English Deutsch
Новости
Мир антропологии

И.Л. Викентьев о механизмах порождения лже-науки. Часть 2

Продолжение интервью. С И.Л. Викентьевым, создателем и владельцем крупнейшей в Европе базы данных по методикам творчества, беседует редактор АНТРОПОГЕНЕЗ.РУ Александр Соколов.

3. Смешение этажей / уровней понимания.

«В 1916 году мои сёстры увлеклись спиритизмом. 
В смутное время всегда возникают такие увлечения.
Мой отец, обращаясь к ним, сказал:
 Я ещё могу поверить, что вы можете вызвать дух Льва Толстого 
или Антона Чехова, но чтобы они с вами, дурами, по два часа 
разговаривали, я в это никогда не поверю». 

Анатолий Петрович Александров,
Президент Академии Наук СССР

Цитируется по: Жорес Алфёров, Анатолий Петрович Александров – встречи и воспоминания / Наука и общество, СПб, «Наука», 2005 г., с. 194. 


А.Б. Соколов:
На открытой лекции Вы говорили о смешении системных уровней понимания, как о ещё одном частом механизме порождения научных ошибок… 

Да, данный механизм крайне распространён в гуманитарной сфере, и о нём надо сказать отдельно. Ему же посвящён короткий видео-ролик. 

Рабочая формулировка этого механизма проста: есть разные уровни знания и в интересах науки точно не следует их смешивать. 

Представим эти уровни в виде «лесенки», которую нужно просмотреть снизу – вверх: 


                          5. Как спрогнозировать?

                  4. Как выбрать лучший вариант из возможных? 

            3. Как сделать / смоделировать? 

      2. Что это? Начально-поверхностное ознакомление с явлением

1. Самоуспокоение / успокоение, но никак не познание!

Рис. 1. 
 

В 90-е годы б. СССР, в том числе, представлял из себя интересный модельный объект, наподобие мушки дрозофилы у биологов. 

Разнонаправленные вектора: нам начальство деньги не платит; а вон Манька-Ванька уже легко зарабатывают; а что я хуже? и т.п., привели к появлению большого количества тренингов-семинаров по нескольким десяткам ходовых тем. 

Как руководитель 30 с лишним Конференций отечественных тренеров-консультантов, могу сказать, что десятки выпускников МГУ и СПбГУ (другие вузы просто не беру), имея бытовые результаты 1-го -2-го уровня, хронически выдают их за научные достижения 3-го - 5-го уровня – см. выше Рис. 1. 

А вот зарубежные аналоги: значительные по объёму цитаты из книг Эдварда де Боно и Антонио Менегетти  

См. также: Как тренеры-консультанты СНГ действительно решают задачи своих Клиентов. 

Статистический факт: несколько тысяч людей, претендующих на то, что они могут обучать, скажем, бизнесу других людей с высшим образованием с помощью методик: гештальта; НЛП; коучинга;  эмоционального интеллекта; спиральной динамики и Open Space - не смогли на наших Конференциях привести 1 (прописью – одного!) примера решённых ими небанальных задач в области бизнеса.   

Для сравнения – вот примеры небанальных решений: так П.Л. Капица боролся с опозданиями на работу, а вот так А.Г. Невзоров очистил свой загородный участок от гвоздей

Итог: всего 5-7 % отечественных тренеров-консультантов работают более-менее профессионально, если их не просить решать небанальные задачи [ссылка].  

Профилактика подобных эффектов в смежной области:  насмотревшись на деградацию множества талантливых людей, педагоги отечественных театральных вузов с первого курса глушат у студентов болезнь «звёздности». Да, звёздность опасна. И для актёра / режиссёра, и для их окружения. 

И ещё. Убогие научные модели, если ими заниматься преданно и долго в стиле «научного фельдшеризма», ломают судьбы. Не только научные, но и женские / мужские тоже.  

А в каком университете действительно учат моделировать сложные явления?.. 

4. Вненаучные факторы – двигатель лже-науки!

А.Б. Соколов: А что Вы можете сказать об искушениях, подстерегающих выпускников университетов?

Вот фраза из беседы с молодой женщиной из культурной столицы: «Работать в нашей школе с детьми алкоголиков? Нет! Мой молодой человек – китаевед, поэтому он не работает, переводит своих любимых поэтов, но должен два раза в год посетить свою духовную родину, так что я работаю коучем». 

В приведённой реплике можно выявить несколько контекстов: 

- затравка целой судьбы русской женщины;

- заготовка полезного упражнения по логике для старшеклассников;

- простенький кейс для начинающих психотерапевтов;

- и… гигантский ресурс для лже-науки. 

Так, если диванному китаеведу захочется припадать к духовной родине раз в квартал и/или достойно издать за свой счёт переведённые им вирши старины Бо Цзюй И, а для этого его женщине нужно будет заняться плагиатом, компиляцией, сверхрекламой своих услуг, плавно переходящей в обман, то, увы, высока вероятность, что это будет сделано. 

(Для читателей: если кого-то задело здесь слово «женщина», пожалуйста, замените его на «мужчина» или вообще на абстрактное «N»). 

В контексте нашего интервью важнее другое: в среднем, как правило, вненаучные факторы влияют на научную деятельность сильнее, чем научные. 

На мой взгляд, уже несколько десятилетий «простаивает» научная тема: «Типовые риски в научной деятельности». Перечислю несколько – при чтении они кажутся полуочевидными, но масса неглупых людей подобные ошибки реально совершает. 

