English Deutsch
Новости
Мир антропологии

Николай Дронин «Миф о IPCC как глобальной организации, манипулирующей климатическими данными»

Александр Соколов: Мне приходилось даже от уважаемых, образованных, вроде бы остепененных людей слышать, что темнят что-то климатологи. Скрывают. Расскажите нам об этом.

Добрый день. Климатической проблематике, скажем так, очень не повезло и повезло одновременно. Повезло, потому что она на слуху – пресса реагирует на любой доклад IPCC, организации, про которую я хочу говорить. И в то же время скептицизм растет. Я работаю не только в области изменения климата, я работаю также и с другими глобальными экологическими проблемами, и меня это всегда удивляет, потому что на фоне всех остальных глобальных экологических проблем климатическая теория выглядит совсем даже неплохо. Но по отношению ко всем другим проблемам существует полное равнодушие, а здесь народ почему-то заводится – по поводу проблем изменения климата.

Николай Дронин
Николай Дронин
Слайд из презентации докладчика.
Слайд из презентации докладчика.

Миф, о котором я хочу говорить, это миф об IPCC как о могущественной организации, которая манипулирует климатическими данными, пытаясь убедить всех в глобальном потеплении и преследуя при этом какие-то свои геополитические интересы.

Моя презентация состоит из четырех частей. Сначала я хочу рассказать, как вообще ученые в мире воспринимают деятельность IPCC. Второй пункт – я расскажу о той истории (единственной истории!), которая может вызвать какие-то рациональные сомнения насчет объективности IPCC. Затем я объясню, опровергает что-то эта история или нет. И в завершении, собственно, самый главный и самый трудный для любой конспирологической теории вопрос – кто же там, за «мировой кулисой» это всё мутит?

IPCC (Intergovernmental Panel on Climate Change) – аббревиатура, которая, может быть, многим здесь неизвестна. У нее есть русский перевод: Межправительственная группа экспертов по изменению климата (МГЭИК), но в принципе даже в русскоязычной литературе принято использовать англоязычную аббревиатуру IPCC. Данная панель была создана в 1988 году. Это не организация, а именно панель, потому что, хотя там есть какой-то секретариат, но в принципе люди работают на своих местах в разных университетах, в разных климатических центрах, и их собирают для производства докладов. IPCC была создана, когда на высоком международном уровне впервые стали говорить об изменениях климата – было решено, что нужно организовать такую структуру, которая могла бы обобщить все данные по проблеме изменения климата и текущим исследованиям и привести научное сообщество к консенсусу по этому поводу.

Основной продукт IPCC – это доклады, их было уже пять и сейчас пишется шестой. Годы, когда они выходили: 1990, 1995, 2001, 2007, 2013/14. Я хочу рассказать про последний доклад IPCC-5, чтобы вы оценили вложенный туда труд. Доклады пишутся в течение 2-4 лет, и последний доклад – это 4200 страниц, четыре тома разной тематики. Первый том – синтез выводов, второй – физический базис теории изменения климата, третий – то, как климат влияет на человечество, и четвертый – политический том, где говорится, что надо делать, чтобы предотвратить или смягчить последствия изменения климата. Можете оценить, 4200 страниц – это много, 2330 авторов – это тоже много. 24 тысячи источников – это фантастическая цифра для любого научного труда. Если вы написали монографию страниц так в 300-400, в библиографии которой указали 500 источников, то все скажут, что вы справились со своей задачей, знаете текущую литературу. И никто не упрекнет вас, что вы представили не тысячу, а пятьсот источников. А здесь используется 24 тысячи источников, есть ссылки. Это означает только одно, что фактически они покрывают абсолютно все публикации в области изменения климата. Еще одна впечатляющая цифра – 143 тысячи комментариев. Всё перечисленное – в чем заключается сильная сторона этих докладов. В чем заключается слабая сторона: доклады IPCC реферативного типа, их сложно читать. Они настолько конденсируют содержание, что непрофессионалу очень сложно продраться через такой текст, переполненный научными терминами. Но сильная сторона – это как раз 143 тысячи комментариев. Имеется в виду, что доклад проходит через несколько циклов чтения разными специалистами, и каждый из них выдает какие-то комментарии. Поскольку я сам в подобном проекте работаю, то точно знаю, что это самая сложная часть написания докладов, поскольку вы должны ответить на каждый комментарий в экселевой таблице и написать, как вы относитесь к этому замечанию. Это очень трудоемкая вещь. Но то, что статья обкатывается много-много раз, фактически снимает все противоречия в цифрах и оценках. Заодно я тут приведу бюджет IPCC для тех, кто сомневается – 9.5 млн долларов. Я слышал другие цифры о том, сколько они тратят на производство докладов, вплоть до одного миллиарда долларов. Нет, это 9.5 млн, но на самом деле по сравнению с другими международными проектами это действительно очень дорогой проект.

