English Deutsch
Новости
Эксперты отвечают

Черепа австралопитеков изучены чуть ли не лучше, чем черепа разных рас современного человека

Многим россиянам, интересующимся эволюцией человека, имя Станислава Дробышевского знакомо по серии книг «Предшественники. Предки?», разошедшихся по просторам  Рунета (увы, часто в виде нелегальных копий). Сегодня сам автор, Станислав Владимирович Дробышевский  – кандидат биологических наук, сотрудник кафедры антропологии биологического факультета МГУ им. Ломоносова - отвечает на вопросы Александра Соколова  о современной ситуации в палеоантропологии – в России и в мире.

Станислав Владимирович, что самое трудное для антрополога?

Самое трудное – сопоставить материалы из одного места и времени с материалами из другого. Понять их взаимосвязь, возможные взаимовлияния, внутренние изменения антропологических признаков в группах людей, последствия изоляции и метисации, а тем более – причины всех этих изменений (или отсутствия изменений, что тоже важно). Например, давно известны два эффекта: в разных, не связанных между собой группах людей со времён возникновения Homo sapiens и поныне часто со временем размеры и массивность черепа и лица, размеры челюстей и зубов становятся меньше (так называемая «грацилизация»), а мозговая коробка становится короче и шире, то есть круглее («брахикефализация»). Процессы не абсолютно, но достаточно универсальные, а причина их поныне неизвестна. Гипотез много, но всеобемлющей до сих пор нет. Очень сложно проследить преемственность или смену населения, особенно когда есть оба варианта одновременно, но в разных пропорциях. А это – самое интересное, это главная задача этнической антропологии, проcледить антропологические корни населения какой-то области, условно – некоего народа (хотя это не вполне корректно, народ – понятие этническое); в большем масштабе – всего человечества или его крупных частей, например, рас. Да ещё узнать, ПОЧЕМУ всё пошло так, а не иначе. А это – самые животрепещущие вопросы, которые чаще и интересуют в конечном счёте всех. А в идеале – можно разработать предсказание эволюции человечества или изменения антропологических признаков какой-то группы людей.

Каким образом  возможно по фрагменту черепа восстановить целый череп? по нескольким костям - воссоздать скелет?

Вообще,  по фрагментам целые черепа давно никто не восстанавливает, потому что хватает целых:)) Но, коли очень хочется, можно это делать, потому что есть целые аналоги, хотя бы и родственного вида. Существуют биологические закономерности чисто биомеханического плана, позволяющие предположить, что, например, коли зубы были большие, то челюсти тоже немаленькие, а мозги не ахти какие (поскольку несущие возможности позвоночника ограничены). Даже когда биологический смысл таких связей неясен или неизвестен, можно посчитать корреляцию на основе хотя бы родственных видов, с учётом половых и возрастных особенностей. В природе не бывает несуразных соотношений (бывают, правда, необычные для нас), а тем более их трудно ожидать у приматов – уж больно они хорошо изучены. Статистика, как и всюду в антропологии, а со статистикой не поспоришь:)))

Увы, среди людей, далеких от антропологии, можно встретить скептическое отношение к работе антропологов, к их интерпретациям. «Вот, мол, найдут пару зубов, пару косточек - а дальше нафантазируют...» (почти цитата).

Могли бы Вы хотя бы отчасти развеять эти заблуждения?

Как я уже сказал, относительно фрагментарности и малочисленности находок у большинства людей явно искажённое представление. В действительности, в настоящее время большинство групп ископаемых предшественников человека представлены сотнями, а иногда и тысячами находок. Хотя часто это и вправду обломки и фрагменты, главные выводы делаются на основании целых черепов и скелетов (есть даже такая проблема, что фрагментами учёные часто незаслуженно пренебрегают, недооценивают их значимость, предпочитая работать с целыми находками, отчего огромное количество потенциально полезной информации остаётся незадействованной). Кроме того, имея сотни фрагментов, несложно собрать из них целые кости и скелеты. Даже по австралопитекам (самым древним из прямоходящих) имеются тысячи находок. Сейчас у антропологов скорее обратная проблема: находок так много, что с ними уже трудно оперировать из-за избытка, а не от недостатка (для облегчения чего я и писал свои книги), часто даже специалисты упускают из внимания какие-то отдельные находки или даже не знают о них, потому что одному человеку трудно охватить всё сразу. Про особенности строения черепа разных видов австралопитеков известно чуть ли не больше, чем про различия и сходства черепов разных рас современного человека (особенно это касается западных антропологов, так как у них расоведение фактически запрещено и существует сейчас на самом детском уровне). Можно ещё добавить, что эволюция человека сейчас изучена лучше, чем эволюция какого-либо иного вида. Нет науки про эволюцию, например, лошади или собаки (хотя они тоже отлично изучены), а для человека есть своя собственная наука! Такой непрерывной линии с таким количеством со всех сторон облизанных находок, как для человека, никто для прочих зверушек не рисовал.

