней совершить два похода туда и обратно между карьерами Туры (северным, или южным) и некрополем Гизы. Как мы видели, команда, вероятно, была не слишком велика (около 40 человек) и, возможно, работала с одним судном, размер которого мы склонны оценить в соотношения с такой командой, которая, вероятно, могла справится с ним, в 25-30 метров. Величина груза, перевозимого такой лодкой, остается неизвестной, но, опять же, мы можем рискнуть сравнением с ещё недавними Нильскими перевозками, упомянутыми Ле Пэром в «Description De l'Egypte».

Данные об этой разновидности водного транспорта недавно были аккуратно обобщены Дж.П.Купером52,  и мы воспроизводим ниже таблицу, предложенную этим автором, в слегка упрощённом виде.

Эта таблица дает представление о типах судов, которые регулярно использовались на Ниле в эпоху пред-модерна, в условиях, которые были, вероятно, не очень отличающимися от условий в фараонов период.

Самые большие лодки далеко не достигали гигантских размеров некоторых судов Старого Царства53,  они были короче 20 м, но, даже несмотря на небольшую осадку (2,5 м), очевидно, не могли работать на реке больше пяти месяцев в году, что, вероятно, было так же и при фараонах. Что примечательно, так это то, что некоторые из этих лодок, тем не менее, способны были нести нагрузку в 100 –200 тонн. Несмотря на все сказанное, все же трудно определить грузы, которые могли нести лодки эры фараонов: нагрузку, которую, в случае тяжелых материалов, были, очевидно, способна выдержать палуба судна54.

Некоторые оценки не слишком оптимистичны.

Лодка Мин, современная экспериментальная реплика египетского морского судна, созданная на основе исследования барельефов Хатшепсут в Дейр-Эль-Бахри и элементов древних лодок, имеет длину 20 м, ширина 4.89 м, водоизмещение 30 тонн и может нести 17-тонный груз55.

Анализ скудной документации которая у нас есть о грузовых перевозках по реке в Старом Царстве, может, однако, предоставить нам совсем другую реальность.

Барельеф у ритуальной дороги Униса в Саккаре, который уже упоминался выше, показывает лодку, загруженную двумя гранитными пальмовилными колоннами, которые изображены уложенными друг за другом по длине судна56. Относящийся к этой сцене текст  гласит, что эти колонны - 20 локтей в длину (т. е. немногим более 10 м)57. Если это правда, и если пропорции в рельефе верно соблюдены, сама лодка должна быть в длину около 30 м, почти как грузовые суда, упомянутые автобиографической надписи Уени. Такие монолитные пальмовидные колонны – скорее всего современницы 5-й династии, археологии известны. Они были найдены не в поминальном храме царя Униса, где колонны этого типа не превышают 15 локтей, а в местечке Танис в Восточной дельте, куда эти архитектурные элементы были, скорее всего, перемещены в более поздний период истории Египта58. Две такие колонны, стоявшие в переднем дворе великого храма Амона, высились на 10.82 м и 10.95 м.

Корректируя вычисления для оценки массы колонн того же стиля, более, или менее похожих, можно прикинуть, что каждая из них, наверное, весит более 38 тонн и что общая нагрузка для представленных у ритуальной дороги Униса лодок окажется 77 тонн59.

Хотя судно Мерера не может, строго говоря, рассматриваться просто как маркаб (مركب markab, большая лодка, арабский‎) которые были всё ещё распространены в 18-м веке нашей эры, это не невозможно по параллелям (с другими судами) этого периода, что оно все-таки могло бы нести груз порядка 70 – 80 тонн, то есть, около 30 каменных блоков, предназначенных для пирамиды Хеопса, средний вес каждого из которых оценивается в 2,5 тонны60.