Вот показан рост объема докладов – он всё рос и рос, всё больше, участвовало всё больше авторов. Как видите, это процесс, который идет на расширение. Но я думаю, что им пора остановиться, потому что некуда больше наращивать и число авторов, и объемы текстов.

 

Слайд из презентации докладчика.
Слайд из презентации докладчика.

Значение IPCC в климатической науке очень высоко. И вот один интересный график из специального доклада, в котором оценивались различные глобальные экологические доклады по отношению к их цитируемости. 0.6, 0.7, 0.8 – это цифры, которые показывают, какой процент публикаций в данной конкретной науке имеет ссылку на доклады IPCC. Мы видим, что с самого начала цитируемость очень высокая. Сейчас  она доходит до 60%, то есть 60% всех публикаций по проблеме изменения климата имеют ссылку на IPCC. Как тут и сказано, «эпистемологическая гегемония» IPCC. IPCC – уникальное издание, которое обладает очень высоким авторитетом, цитируемость его, наверное, самая высокая в мире.

Слайд из презентации докладчика.
Слайд из презентации докладчика.

Есть даже отдельная раскладка, которая показывает, как цитируются отдельные доклады IPCC. Мы видим, что ссылки на доклад идут не просто потому, что он имеет высокий международный статус. Например, IPCC-2 «провалилось» по цитируемости. То есть научное сообщество реагирует не автоматически: «Вот, вышел доклад, и надо ссылаться на него. Потому что если не будешь ссылаться, значит, ты какой-то не такой». По-разному относятся к различным докладам, и из графика это видно.

Слайд из презентации докладчика.
Слайд из презентации докладчика.

История, которая зародила сомнения в IPCC – это такая криминальная история. Она фактически подорвала климатическую политику, связанную с Киотским протоколом. История началась в 2009 году, за два месяца до копенгагенского митинга, где должен был закрыться Киотский протокол на первой фазе и должно было быть принято посткиотское соглашение. В октябре группа хакеров вскрыла личную переписку видных участников IPCC, главных людей, скажем так. Немедленно выложила это в интернет – около тысячи частных писем, и история пошла разворачиваться. Я эти письма видел. Когда их выложили, я их тоже начал читать, но быстро понял, что теряю свое время, потому что большинство этих писем носило совершенно ненаучный характер. Просто коммуникация людей, которые давно друг друга знают, и у которых чисто логистические проблемы (кто-то хочет именно эту гостиницу, кто-то хочет, чтобы ему купили более удобный билет и прочее). И я перестал читать. Но зато чтение дало мне возможность представить, кто это всё сделал. Следы вели к нашим хакерам, в город Томск – вроде бы оттуда вскрыли эту почту. ФСБ немедленно отреагировало и на пресс-конференции сказало, что это не имеет отношения к той группе хакеров, но анализ всей этой тысячи писем закончился через неделю – чрезвычайно быстрые темпы, скажем так. Я потратил два часа на чтение десяти писем и понял, что не стоит тратить свое время, а они за неделю смогли прокрутить всю тысячу писем и найти компромат. Если отбросить незначительные вещи, то нашли три компроментирующих IPCC письма, которые уже попали в прессу и стали обсуждаться.

Первое письмо – существенное, по поводу вот этого графика. График сделал видный участник IPCC, американец Майкл Манн. В письме из переписки между двумя руководителями климатических центров было написано так: «Всю ночь мучился с графиком. У меня глобальная температура не росла, но я применил трюк Майкла (он даже не сказал, что это Манн) и получил график, который мне нужен». Что такое «трюк Майкла»? Вот так вот он выглядит:

Слайд из презентации докладчика.
Слайд из презентации докладчика.

