English Deutsch
Новости
Мир антропологии

Ашельские рубила и истоки протодизайна

От Редактора: публикуем отрывки из статьи,которая будет напечатана в 1-м выпуске готовящегося сейчас к изданию Российского археологического ежегодника (изд-во СПбГУ).

Истоки дизайна действительно могут быть найдены в самой глубокой древности, когда в изделиях человека наряду с утилитарными функциями начинает отражаться систематическое влияние сугубо культурных факторов, включая традиционные нормы, эстетические предпочтения, кодирование социальной или сакральной информации и т.п. Осознавая это, сторонники широкого определения дизайна вводят понятие «протодизайн», главным отличием которого от дизайна как такового является отсутствие профессионального оформления подобной деятельности.

Рис. 2. Олдованский чоппер (Олдувайское ущелье, Танзания).
Рис. 2. Олдованский чоппер (Олдувайское ущелье, Танзания).

[…] Прежде чем начать обсуждение того, насколько корректно прилагать понятие «протодизайн» к ашельским рубилам, мы должны рассмотреть основные особенности этих орудий и их культурно-хронологический контекст. Для этого, в свою очередь, необходимо вначале сказать несколько слов и о более ранних этапах обработки и использования изделий из камня, начиная с самых древних каменных индустрий.

Самые ранние изделия из камня обнаружены на сегодня в Восточной Африке, в геологических слоях, возраст которых, судя по данным физических методов абсолютного датирования, составляет около 2,6 млн. лет (Semaw 2000). С этого рубежа начинается самый первый и самый протяженный этап истории человечества – древнекаменный век, или палеолит. Основная часть этого периода, отражающая развитие и становление материальной культуры предшественников Homo sapiens, выделяется под названием раннего палеолита (2,6 – 0,25 млн. лет назад).  На протяжении первого миллиона лет господствовали каменные индустрии, изготовители которых отбирали подходящие отдельности пригодного для расщепления каменного сырья (гальки, желваки, плитчатые обломки) и грубо оббивали их края с одной или двух сторон, получая небольшие сколы с острыми краями. Этой же оббивкой на отдельностях сырья оформлялись лезвия или острия, что превращало их в орудия – чопперы с односторонней обработкой рабочего края, либо чоппинги, демонстрирующие двустороннюю обработку. Таким образом, порой один и тот же предмет можно рассматривать и как орудие и как нуклеус (ядрище) для получения сколов (рис. 2). Раннепалеолитические индустрии такого рода принято называть олдованскими (по названию ущелья Олдувай в Танзании, где они были открыты (Leakey 1971)) или «галечными», либо же обозначать как «Мод 1» (Clark 1969).

[…]

Позднейшие олдованские индустрии (примерно 1,8-1,4 млн. лет назад, начало раннего плейстоцена) демонстрируют способность к реализации более сложных технологий расщепления камня. Для ряда олдованских памятников, возраст которых составляет 1,6-1,4 млн. лет назад (Ньябусоси, Пенинж и др.), описывается технология радиального расщепления нуклеусов, которая может быть отчасти сравнима с позднейшими леваллуазскими технологиями, распространенными в среднем палеолите (Texier 1995; Torre et al. 2003). Такие технологии предполагают планирование последовательности расщепления камня, направленной на получение сколов с определенными характеристиками, а также контроль над выполнением каждого следующего шага. Это указывает на довольно высокий уровень развития абстрактного мышления, включая мысленное моделирование как технологической цепочки, так и определенных характеристик конечного продукта  (Torre et al. 2003). К этому же периоду среди олдованских индустрий появляются комплексы с более расширенным набором орудий (чопперы, чоппинги, нуклевидные скребки, протобифасы, орудия на сколах с подработкой краев ретушью), которые характеризуют как развитый олдован (Leakey 1971). Однако морфолого-типологический ассортимент этих изделий, как подчеркивают исследователи, все же носит ограниченный характер, а стандартизация практически отсутствует (Leakey 1971; Shick, Clark 2003; Lumley et al. 2005).

Рис. 3. Олдованские протобифасы (Олдувайское ущелье, Танзания) (по: Leakey 1971).
Рис. 3. Олдованские протобифасы (Олдувайское ущелье, Танзания) (по: Leakey 1971).

В связи с рассматриваемой нами темой следует обратить внимание на продолжающееся использование и даже некоторое развитие приемов двусторонней обработки. Двусторонняя обработка позднеолдованских протобифасов, в отличие от чоппингов, захватывает уже не только края, но и корпус орудия (рис. 3), но все-таки еще не имеет отчетливой формообразующей направленности. Формы олдованских орудий были обусловлены, главным образом, естественными очертаниями и размерами исходных отдельностей сырья, а также его  поделочными качествами (Haviland et al. 2007). Главной целью создателей олдованских орудий, включая протобифасы, было, видимо, получение именно функционально значимых орудийных элементов – прежде всего, лезвий разного типа и острий, а также, вероятно, аккомодационных элементов, обеспечивающих удобный захват инструмента при работе. Общая форма орудий, судя по всему, еще не имела в то время существенного значения для их изготовителей.