Как и для всех операций, ведущихся на этой гигантской строительной площадке, в расчётах следует отталкиваться от ритмичности работ61. При выполнении чуть более двух походов «туда/обратно» каждые десять дней (то есть, шести или семи в месяц) этим типом судна, минимум 200 блоков может быть перемещено в каждом месяце одной только этой командой, или 1000 за весь сезон, когда река позволяет это операции, и 25 000 в течение 25 лет с эквивалентом этой рабочей силы. Это количество должно быть сопоставлено с тем, какое по оценкам необходимо для облицовки пирамиды Хеопса, а требуемый объем облицовки был 67390 м3 камня63. При среднем удельном весе известняка в 2500 кГ/м3 вес облицовки получается 168475000 кГ.  Это 67390 блоков со средним весом блока в 2500 кГ.

Как это ни удивительно, довольно ограниченного количества небольших команд, таких как команда Мерера, вероятно, хватило, в долгосрочной перспективе, чтобы обеспечить перевозки из Туры в Гизу необходимых для облицовки пирамиды блоков.

Всё же, определенные поправки в этой экстраполяции могут быть сделаны.

Во-первых, использование турского известняка на этой огромной строительной площадке не ограничивалось только потребностями пирамиды, вероятно, требовалось значительно большее количество.

Нет уверенности и в том, что река могла бы использоваться для доставки блоков в течение всех пяти месяцев каждый год63.

Наконец, чисто житейски, нет уверенности, что они всегда пытались перевезти такой тяжелый груз за один переход, даже если это и было возможно.

Но в любом случае – повышенной потребности в материалах, сокращении рабочего сезона, или уменьшении нагрузки на каждый поход— по-прежнему остается вероятным что вместе с тремя или четырьмя другими phyle матросов, работающими параллельно с командой  Мерера (например, Ta-ur, упоминаемая в тексте) в течение длительного периода, задание будет нормально выполнено.

Одним из залогов эффективности этой работы, таким образом, была устойчивая ее регулярность.  Она была обеспечена методической организацией и тщательным планированием, о чём и свидетельствует папирус Б. Чередование программы каждой декады визитов Мерера к карьерам  Северной, или Южной Туры давало каменотёсам время на извлечение требуемого от каждого карьера количества блоков и сбор их на погрузочных площадках для готовности к погрузке  на суда64.

С открытием папирусов Вади Эль-Джарф, мы начали удивляться, как много других журналов эквивалентов журналу  Мерера хранилось у других многочисленных команд, которые работали с пирамидой Хеопса в течение 25 лет или около того, пока  строительная площадка, вероятно, существовала. Некоторые рассуждения ошеломляют: если каждая группа из примерно сорока человек отвечает за ведение изо дня в день отчета о своей деятельности, сколько десятков тысяч рулонов папируса были необходимы, чтобы записать все это?

Наконец, хотя и есть уверенность, что мы потеряли несметные массы информации, и это было бы фантастично, хоть какой-то датируемый временем правления Хеопса папирус обнаружить на территории Гизы, необходимо, всё же, подчеркнуть нетривиальность команды Мерера, которой регулярно доверялись особо важные задачи в рамках царского проекта65.

Следовало бы добавить, что разъездной характер работы судоводителей и рабочей силы будет по определению способствовать их более, чем многие другие –  и в древности и в современном мире—ведению ежедневного  “бортового журнала”, формы документа, который перед нами здесь, пожалуй, самый древний в мире.

3. Выводы

Папирусы A и B из Вади Эль-Джарф, которые можно считать более хорошо сохранившимися в крупной партии документов, найденных у галерей G1 и G2, представляют совершенно достоверные данные об организации царского строительства Великой пирамиды в Гизе в момент, наиболее вероятно относящийся к концу правления Хеопса и завершения памятника. Одной из вероятно ведшихся в то время операций была установка, по крайней мере частичная, облицовки из турского известняка, некогда украсившей поверхность памятника и сегодня практически полностью исчезнувшей.

Для выполнения эта операции, команда лодочников, вероятно, численностью около 40 человек под руководством функционера среднего уровня инспектора Мерера (sḥḏ Mrr), совершала каждые десять дней в среднем до двух - трех походов с участием одного или нескольких судов между каменоломни Туры и строительной площадкой.

