English Deutsch
Новости
Мир антропологии

Демокрит о возникновении культуры и языка

Идеи Демокрита относительно процесса антропогенеза (понимаемого как возникновение биологического вида) наивны и не слишком убедитель­ны. Тем более сильное впечатление производит хотя бы беглое знакомство с представлениями этого интереснейшего мыслителя о том, как возникли такие существенные человеческие свойства, как речь и трудовая деятель­ность, как родилась религия. То, что предложил Демокрит, следует на­звать культурно-исторической концепцией развития человека.

Приведем мнение известного отечественного философа, В.Ф. Асмуса, на чью работу о Демокрите мы будем часто ссылаться и в дальнейшем:

«Во всяком случае, ясно, что Демокрит, во-первых, привнес в понятие о культуре идею развития. До Демокрита мысль эта высказывалась его предшественниками как мысль о развитии вообще или по крайней мере об изменении природы. Начиная с Анаксимандра была выдвинута идея о постепенном развитии органической жизни, о происхождении животных, ныне населяющих сушу, из морских животных и о появ­лении человека из рыбоподобных существ. Ксенофан и другие обогатили мысль об изменениях в природе наблюдениями над остатками морских ископаемых, находи­мыми в настоящее время вдалеке от моря и на большой высоте. Анаксагор бросил гениальную мысль о значении, какое в умственном развитии человека имела рука и применение руки в качестве орудия технического действия.

Однако ни у кого из этих предшественников Демокрита мы не находим еще ясного понятия о развитии человеческой культуры — материальной и умственной. Во-вторых, новое в учении Демокрита о культуре, кроме учения о развитии — мысль о том, что движущей силой этого развития были нужда и польза. <...> Материальная нужда выступает у Демокрита как постоянно действующая коренная причина изме­нений, происходящих в развитии общества. Но непосредственным поводом к возник­новению этих изменений Демокрит считает осознание людьми той пользы, какую должны внести в их жизнь те или другие нововведения» (Асмус, с. 59).

Демокрит определял человека как животное, от природы способное ко всякому учению и имеющее помощником во всем руки, рассудок и умст­венную гибкость. Очевидно, эту мысль можно выразить так: природа и учение — вот что сделало человека человеком.

«Четко различая в человеке первичные данные природы и вторичные черты — ре­зультат искусственной выработки в обществе, Демокрит вовсе не противопоставляет их друг другу... Воспитание он рассматривает как продолжение формирующего дела природы. Преобразующая человека сила воспитания заключает в себе, по Демокриту, нечто подобное природе. Человека формирует природа, но в дальнейшем его формирует воспитание. В отрывке, сообщаемом Стобеем, Демокрит говорит, что «природа и учение подобны. А именно: учение с соблюдением определенной меры времени делает человека и так же природа делает человека в определенный срок». А Климент приводит из Демокрита цитату, в которой говорится: «Учение перестраивает челове­ка, природа же, перестраивая, делает [человека], и нет никакой разницы, быть ли таковым, вылепленным от природы, или от времени и учения быть преобразованным в такой вид». В условиях жизни общества учение становится для человека благодаря своей необходимой длительности его второй природой» (Асмус, с. 68).

Первые люди, по Абдериту, мало чем отличались от животных. Они не знали ни земледелия, ни религии, ни искусства. Ходили нагими, не умели делать запасов, не пользовались огнем. Жизнь их была трудна. Многие гибли. Под влиянием нужды люди стали собираться вместе, помогать друг другу. По Диодору, Демокрит считал, что первобытные люди «вели звероподобный образ жизни. Действуя [каждый сам по себе] в одиночку, они выходили на поиски пищи и добывали себе наиболее годную траву и дикорастущие плоды деревьев<...> Так как на них нападали звери, то они стали научаться взаимно помогать друг другу, благодаря пользе, [приносимой совместными действиями]. Собираясь же вместе вследствие страха, они мало-помалу стали познавать знаки [пода­ваемые ими] друг другу» (цит. по: Асмус, с. 59—60).

Итак, по мысли Демокрита, в первобытном состоянии у людей не было речи — она появилась только тогда, когда они начали собираться вместе и общаться. Люди сначала издавали невнятные, нечленораздельные звуки, из которых со временем формировались слова. Устанавливая знаки, обоз­начающие каждый из предметов, люди создали для себя способ сообщения обо всем. Поскольку жившие в разных местах устанавливали разные слова для обозначения сходных предметов, то возникли разные языки. Нам эта мысль представляется тривиальной и само собой разумеющейся, однако это далеко не так. Философы по-разному подходили к этой проблеме. ~ Некоторые, и среди них Пифагор, полагали, что имена (слова) сущест­вуют сами по себе — что они существуют в природе. Демокрит же был твердо убежден в искусственном происхождении слов. В работе «О наиме­нованиях, или Об именах» он привел четыре довода в защиту тезиса о том, что имена произошли «по установлению», то есть в результате достижения людьми договоренности:

1) одноименность разных вещей: различающиеся между собой вещи на­зываются одним именем;

2) многоименность одной и той же вещи в разных языках;

3) переименования: на каком основании люди переименовали бы Аристокла в Платона, если бы имена были от природы;

4) отсутствие единого правила образования слов: если от слова «мысль» можно образовать глагол «мыслить», а от слова «справедливость», как из­вестно, нельзя образовать глагол «справедливеть» — значит, имена возни­кали случайным образом, а не присущи вещам по природе.

Согласно древнегреческой мифологии, членораздельной речи, исполь­зованию огня, многим ремеслам научил людей титан Прометей (за что и был сурово наказан верховным божеством Зевсом). Демокрит, всегда и во всем ищущий причинные связи, объявлял, что учителями человека были нужда и опыт».

Мещеряков Б.Г., Мещерякова И.А. Введение в человекознание. М., Российский государственный гуманитарный университет, 1994 г.,  c. 148-150.


Интересно

«У шведского посла был шофер индиец, и девять лет он возил посла. Иногда посол принимался завтракать сандвичами и предлагал их шофёру, тот отказывался очень вежливо и нако­нец на десятом году, когда посол опять пригласил его, смирен­но объяснил, что он брамин и не может сидеть с послом за од­ним столом, так как посол принадлежит к низшей касте…»

Источник: Сергей Москалёв, Эзотерический словарь, М., «Гаятри», 2008 г., с. 262. Предоставлено Викентьевым И.Л.

Catalog gominid Antropogenez.RU