Риск-1: Отсутствие второй профессии. Непрогнозируемый карьерный сбой, и возникает вопрос: а чем я-любимый ещё могу заниматься? (замечу, что Г.С. Альтшуллер всегда советовал творческим людям не доверяться царству-государству  и иметь минимум две профессии). 

Риск-2:  Накопленные с детства и юности ошибки. Ошибки делают все, но именно неудачники – в том числе в творческой деятельности – их накапливают. Например, человеку уже 30-40 лет, он преподаёт в университете  студентам, но навыков анализировать прочитанное, выдвижения гипотез, изложения своих результатов общедоступным языком нет. Естественно, человек изобретает систему самооправданий, почему он этого делать не должен. 

Риск-3: Неконкурентоспособность, с точки зрения коммерциализации, традиционной науки «по правилам» по сравнению с деятельностью «оккультятников» – мы об этом говорили в самом начале.

Риск-4: Научный руководитель – увы, мелкач, интриган и стратегический неудачник. 

Риск-5: По политическим причинам научная специализация становится невостребованной, непопулярной или плохо финансируемой государством. Например, на фоне существующей государственной политики в межэтнической сфере этнографические исследования, не совпадающие с «генеральной линией», оказываются «в загоне». И т.п. ещё несколько десятков рисков. 

А.Б. Соколов: Известен ли Вам обратный ход событий: лже-ученый превращается в учёного? 

Мне такое неизвестно. И объяснить могу так: деятельность приличного учёного – это не один, а система ходов в течение многих лет. Деятельность лже-учёного это тоже система, но другая. То есть, наверняка бывали случаи, когда из-за стечения обстоятельств у лже-учёного появлялись шансы. Но он не шёл по лестнице познания вверх, а спускался вниз.  Так легче. И вообще – деградировать легко, как говорят биохимики: автокаталитично. 

5. СМИ как источник соблазнов для лже-учёных

А.Б. Соколов: Продолжим тему социальных искушений и соблазнов. Как Вы оцениваете роль СМИ? 

Был случай: я написал несколько строчек в Internet о том, как именно Ури Геллер гнёт ложки. Комментарий обнаружили московские ТВ-редакторы и пригласили меня пояснить это в эфире нешуточного телеканала. Я был в Санкт-Петербурге и попросил  московского знакомого, инженера, Илью Васильевича Храмцова, сходить вместо меня. 

Первое, что он увидел: примерно 1/3 студии составляли подсадные зрители, возможно оплаченные, возможно искренне скрашивающие свой досуг (возраст – далеко за 50), но точно общающиеся между собой не первый день.

Этим людям бригадиры в свойской манере поясняли, в какой  момент публичного блефа Ури Геллера нужно задать или выкрикнуть тот или иной вопрос, а также когда у них должны пойти выданные им только что «сломанные» часы (Ури Геллер начинал с торговли исправными будильниками) и какую реплику свежеиспеченная хозяйка часов должна кричать (что-то пошло не так, женщина, действующая по заданной программе, раз пять пыталась привлечь внимание Геллера, и бригадиру пришлось вмешиваться и жестами и шипением отзывать своего агента из его миссии). Сидевший недалеко от И.В. Храмцова известнейший астролог обсуждал с коллегой из эзотерического института не вопрос, гнёт ли Геллер ложки на самом деле, а то, как его «надо поддержать в любом случае!». Дискуссия с приглашёнными экспертами велась не конструктивно, а с использованием агрессивной, враждебной лексики. Известные братья-фокусники выкрикивали гневные реплики в адрес парня-фокусника, которого пригласили в студию продемонстрировать аналогичное «чудо», но только в виде обычного фокуса. Смысл этих реплик был – что это непрофессионально, это недопустимое поведение, это нарушение цеховой солидарности, это попытка примазаться к славе мэтра и нажить на этом капитал. Разумеется, вопрос о том, чудо это или нет, вообще перед фокусниками не стоял…

Бог телевизионщиков – рейтинг. Но для учёных появилась новая исследовательская тема:

«Оценка социального вреда от шлюховатых (разного пола и во многих смыслах) телеведущих и передач». 

У знакомых программистов из Минска был замысел написать программу, организующую труд драматурга. В силу случайных обстоятельств, мотивируя тем, что это нужно «для перца» они, хохоча, закачали в программу монографию по половым девиациям (отклонениям). Больше они ничего не успели сделать – о продукте через общих знакомых прознали остроухие московские ТВ-продюсеры и купили недоделанную и не оттестированную программу для производства сериалов, поскольку, цитирую: «Много извращений - это хорошо!»  (Для их контекста - оплаченного насаждения убожества - да). 

Чтобы покрасоваться на ТВ-экране масса людей готовы самоназвать себя «экспертами». Например, так:  «Единственный в мире эксперт по мамонтам-гомосексуалистам»… 

Известность такому в непрофессиональной среде гарантирована...
 

Группы проекта VIKENT.RU в социальных сетях:

 

Дальше: И.Л. Викентьев о механизмах порождения лже-науки. Часть 3: Выводы
Назад: И.Л. Викентьев о механизмах порождения лже-науки. Интервью в 3-х частях с таблицами и видео

06 октября - Ученые Против Мифов в Москве

Catalog gominid Antropogenez.RU