Cодержание повествования скорее всего относится периоду с июля по ноябрь (Ахет I я–Перет II) года после 13-й  переписи Хеопса (год 26), который  в настоящее время считается последним годом правления этого царя, в тот момент года, когда подъём Нила позволял  перевозку  тяжелых грузов с одного берега речного русла на другой.

Папирус А, наверное, хронологически старше, и, возможно, описывает передвижения больших сил, задействованных во введении в эксплуатацию расположенного у подножия гизехского плато речного залива. После этого «вступления», рейсы команды туда и обратно скрупулёзно в совершенно рутинной манере зафиксированы в папирусе Б.

Тем не менее, в этих ежедневных отчетах всплывает некоторая дополнительная информация: о навигационных условиях, о событиях на водных путях и на местах, и о связанных со стройкой пирамиды персонах, в том числе – со знаменитым визирем Анххафом, единокровным братом царя, и, видимо, руководителем строительства на этом позднем этапе царствования.

Наряду со своей исторической информативностью этот документ, являясь почти уникальным для такого древнего периода, демонстрирует грамматические, лексикографические и палеогеографические тонкости, интерес к которым, безусловно, простирается далеко за пределы этого исследования.

Продолжение публикации этого слаженного ансамбля архивов—во-первых, других журналов (папирусов С, D, E и F), а затем многочисленных связанных между собой учетных записей (папирусов G, H, I, J, K, L и другие фрагменты) — несомненно, приведёт к более точному подходу к текстам, которые были представлены здесь и обеспечит впервые обзор внутренний организации царской администрации в этот ключевой период её истории, когда Египетское государство достигло зрелости.

Примечания 

1.О разных предположениях относительно расположения пандусов, которые позволяли перемещать блоки на вершину пирамиды, см., среди прочего, D. Arnold, “Uberlegungen zum Problem des Pyramidenbaues”, MDAIK 37, 1981, p. 15-28; M. Isler, “On Pyramid Building”, JARCE 22, 1985, p. 129-142; J.-Ph. Lauer, “Le problème de la construction de la grande pyramide”, RdE 40, 1989, p. 91-111; M. Lehner, The Complete Pyramids, Londres, 1997, p. 215-217. Библиография по этому вопросу обширна, а несколько альтернативных теорий были выдвинуты в последние годы, особенно в отношении внутренних рамп, которые особенно защищались Ж.-П. Удин, с которым мы имели возможность неоднократно это  обсуждать  (J.P. Houdin, Pyramide de Khéops : Théorie de sa construction dite « parl’intérieur », Paris, 2011 (consulted at academia.edu, September 2015). Мы не собираемся представлять здесь что-то новое  в этом отношении, поскольку не чувствуем, что углубляться в эту дискуссию полезно.

2. M. Lehner, “The Lost Port City of the Pyramids”, AERAGram 14, 2013, p. 7-2; id., “On the Waterfront: Canals and Harbors in the Time of Giza Pyramid Building”, AERAGram 15, 2014, p. 23-14.

3. Раздел BI (J27a), раздел BIII (J16b, J17b).

4. Фрагмент A8.

5. Раздел BII (J6b, J8a); Раздел BIV (J22a, J23ab).

6. Разделы BII, BIV, BX, BY.

7. Раздел BIV (J24).

8. Например. Раздел BII (J6-J7).

9. Раздел BIV (J22b).

10. M. Lehner, “Labor and the Pyramids: The Heit el-Ghurab ‘Workers Town’ at Giza”, in P. Steinkeller, M. Hudson (ed.), Labor in the Ancient World. A Colloquium Held at Hirschbach (Saxony), April 2005, International Scholars Conference on Ancient Near Eastern Economies 5, Dresden, 2015; id., “The Pyramid Age Settlement of the Southern Mount at Giza”, JARCE 39, 2002, p. 27-74; id., “The Lost Port City of the Pyramids”, AERAGram 14, 2013, p. 7-2. 