[…]

Технологические и морфологические инновации, отличающие ашельские индустрии от олдованских, носят принципиальный характер и тесно взаимосвязаны между собой. Во-первых, развиваются более разнообразные и вместе с тем более устойчивые  технологии расщепления, которые направлены на получение сколов-заготовок как для  мелких орудий, так и, что особенно важно, для макроорудий (Isaac 1969; Leakey 1975; Torre, Mora 2005). Более изощренные технические приемы обработки и более специализированный подход к получению сколов-заготовок отражаются в возрастающей спецификации орудийного набора. Ассортимент мелких орудий, рабочие элементы которых оформлены краевой ретушью, расширяется и начинает включать различные типы скребел, выемчатых, клювовидных изделий и т.п. Возникает и целая группа макроорудий, среди которых главную роль играют разнообразные ручные рубила, сопровождаемые иногда пиками и кливерами. Поскольку нас интересуют именно ручные рубила, мы не будем останавливаться на характеристике пиков и кливеров, тем более что они распространены значительно менее широко, нежели рубила. Необходимо, однако, отметить, что каждый из названных классов ашельских макроорудий выделяется благодаря специфическому комплексу морфологических признаков. В отличие от чопперов и чоппингов, основные ашельские макроорудия и, в первую очередь, ручные рубила представляют собой не просто сочетание рабочих и аккомодационных элементов, оформленных на отдельностях сырья, а целостные трехмерные формы, намеренно изготовленные путем полной модификации исходной заготовки.

Рис. 4. Основные варианты очертаний ашельских ручных рубил в плане (по: Bordes 1961).
Рис. 4. Основные варианты очертаний ашельских ручных рубил в плане (по: Bordes 1961).

Существует немало дефиниций, характеризующих ашельские рубила. Если суммировать их, то ашельские ручные рубила, или бифасы определяются как крупные и удлиненные орудия, изготовленные из уплощенных отдельностей породы или сколов-заготовок путем полной или частичной оббивки обеих сторон заготовки таким образом, что ее края на большей части периметра превращаются в лезвия, а дистальный конец в той или иной мере заостряется. Общая форма рубил в плане варьирует от овальной до подтреугольной (рис. 4), а поперечное сечение является, как правило, линзовидным (Bordes 1961; Kleindienst 1962; Brezillon 1971; Любин, Беляева 2004).

Рис. 5. Ашельские ручные рубила из Убейдии (Израиль) (по: Bar-Yosef, Goren-Inbar 1993).
Рис. 5. Ашельские ручные рубила из Убейдии (Израиль) (по: Bar-Yosef, Goren-Inbar 1993).

Для ручных рубил характерна тенденция к симметрии формы орудия относительно его центральной оси и фронтальной плоскости, которая в наибольшей степени проявляется у поздних рубил (Wynn 2002). У самых ранних рубил эта симметрия еще отсутствует (Saragusti et al. 1998). Ключевым моментом, который способствовал усилению этой тенденции, мог быть, на наш взгляд, отмеченный выше переход к изготовлению рубил из крупных отщепов (более 10 см). В ранних ашельских индустриях (1,6-1,4 млн. лет назад), где ручные рубила изготавливались из желваков и отдельностей породы (например, Нариокотоме в Кении, Консо Гардула в Эфиопии, Убейдия в Израиле и др.), эти орудия нередко имеют не слишком правильные формы (рис. 5), полученные грубой оббивкой (Asfaw et al. 1992; Roche et al. 1999; Bar-Yosef, Goren-Inbar 1993; Sharon 2007). Благодаря массивности такие рубила часто сближаются с пиками. Они в значительной мере продолжают и развивают традиции олдованских протобифасов, хотя заметно отличаются от последних более удлиненными пропорциями, крупными размерами и более интенсивной обработкой. Примерно в это же время на ряде памятников фиксируется зарождение скалывания крупных отщепов с нуклеусов-блоков (Кооби Фора в Кении, 1,5-1,6 млн. лет назад), но поначалу они используются, главным образом, для оформления скребел (Isaac 1997).

Рис. 6. Сколы-заготовки ашельских ручных рубил из Тернифина (Сев. Африка) (по: Sharon  2007).
Рис. 6. Сколы-заготовки ашельских ручных рубил из Тернифина (Сев. Африка) (по: Sharon 2007).

Однако на несколько более поздних ашельских памятниках Олдувайского ущелья ручные рубила уже изготавливаются преимущественно на крупных отщепах (Leakey 1971, 1975; Torre, Mora 2005), а с конца  раннего плейстоцена (около 1,0-0,8 млн. лет назад) производство рубил из специальных крупных сколов начинает господствовать практически во всех ашельских индустриях Африки (Isaac 1969). Постепенно возникает целый ряд  специальных технологий (Sharon 2007), обеспечивающих не только крупные размеры, но и довольно правильные очертания сколов-заготовок (рис. 6), что способствовало довольно быстрому переходу к более уплощенным, симметричным и стандартизованным формам ручных рубил. Уже в начале среднего плейстоцена многие африканские рубила отличаются таким совершенством форм и отделки (рис. 7-8), которое в других регионах наблюдаются лишь в конце этого периода у позднеашельских рубил (Isaac 1968; Clark 1994).