Но каковы доводы в пользу того, что реконструкции облика ископаемых гоминид, их образа жизни и т.п. - это действительно наука, а не «чьи-то фантазии»? Насколько достоверны реконструкции, и как это можно проверить? Т.е. «почему я, читатель, ничего в этом не смыслящий, должен Вам верить»?

Во-первых, в науку верить не надо. Наука – не религия, оперирует не верой, а фактами. Факты можно проверить. Если вопрос ставить так, то можно и не верить. Можно не верить, что Земля круглая, я тоже в космос не летал и Землю снаружи не видел, и в Америке я не был, так что могу не верить, что она есть в природе, всё это наветы и происки врагов! Во-вторых, не все существующие измышления на тему ископаемых гоминид – наука. Как и всюду, в антропологии и около неё полно шарлатанов. Настоящая антропология оперирует статистическими данными измерений и описаний ископаемых находок (прежде всего – костей, но не только, иногда – следов, отпечатков рук, в последние годы добрались до ДНК). На основе этих статистических расчётов делаются предположения о близости или различии между находками. Достоверность предположений определяется статистическими приёмами, не на глаз и не с потолка, а выражается в цифрах, так что для каждого частного случая достоверность своя. Ясно, что чем больше учёный учёл данных, тем выше достоверность. Эти материалы рассматриваются в контексте данных геологии, археологии, палеоботаники, палеозоологии, палеоклиматологии, многочисленных методов датирования (их много из разных областей знания и они взаимно проверяют друг друга), ясно, что всё это сверяется с данными по современному человеку и современным приматам, а то и другим животным. Суммарно получается общая картина. Общая высокая её достоверность доказуема тем, что уже давно сия общая картина особо не меняется от поступления новых данных, а только дополняется в мелочах. Проблема даже в том, что у антропологов кризис идей – стало вроде как и нечего доказывать, новые материалы не привносят ничего принципально нового, неясно, чем бы ещё заняться. Конечно, не всё так плохо (например, сейчас мощный толчок дали находки Homo floresiensis и описание скелета Ardipithecus), но появление статей об особенностях слуховых косточек кроманьонцев говорит само за себя. Ничего не смыслящий в антропологии читатель «должен мне верить», потому что я, – а на самом деле сотни антропологов во всём мире – занимаются этими вопросами уже больше ста лет. Опровергать достижения современной антропологии можно столь же основательно, как опровергать физику, химию или геологию; более того, чтобы опровегнуть построения антропологов, придётся заодно опровергнуть и химию, и физику, и геологию, и биологию всё в целом, а также археологию со всеми прилагающимися дисциплинами. Речь не о «заговоре» или «сговоре» учёных (что очень смешно, если пообщаться с парочкой-другой учёных), а о цельной картине мира, созданной стараниями тысяч людей на основе изучения миллионов фактов на протяжении сотен лет. Кроме прочего, показательно, что предсказания антропологов относительно облика и строения «недостающих звеньев» более-менее подтверждаются, когда эти звенья обнаруживают в реальности (например, в случае с тем же Ардипитеком).

А что там сбылось?  В публикациях говорилось о том, что ардипитек многим удивил, что многое было как раз вопреки ожиданиям...

Сбылась общая форма скелета, сочетание признаков в целом: малый обезьяний мозг, но сравнительно некрупные челюсти, руки до колен и даже ниже, кисть с коротким большим пальцем и изогнутыми фалангами, но всё же более "человечная", чем у шимпанзе, сочетание прямохождения с хватательной способностью большого пальца стопы, таз вроде и широкий, но и довольно высокий. Интересными и непредсказанными оказались мелкие детали строения костей, но их как раз никто особо и не пытался предсказывать. Например, у Ардипитека нет адаптаций к хождению на согнутых фалангах пальцев и к вертикальному лазанию по деревьям (которые есть у современных человекообразных обезьян), нет и специализации к брахиации (брахиация – способ перемещения по деревьям путем раскачивания на руках). Но таких особенностей ждали от предка далеко не все антропологи, что очевидно хотя бы из обзора мнений, приведённого в публикациях в Science, описывающих скелет. Вообще, весьма логично, что у Ардипитека нет специализаций; феномен генерализованности строения человеческого скелета при специализации поведения известен уже давно, прописан во всех учебниках с начала XX века.

О сенсационности реалий вопреки ожиданиям говорилось в популярных изложениях о находке, но этого нет в оригинальных научных статьях. Конечно, я не хочу сказать, что находка неинтересная и ничего нового в ней нет! Это уникальная находка, ценнейшая, раскрывшая подробности строения целой эволюционной стадии. Но всё это не значит, что она "полностью переворачивает наши представления об эволюции", она их как раз здорово дополняет. Отлично о таком различии восприятия научных открытий написал Кирилл Ефремов в статье "Сенсация! Найден предок человека!" (может, я название не точно процитировал, но примерно так, статья есть в интернете в открытом доступе).