11. Фрагмент B 22.


12. M. Lehner, “The Lost Port City of the Pyramids”, AERAGram 14, 2013, p. 3-2.

13. Фрагменты B44, B46, B49.

14. Раздел BIV (J22b).

15. J. Bunbury, D. Jeffreys, “Real and Literary Landscape in Ancient Egypt”, Cambridge Archaeological Journal 21/1, 2011, p. 65-75. 

16. Раздел AII.

17. О существовании этого типа «сезонных каналов», более известных в средневековую эпоху, ср. J.P. Cooper, The Medieval Nile, Cairo, New York, 2014, p. 117-123 и наши комментарии выше, II.3.2. 8. M. Lehner, “On the Waterfront: Canals and Harbors in the Time of Giza Pyramid Building”, AERAGram 15, 2014, p. 21-14.

19. Там же, стр. 19-20; По этому поводу сравнение (стр. 20) этих элементов с входом в бассейн Биркет Хабу в Фивах, где можно наблюдать похожие топографические возвышения, достаточно доходчиво.

20. Там же. 

21. Это высказывание подтверждается в автобиографии Уени (Старое Царство, время правления Пепи I). Этот высокий чиновник указывает что он получил от царя привилегию в виде саркофага белого камня из Туры (jnr ḥḏ qrs m Rȝ-ȝw) - Урк. I, 99, 11, Он был доставлен для него в Мемфисский некрополь с другими архитектурными элементами  для его могилы. Погребальный памятник Уени в Саккаре, в дополнение к известному в Абидосе, обнаружен недалеко от погребального комплекса Пепи I Филиппом Коломбертом и его командой (Ph. Collombert, “Le mystérieux vizir Néfer-oun-Meryrê”, Egypte 77, 2015, p. 35-44).   Более поздние источники - шире в описании этого камня и номенклатуры региона  (J.R. Harris, Lexicographical Studies in Ancient Egyptian Minerals, VIO 54, Berlin, 1961, p. 69-70). 

22. R. Klemm, D. Klemm, Stones and Quarries in Ancient Egypt, London, 2008, p. 51-55.

23. Топоним Rȝ-ȝw, буквально переведённый как «широкое открытие» (См. К. Sethe, Bau- und Denkmalsteine der Alten Agypter und ihre Namen, Berlin, 1933, p. 867), впервые появляется, насколько нам известно, в наших папирусах Вади эл-Джрф, то есть в конце правления Хеопса. K. Zibelius, Ägyptische Siedlungen nach Texten des Alten Reiches, TAVO 19, Wiesbaden, 1978, p. 135-136, записал предыдущее упоминание с царствования Микерина (tomb of Debehen at Giza, cf. K. Sethe, Urk. I, 20, 4), но зона карьера явно использовалась, по крайней мере, с царствования Снефру в соответствии с петрографическим анализом, проведенным на памятниках Дахшура (см. Ниже).

24. Эти карьеры упоминаются и в протестном письме, адресованном визирю начальником команды, работавшей в карьерах в царствование Пепи II (JE 49623) - см., среди прочего, B. Gunn, “A Sixth Dynasty Letter from Saqqara”, ASAE 25, 1925, p. 255-242, pl. I (first edition of the text); B. Mathieu, “De la carrière de Tura à la nécropole de Saqqâra : l’envers du décor”, Egypte 7, 1997, p. 15-13 and N. Strudwick, Texts from the Pyramid Age, p. 177, no 94 (translations).  

25. См. Особенно Chr. Meyer, LÄ VI, 1986, col. 809-807, с.в. «Тура»; PM IV, p. 75-74 для списка настенных надписей и памятников обнаруженных в этом регионе между Средним Царством и греко-римским периодом, самым известным из которых является представление саней Нагруженный блоком, вытащенным шестью волами (царствование Ахмоса - ср. Г. Даресси, «Надписи де Каррир де Тура и Масара», ASAE 11, 1911, с. 263).