Это график Майкла Манна, где показана реконструкция температуры за тысячу лет. У нас есть сеть метеостанций, которая функционирует последние 150 лет, в некоторых регионах 160-180. А здесь покрывается промежуток в тысячу лет, и в этом отношении это действительно уникальный график. Таких графиков раньше не было. Он был опубликован в IPCC-2, и Майкл Манн, который вообще по образованию океанолог, получил всемирную известность, потому что все стали на этот график ссылаться. В нем действительно есть трюк, про который говорилось в письме. Трюк заключается в том, что вы видите здесь синюю линию и красную линию в конце. Вообще график называется «клюшка Манна», потому что напоминает хоккейную клюшку. Так вот, синяя линия – это усредненная температура, реконструированная по косвенным индикаторам – спилам деревьев, озерным и морским отложениям. Серый фон за синей линией показывает разброс этих значений, и мы видим, что это крайне неопределенные оценки. По одним спилам вы получаете одну температуру, по другим другую – корреляция между шириной древесного кольца и средней температурой составляет где-то 0.4, то есть очень неопределенная. Но, тем не менее, таких реконструкций много, он показал их серым фоном, прочертил среднюю линию, а резко идущая вверх линия повышение глобальной температуры – это уже данные метеостанций. Вопрос заключается прежде всего в том, зачем в одном графике показывать разные по качеству источники. В одном случае это косвенные показатели, в другом случае прямые наблюдения. А ответ очень простой: Манн, может быть, хотел продолжить график с помощью тех же спилов деревьев, но не получался рост температуры. По каким-то причинам, если бы он использовал всё те же косвенные данные, у него бы не пошла вверх температура, а мы знаем, что вверх температура идет. Поэтому он обрезал график и присоединил эту линию, которая показала замечательный рост температуры. Тот человек, который писал, что применил «трюк Майкла», присоединил еще третий отрезов – прогноз, и у него получилось, что температура вообще взлетает вверх.

Криминал это или не криминал? Возможно, это было бы криминалом, если бы под графиком Майкл Манн не объяснил, что тот состоит из двух частей. Он ничего не скрыл и всё показал, поэтому формально ему нельзя предъявить претензии о манипулировании данными. Но кто читает, что там под графиком написано, да? Не все читают, скажем так. Это было первое компроментирующее письмо.

Второе компроментирующее письмо – это письмо касательно оппонентов климатической теории. Оно тоже несущественно. Мне кажется, что это не компромат – они просто нецензурно высказывались по отношению к некоторым авторам. Это вроде бы тоже не криминал. И в письме, написанном уже самим Майклом Манном, говорится: «Давай наймем каких-нибудь репортеров, которые проследили бы связи климатических скептиков с какими-нибудь угольными фирмами» и так далее. Не знаю, было это или не было, смогли ли они это сделать. Но в принципе они же не говорили: давайте найдем людей, которые докажут в суде или напишут в прессе, что скептики все связаны с угольным лобби. Они сказали, что будут расследовать. Тоже как бы не криминал.

Третье письмо, на мой взгляд, самое существенное, и тут им пришлось оправдываться по-серьезному. Это разговор Майкла Манна с Филом Джонсом. Фил Джонс – это как раз персонаж из первого письма, который мучился с графиком, потом применил «трюк Майкла» и получил результат, который ему показался правильным. Он пишет: «Скептиков надо как-то держать подальше от рецензируемых журналов – даже если нам придется переформулировать, какие журналы должны считаться рецензируемыми». Здесь компромат заключается в том, что на самом деле люди из IPCC доминируют во всех  самых-самых важных рецензируемых журналах, и статистика такова, что публикации в этих журналах на 99,7% высказываются в пользу теории изменения климата. То есть количество публикаций, в которых говорится, что нет никакого изменения климата, тянет на 0,3% и все скептики уже давно «живут» в интернете, на форумах. У них есть свои форумы и они там свои мысли высказывают. Здесь, конечно, странная ситуация с перекосом в пользу одной теории, причем сами люди из IPCC достаточно часто говорят: «Ребят, мы с вами спорить не будем (т.е. со скептиками). Вы сначала опубликуйтесь в хорошем рецензируемом журнале, и потом мы на страницах этого журнала вам ответим». Но, возможно, скептикам доступ в эти журналы действительно затруднен, поскольку имеющие отношение к IPCC люди возглавляют эти журналы, и есть определенные основания для скептицизма.

В общем, в этом заключается вся история. Если очень кратко подводить итог: две комиссии ООН специально рассматривали этот случай (пресса назвала этот случай «Климатгейтом») и пришли к выводу, что он никаким образом не влияет на выводы докладов IPCC. То есть всё остается в силе. И я скажу, что никак не влияет, потому что это всё – частные истории. Но Фила Джонса всё же сняли – он подал в отставку и не возглавляет больше климатический центр в университете Восточной Англии.

Есть несколько реконструкций роста глобальной температуры. Вот здесь показано три на одном графике. 

Слайд из презентации докладчика.
Слайд из презентации докладчика.