Так что антропологов Ардипитек не столько удивил, сколько порадовал:) Удивил бы, если бы с рогами был:)))

Возвращаясь к теме «доверия к науке». Вообще, наука – это то, что учёные в данный момент считают таковым:))) Если у кого-то есть аргументированные мнения противоположного свойства относительно происхождения человека, никто не мешает их высказывать, однако же практика показывает, что люди, серьёзно и долго занимающиеся антропогенезом, склоняются всё к той же «официальной версии» (очень не люблю это словосочетание, но оно ёмко). Есть такая сложность: чтобы проверить данные науки, надо ей СЕРЬЁЗНО заниматься, если же нет времени или желания, не остаётся ничего, кроме как верить:) Я вот тоже верю, что Земля круглая, а Америка на самом деле есть (см. выше)

И всё же, какие наиболее сложные проблемы, вопросы, на Ваш взгляд, стоят перед современной палеоантропологией? Какие темы вызывают наиболее бурные дискуссии? Стоит ли ждать качественных скачков, прорывов? И на каких направлениях их ждать?

Если говорить об антропогенезе, то самые актуальные вопросы: кто был предок и где он был в определённые моменты времени; напротив, кто предком не был? Также, почему эволюция шла так, а не иначе; какие были альтернативные варианты эволюции, почему они не осуществились? Значит ли это, что наш вид – самый продвинутый? Или ему просто повезло? Очень острый и скользкий вопрос – когда возникло современное разнообразие? Тут очень опасны непрофессиональные спекуляции о эволюционно неодинаковых уровнях развития разных групп, о неравенстве, на грани и за гранью откровенного расизма. К сожалению, на западе, где возможностей больше, последние темы вообще не рассматриваются, или рассматриваются весьма непрофессионально.

В более узком смысле интересные вопросы – количество видов австралопитеков, кто из них предок, а кто – тупик? Классика неистребима – происхождение прямохождения, ранние австралопитеки. Проблема "ранних Homo" – хабилисов и рудольфенсисов, опять же – кто из них предок?

Первые миграции из Африки, пути и причины миграций. Географическая и хронологическая изменчивость эректусов; например, участвовали ли азиатские их варианты в становлении сапиенсов. Происхождение и судьба  неандертальцев, опять же – степень их участия в сапиентации. Место и время возникновения сапиенса, причины его физической и культурной эволюции. Тупиковые линии типа флоресских хоббитов – очень модная сейчас тема. Опять же – факторы, факторы, факторы. Связь с климатом, культурой, изоляцией, метисацией.

Прорывы тут возможны в плане новых находок на грани ещё четвероногих и уже двуногих, в интервале 10-6 миллионов лет назад. Хотелось бы новых находок из Индонезии, первых сапиенсов из Африки, Австралии и Америки. Заселение Северной Азии – белое пятно, оно же – непаханое поле. Были бы раскопки, было бы везение у археологов, дошли бы материалы до антропологов.

Перспективное направление – палеогенетика. Пока она в зачаточном состоянии, но развивается семимильными шагами. Геном неандертальца имеет шанс быть расшифрованным, так недалеко и до клонирования его во плоти. Это точно был бы неслабый прорыв! Ближе к нам – генетика разных групп современного человечества, происхождение различий, тоньше – значение этих различий, их важность для людей-носителей того или иного генома. Отсюда выход и на медицину, в числе прочего. К великому сожалению, классические антропологи обычно в генетике смыслят мало, а генетики плохо разбираются в антропологии (хотя, как водится, думают, что разбираются). Тут поле для синтеза наук широчайшее, мало пока возделанное (как обычно, на западе возможностей много, но уровень расоведения нулевой, а у нас денег у генетиков мало, хотя уровень исследований высочайший, особенно Балановские много делают в этой области).

(Балановская Елена Владимировна - доктор биологических наук, руководитель лаборатории популяционной генетики человека Медико-генетического научного центра РАМН.
Балановский Олег Павлович - кандидат биологических наук, старший научный сотрудник Медико-генетического научного центра РАМН. – прим. А. Соколова).

Беседовал А. Соколов

Место первой публикации: http://evolbiol.ru

Дальше: Реальность гораздо интереснее…

Интересно

«Характер подобного же диспута в схоластической тра­диции прекрасно отражает легенда о споре Фомы Аквинского и Альберта Великого о наличии глаз у крота: «Хотите, - говорит садовник, - я Вам сей же миг принесу настоящего живого крота...

Ни в коем случае, - воскликнули в один голос спорщики. - Ни в коем случае. Никогда! Мы ведь спорим в принципе: есть ли в прин­ципе у принципиального крота принципиальные глаза…»

Рабинович В.Л., Алхимия как феномен средневековой культуры. М., «Наука», 1979 г., с. 137. Пример предоставлен Викентьевым И.Л.

Catalog gominid Antropogenez.RU