26. D. Klemm, R. Klemm, The Stones of the Pyramids, Berlin, New York, 2010, p. 18-26, 42-47.

27. Там же, стр. 51-59, подтверждающий предложение Р. Стадельмана.

28. Там же, стр. 65-68.

29. Там же, стр. 87-89. 

30. R. Klemm, D. Klemm, Stones and Quarries in Ancient Egypt, London, 2008, p. 47-51, sp. p. 50.

31. Например. Раздел BII (J6). 

32. N. Charlton, “The Tura Caves”, JEA 64, 1978, p. 128.

33. См. Выше, раздел BII (J1). 

34. Количество десять человек в каждой секции предложено остраконом 4-й династии, обнаруженным в Гизе (W.S. Smith, “Inscriptional Evidence for the History of the Fourth Dynasty”, JNES 11, 1952, p. 120, fig. 8 (G5110); A.M. Roth, Egyptian phyles in the Old Kingdom, SAOC 48, Chicago, 1991, p. 32, fig. 2.9) и разделение phyles на четыре секции из анализа группы знаков на пирамиде Микерина  (G.A. Reisner, Mycerinus. The Temples of the Third Pyramid at Giza, Cambridge Massachusetts, 1931, plan 11; A.M. Roth, op. cit., p. 120).

35. M. Lehner, “Labor and the Pyramids: The Heit el-Ghurab ‘Workers Town’ at Giza”, in P. Steinkeller, M. Hudson (ed.), Labor in the Ancient World. A Colloquium Held at Hirschbach (Saxony), April 2005, International Scholars Conference on Ancient Near Eastern Economies 5, Dresden, 2015, sp. p. 432-438. 

36. Раздел BII (J6a). 

37. Раздел BII (J5). 

38. Эти грузовые лодки представлены среди прочих в погребальном комплексе Уени в Саккаре, имеющем в храме гранитные колонны. Обзор изображений этих кораблей см. в B. Landström, Ships of the Pharaohs. 4000 Years of Egyptian Shipbuilding, Londres, 1970, p. 60-62; для предварительного изучения того же - G. Goyon, “Les navires de transport d’Ounas”, BIFAO 69, 1971, p. 11-41. Более подробный анализ значения этой сцены см. ниже.

S. Esposito, “River Boats and Sea-going Ships. Lexicographical Analysis of Nautical Terms from the Sources of the Old Kingdom”, in A. Manzo, Ch. Zazzaro (ed.), The Red Sea and the Gulf. Proceedings of the Red Sea 7th Conference, forthcoming.

39. Для полного обсуждения типов судов, используемых в Старом Царстве, см. S. Esposito, “River Boats and Sea-going Ships. Lexicographical Analysis of Nautical Terms from the Sources of the Old Kingdom”, in A. Manzo, Ch. Zazzaro (ed.), The Red Sea and the Gulf. Proceedings of the Red Sea 7th Conference, forthcoming.

40. K. Sethe, Urk. I, 65, 15-66, 67,6; E. Brovarski, The Senedjemib complex I, Giza Mastabas 7, Boston, 2001, fig. 22-21, text Fig. 4, pl. 80-75a; N. Strudwick, Texts from the Pyramid Age, p. 315.

41. K. Sethe, Urk. I, 99, 10-17; N. Strudwick, op. cit., p. 353.

42. K. Sethe, Urk. I, 107, 16-108, 10; N. Strudwick, op. cit., p. 356; Cl. Somaglino, “La navigation sur le Nil …”, in Nehet 3, 2015, p. 144.

43. Ph. Collombert, “Les papyrus de Saqqara. Enquête sur un fonds d’archives inédit de l’Ancien Empire”, BSFE 181, 2011, p. 24-18.

44. Раздел BIV (J20b).

45. Раздел BII (J6a).

46. Раздел BIV (J21a).