Это всё доступно, любой может самостоятельно собрать эти данные, сделать аналогичный график и посмотреть, насколько он бьет с графиками по росту глобальной температуры, которые есть в IPCC. Нужно сказать, что вопрос о репрезентативности мировой метеорологической сети хорошо изучен, он тоже является предметом специальных исследований. Есть публикации в тех же рецензируемых журналах о том, насколько надежна сеть метеостанций, чтобы нам делать реконструкцию за последние 150 лет. Ответ: надежна. Более того, какие-то проблемы были с замерами над водной поверхностью, и понятно, что там не было стационарных метеостанций сто лет назад – в основном использовались корабли. Но со всякой коррекцией, если сделать поправку на океан, то график показывает даже больший подъем температуры, чем если учитывать все данные по океану. Ну и конечно, говорили, что сейчас не происходят изменения климата, что в 90-х оно было, а сейчас в 2000-х нет. Но вот, пожалуйста, любой график можно аппроксимировать в различные функции. Можно взять степенную функцию, и мы покажем, что вообще никогда не было линейного роста – всегда это были ступеньки. Поэтому здесь ничего нельзя сказать. Самый главный для меня аргумент: в конвенции по изменению климата 190 участников, 190 стран, и каждая страна предоставляет так называемую национальную коммуникацию – это доклад по изменению климата в собственной стране. И Россия тоже предоставляла уже два доклада. Вот сеть метеостанций России – вы видите, это очень хорошая, густая сеть. И мы видим схожий подъем температуры для России и мира. Мы же не можем сказать, что Росгидромет пляшет под дудку IPCC? Это не такая организация. Если знать историю Росгидромета в советское время, то это вообще была та организация, которая представляла национальные интересы в области экологических проблем на международной арене. То есть это всегда была организация при правительстве. Я думаю, это существенный аргумент в пользу того, что не существует никакой ангажированности национальных гидрометеорологических служб.

Какова вероятность «случайного» потепления? Вероятность такова, что она почти невероятна. 13 из 15 самых теплых лет случились в XXI веке, то есть за последние 17 лет. По теории вероятности совершенно невозможно представить, что это случайность. Есть тренд, и это очевидно.

Теперь самый главный вопрос: кто же стоит за деятельностью IPCC? Никого я не могу назвать, для меня это самый сложный вопрос. Я не знаю ни одной страны, у которой национальные интересы совпадали бы с проведением климатической политики – для всех стран это большое бремя. Я могу назвать мощные страны, которые могут противодействовать климатической политике. Этот график очень показателен – это выбросы углекислого газа всеми странами.

Слайд из презентации докладчика.
Слайд из презентации докладчика.

Мы видим, что две страны, в общем-то, и создают всю погоду и весь климат. Первая – Китай, и вторая – США. Россия на третьем месте. Если собрать весь Европейский Союз, то цифра будет чуть больше, чем у нас. Но есть две страны, которые являются очень мощными игроками и которые противодействуют климатической теории. То есть я могу назвать тех, кому это невыгодно, но я не могу назвать тех, кому это было бы выгодно. Когда IPCC создали и они делали некий трендовый сценарий роста выбросов, они промахнулись со сценарием. Мир пошел по худшему сценарию. На графике видно, как рванул Китай, тогда как по прогнозам IPCC он должен был быть всё время под Штатами по количеству выбросов. Но в 2000-х годах Китай сделал рывок.

Слайд из презентации докладчика.
Слайд из презентации докладчика.

Китай подорвал вообще всю климатическую политику и все надежды на Киотский протокол. Если в 90-х годах рост выбросов шел 1% в год, что соответствовало базовому сценарию, то в 2000-х годах вдруг все обнаружили, что рост выбросов идет 3% в год за счет Китая, который, увидев, что его экономика «разогрелась», расконсервировал свои угольные шахты и стал топить углем, который является самым грязным видом топлива.

Кроме того, мы не знаем никаких сильных лоббистов и внутри страны. Вы знаете, что в США легальная лоббистская система. И вот на графике видно синим затраты лоббистов на развитие альтернативных видов энергетики, а черным – лоббистов, которые работают открыто для лоббирования интересов угольной и нефтяной промышленности. Несравнимые траты.

В заключение скажу, что на мой субъективный взгляд, то, что имеется в качестве доказательств ангажированности IPCC – это примерно того же уровня, как миф о том, что американцы не высаживались на Луну в 1969 году. То есть для меня верить в то, что высадки не было – это того же уровня основания, что верить, что IPCC является ангажированной политической, а не научной организацией.

Спасибо.


03 февраля - Ученые Против Мифов в Петербурге

Catalog gominid Antropogenez.RU