[…]

Рис. 7. Ашельское ручное рубило из Олоргезайлие (Кения)
											Рис. 8. Ашельское ручное рубило из Киломбе (Кения)
Рис. 7. Ашельское ручное рубило из Олоргезайлие (Кения)
Рис. 8. Ашельское ручное рубило из Киломбе (Кения)

Можно ли говорить о протодизайне в отношении прочих ручных рубил, представленных массовыми и явно употреблявшимися в работе изделиями? На наш взгляд, безусловно, можно. Меняется лишь соотношение функций и на первый план выходит утилитарное назначение этих орудий. При изучении отдельных индустрий исследователи нередко обнаруживают отсутствие четких границ между типами рубил и наличие переходных форм между ними (Isaac 1977). На наш взгляд, это означает, что жесткая стандартизация едва ли была главной целью изготовителей «рабочих» рубил, тем более что они могли изготавливаться людьми с разным уровнем мастерства и порой из неодинакового по качеству сырья. Поскольку это были именно инструменты, их очертания могли видоизменяться также в результате переоформления после повреждения и поломок. Тем не менее, мы все же наблюдаем, как правило, более или менее выраженный стиль древних «дизайнеров», который может проявляться как в наличии характерных устойчивых форм, так и в отдельных морфологических деталях. Особенно это становится заметным, когда сопоставляются большие коллекции рубил, позволяющие провести сравнительный статистический анализ их характеристик. Так, например, изучение серии ашельских стоянок в долине р. Аваш (Эфиопия) показало, что для ручных рубил каждой из них характерно «замечательное единообразие форм», которое исследователи объясняют как приверженность к определенным технологическим процедурам и стилистическим традициям (Schick, Clark 2003).

[…]

Подытоживая все сказанное выше, еще раз подчеркнем те особенности ашельских рубил, которые позволяют нам видеть в них проявления протодизайна. Напомним, что последний предполагает намеренное формообразование, цель которого не только обеспечить сугубо утилитарное назначение создаваемой вещи, но и включить ее в контекст культуры. Рубило как инструмент является рубяще-режущим орудием. Инструментальная функция рубила, как и у любого другого орудия, обеспечивается определенными характеристиками и компоновкой рабочих и аккомодационных элементов, которые могут быть определены как «техническая форма» (Филиппов 1983). Рабочими элементами рубил являются сходящиеся продольные лезвия и заостренный конец. К аккомодационным элементам можно отнести встречающиеся у некоторых рубил необработанные «пятки» на базальном конце или «обушки» на одном из краев, что делает более удобным захват орудия. Подобная техническая форма сама по себе не требует обязательной симметрии, а оптимальным вариантом ее, с точки зрения максимальной протяженности лезвий, является подкаплевидная (Jones 1994).

Рис. 20. Ашельское ручное рубило из Даштадем 3 (Армения) (по: Kolpakov E. 2009).
Рис. 20. Ашельское ручное рубило из Даштадем 3 (Армения) (по: Kolpakov E. 2009).

Однако на самом деле очертания и пропорции рубил, как удостоверяют приведенные иллюстрации, демонстрируют тенденцию к симметрии и довольно широкую вариабельность. Таким образом, форма рубил в целом явно более сложна, чем этого требует их утилитарная функция. Поскольку вариабельность рубил сочетается с проявлениями стандартизации, ее нельзя объяснить лишь влиянием сырья или случаями переоформления, тем более что отмечается устойчивое предпочтение разных типов рубил в разных ашельских индустриях. Ашельские ручные рубила представляют собой первый в истории артефакт, который намеренно оформлялся в определенном стиле (Tattersall et al. 1988), приобретая дополнительные культурные функции. Некоторые из этих орудий наделялись особенно выразительными эстетическими качествами (рис. 20).

Итак, как мы стремились показать, ашельские рубила знаменуют собой переход человека от простых технических форм к сознательному формотворчеству и наделению каменных изделий новыми функциями. Именно это и означает зарождение протодизайна. Следует подчеркнуть, что к аналогичному выводу со своей стороны приходят и специалисты по истории дизайна (Ulrich 2006).


28 января - АНТРОПОГЕНЕЗ.РУ в Санкт-Петербурге

Интересно

Откуда взялись орудия каменного века? (мнение древних) ...Бог-громовик (Тор у германцев, Перун у славян, Зевс у греков, Индра у ариев Ригведы и т.д.) стреляет в своих противников молнией с громом, после этого и остается кремневый наконечник, который не сразу удается обнаружить, потому что он уходит глубоко в землю, а через 7 лет выходит на поверхность — тут-то его и обнаруживают.

Catalog gominid Antropogenez.RU