47. B. Landström, Ships of the Pharaohs. 4000 Years of Egyptian Shipbuilding, Londres, 1970, p. 64-65, fig. 191, 196-199; L. Borchardt, Das Grabdenkmal des Königs S’aȝḥu-Reʿ, Berlin, 1913, fig. 12, p. 134, pl. 12-13. Я обязан существом этих технических соображений щедрой помощи Патриса Поми, который расшифровал для меня эту работу.

48. A. Moussa, A. Altenmüller, The Tomb of Nefer and Ka-hay, ArchVer 5, Berlin, Mayence, 1971, pl. 17; M. Lashien, The Chapel of Kahay and his Family, ACE Reports 33, Oxford, 2013, pl. 4, 26-27, 82 (B. Landström, op. cit., p. 42, fig. 110).

49. H.Fl. Petrie, M.A. Murray, Seven Memphite Tombs Chapels, BSEA 65, London, 1952, pl. 17, no 2 (B. Landström, op. cit., p. 42, fig. 113).

50. The Sakkarah Expedition, The Mastaba of Mereruka II, OIP 39, Chicago, 1938, pl. 140 (B. Landström, op. cit., p. 46, fig. 123).

51. H. Junker, Giza IV, Vienna, Leipzig, 1940, pl. IV (B. Landström, op. cit., p. 40, fig. 104).

52. J.P. Cooper, The Medieval Nile, Cairo, New York, 2014, p. 12, tabl. 7.2.

53. Например, лодка, обнаруженная у пирамиды Хеопса, которая имеет длину 43,5 м (cf. M.Z. Nour et al., The Cheops Boats, Cairo, 1960, p. 7-10),, и лодки в 100 локтей, упомянутых на Палермском камне  (cf. T. Wilkinson, Royal Annals of Ancient Egypt, Londres, New York, 2000, ro VI-2 et ro VI-3, p. 141-144). 

54. В отношении другого предложения относительно погрузки и совершенно иного видения египетских грузовых судов - рассматривается как судно с двойным корпусом, ср. A. Wirsching, “Das Doppelschiff – die altägyptische Technologie zur Beförderung schwerster Steinlasten”, SAK 27, 1999, p. 389-408, sp. p. 396-400 в случае судов Униса; эта гипотеза была очень обширно и, на наш взгляд, убедительно опровергнута L. Carlens, “Le transport fluvial de charges lourdes dans l’Egypte ancienne”, SAK 31, 2003, p. 31-9.

55. Ch. Ward, “Ancient Egyptian Seafaring Ships. Archaeological and Experimental Evidence”, in P. Tallet, E. Mahfouz (ed.), The Red Sea in Pharaonic Times, BdE 155, Cairo, 2009, p. 53-63, sp. p. 58. 

56. A. Labrousse, A. Moussa, Le temple d'accueil du roi Ounas, BdE 111, 1996, рис. 29-34, стр. 140-143.

57. В связи с этим - см., в частности, D. Farout, “Les déclarations du roi Ounas”, RdE 65, 2014, p. 72-49, который возобновляет и дополняет замечания из A. Diego-Espinel, “Around the Columns. Analysis of a Relief from the Causeway of Unis Mortuary Temple”, BIFAO 107, 2007, p. 97-108.  Этот, безусловно, исключительный размер колонн сигнализирует о техническом мастерстве в обращении с монолитными гранитными блоками, вызывает основной интерес к этой сцене и подчеркивает подвиг царя; Эти измерения, таким образом, были, безусловно, реальными. 

58. O. Lavigne, “Étude technique et architecturale des colonnes du temple de l’est de Tanis”, internal report from the Tanis mission, 1999 (consulted on line, 20 June 2016 = https://independent.academia.edu/olavigne). 

59. В своем исследовании (там же) Оливье Лавин вычисляет массу гранитных колонн этого типа, где диаметр барабана у основания 0,98 м, а общая высота 6,70 м. Он оценивает объем как 4,38 м3 и вес 11,8 т, при массовой плотности 2,7 для гранита. Согласно данным он обеспечивает для двух самых больших колонн ансамбля - 1,40 м диаметра барабана у основания и общей высоты 11,82 м – и используя те же расчеты. Можно оценить их объем в 14,32 м3, а вес – в 38,6 т. Расчет Л. Карленса, основанный на перевозке колонн длиной 6,5 м, намного ниже, и он предлагает видеть корабли Униса как лодки длиной 21 м, несущие нагрузку в 32 т (cf. L. Carlens, « Le transport fluvial de charges lourdes dans l’Égypte antique », SAK 31, p. 24-25). 

60. M. Lehner, The Complete Pyramids, Londres, 1997, p. 108-109.

61. Расчеты рабочей для пирамиды Хеопса силы, предпринятые Марком Ленером (обобщены в M. Lehner, The Complete Pyramids, Londres, 1997, p. 206-209, 224-225)  приводят к значительному сокращению общепринятых оценок рабочей силы - 20 000 человек абсолютного максимума участвуют в общем проекте по всей стране и, вероятно, гораздо меньше, возможно, только 4000 человек – на строительстве самой пирамиды.

62. M. Lehner, op. Cit., P. 207. 

63. Мы рассчитали период, охватываемый журналом, как три, или четыре месяца. См. Выше.

64. Основываясь на восстановлении древних методов работы, общее число работников карьеров, работающих для строительной площадки пирамиды, М.Ленер оценил примерно в 1200 человек (M. Lehner, The Complete Pyramid, Londres, 1997, p. 206-207). Таких рабочих было, скорее всего, меньше на участке Туры, которая была просто смежным источником материала, необходимого для строительства монумента. Подтверждение этому можно найти в папирусе А: если обороты между Турой и Гизой, упомянутые в разделе А1, были бы быстры для того, чтобы своевременно возвращать обычно занимающихся карьерами Туры команды рабочих в Гизу для выполнения конкретной задачи, тогда эти команды могут составлять, по крайней мере, часть персонала 15-ти phyles, упомянутых в разделе A2 (то есть, возможно, 600 человек).

65. Действительно замечательно, что единственная истинная параллель с этим журналом Merer – обнаруженная в Саккаре у комплекса Униса и в настоящее время изучаемая Филиппом Коломбертом партия папирусов 6-й династии, также касается, среди прочего, передачей блоки из Туры царскому некрополю  (Ph. Collombert, “Les papyrus de Saqqara. Enquête sur un fonds d’archives inédit de l’Ancien Empire”, BSFE 181, 2011, p. 17); Среди немногих других документов Старого Царства, которые дошли до нас, есть и письмо от кого-то, ответственного за изъятие этих блоков, жалующегся на приказ, отданный визирем  (B. Gunn, “A Sixth Dynasty Letter from Saqqara”, ASAE 25, 1925, p. 255-242; N. Strudwick, Texts from the Pyramid Age, p. 177, no 94). Эксплуатация карьеров Туры, похоже, на протяжении всего Старого Царства провоцировала целый поток административной переписки.


В качестве иллюстраций использованы несколько стоп-кадров из фильма – доклада Пьера Талле «The Great Pyramid and Discovery near the Red Sea, excavations in Khufu harbor - Wadi el-Jarf»:

https://cloud.mail.ru/public/A9Ly/yQZ5DkvEK

Оригинал публикации:

http://www.orient-mediterranee.com/spip.php?article3422

«Что могли древние»:

http://rekhmire.simplesite.com/

http://rekhmire.ru/


21 октября - Ученые Против Мифов в Москве

Интересно

"Жизнь содержит элемент, логически отличный от элементов физики, но совсем не мистический - элемент историчности. Все явления, которые изучает биология, образуют непрерывную цепь событий, и всякое следующее звено может быть объяснено познанием предыдущего. Единство жизни обусловлено ее историей и, следовательно, является отражением ее происхождения".

Джон Бернал. Цит. по: Т. Николов. Долгий путь жизни. М., "Мир", 1986, с. 7.

Catalog gominid Antropogenez.RU