English Deutsch
Новости
Мир антропологии

Три мифа альтернативной медицины

Стенограмма доклада, прозвучавшего 2 октября 2016 г. на форуме "Ученые против мифов - 2". 

Доброе утро. Я рад, что вы поменяли такой хороший погожий денек на возможность посидеть в закрытом помещении, обменяться свежими патогенными штаммами, ну и так далее. Провести время очень хорошо.

Медицина с мифами связана очень плотно. Ну, начнем с того, что как врачи мы выросли из этих мифов. Наша символика, например, родом из мифов. Некоторые лекарства у нас до сих пор называются в честь античных богов, например, морфин в честь бога Морфея, соответственно. 

Очень много мифов со стороны пациентов – ну это понятно, да, потому что когда происходит исцеление, то это лучше считать чудом, чем работой вот этого всклокоченного человека в условно белом халате, который уже 36 часов находится на смене, у него дергается глазик... Не мог же он чудо совершить, явно вмешался кто-то мифологический.

К сожалению, есть мифы и заблуждения и среди врачей. Для этого есть много различных причин, сегодня я расскажу только о трех из них – время, как вы понимаете, ограничено. Поэтому я упомяну только три случая, когда мифы и откровенные заблуждения ложились в основу целого альтернативного медицинского течения.

Александр (Соколов) упоминал о вопросах, которые пришли заранее – вот один из них я как раз выношу на слайд: Есть ли хоть какие-то методы нетрадиционной медицины, которые показали свою эффективность? Вместо меня ответит вот этот замечательный человек – австралийский комик Тим Минчин – если кто не знает, весьма рекомендую посмотреть всё, что он поет и делает. Значит, у него есть такая композиция в стиле рэп, наверное, и вот там он вот такую фразу замечательную произносит – определение что такое альтернативная медицина: «Либо не доказано, что она работает, либо доказано, что она не работает. Как называется альтернативная медицина, которая работает? Медицина». На самом деле это самое емкое объяснение, которое мне приходилось слышать, я им всегда пользуюсь, потому что точнее не скажешь. Всё, что было, всё, что попадается в народной медицине, в традиционных каких-то медицинах и всё, что реально работает, медицина научная последних ну хотя бы лет ста пятидесяти активно впитывает в себя. Она это пропускает через себя, проверяет, благо появились уже в конце прошлого века методы, которые позволяют определять более-менее достоверно, что работает, что не работает – это я говорю о доказательной медицине, которая всего лишь один из инструментов, а не еще один миф и как бы икона для поклонения. Вот, тем не менее мы собираем то, что работает. Всё, что не работает, остается в альтернативной, нетрадиционной медицине. Если оно там находится, то этим можно пользоваться исключительно в рамках вот этой нетрадиционной медицины. Например, если у нас повышается температура, мы в принципе можем пойти нарвать кору ивы, сделать отвар, и, поскольку там находятся природные салицилаты, ну, у вас может быть даже снизится температура. Но гораздо проще пойти в аптеку и купить тот же аспирин, который сделан в принципе на основе тех веществ, которые в свое время были получены из ивовой коры. Ну, то есть это как бы логично.

Одно из наиболее интересных и наиболее известных альтернативных течений – это гомеопатия. В принципе здесь что: достаточно читать источники, то есть дело всегда упирается в первоисточники. Люди, которые придерживаются того или иного альтернативного течения очень редко читают первоисточники. Редкий гомеопат, скажем, читал Ганемана и отличает, какие издания издавались при жизни, какие издавались уже посмертно и так далее. Поскольку я не гомеопат, я читал то, что там есть, и рекомендую это сделать всем, кто интересуется в том числе и гомеопатией, считает, что она работает. По большому счету более противоречивого первоисточника встречать не приходилось. На самом деле там очень много есть, конечно, занимательных наблюдений, но ценных именно на период создания, то есть на то время, когда жил Ганеман. Это примерно у нас получается XVIII-XIX век.

Вот здесь, например, приведена полностью цитата – один из параграфов «Органона», где прямо напрямую отрицается паталогическая физиология, то есть что врачу не нужно исследовать, как болезнь возникла – вот что ему Бог дал в чувствах, этого и достаточно, чтобы лечить. На самом деле современная медицина строится совершенно по иным принципам, и знать, как болезнь развивается – это очень-очень важно. Но, как я уже говорил, я хотел рассказывать именно о заблуждениях и мифах, и поэтому речь пойдет вот об этом веществе – это хинин. В древности... ну, не в древности, в те времена, когда жил Ганеман, его получали из коры хинного дерева и его использовали в том числе для лечения так называемой перемежающейся лихорадки – так тогда называли малярию, ну и в том числе для лечения простуд.

Действительно, у него некоторое такое действие есть, но на что внимание обратил Ганеман? Он читал труды своих предшественников. Один из них назывался «Материя медика» и был написан шотландским врачом. Значит, там было описание, что хинин лечит перемежающуюся лихорадку и простуду, а Ганеман, когда попробовал на себе большую дозу хинина, почувствовал на себе те же симптомы, которые возникают при малярии. То есть было покраснение кожи, поднялась температура, озноб и так далее. Но это с позиции тех времен он посчитал, что это просто эффект большой дозы препарата. На самом деле сегодня мы знаем, что даже большая доза хинина не вызывает такой симптоматики. Она вызывает головокружение, например, какие-то перебои в работе сердца и так далее, но вот то, что описал Ганеман возникает при идиосинкразии. Вот это слово можно запомнить, оно очень красивое, и вместо того, чтобы говорить «Я тебя на дух не переношу» можно просто сказать «У меня к тебе идиосинкразия». На самом деле это непереносимость. Достаточно редкое состояние, по разным источникам оно встречается максимум у 5% людей. Ганеман, получается, был в числе этих людей, у которых была идиосинкразия к хинину.
И вот из этого наблюдения – то есть наблюдение-то было в принципе верное – из него выросло целое неправильное течение, получается. Потому что именно с этого момента он стал считать, что если в высокой концентрации вот это вещество вызывает вот такой эффект, то если его потом разводить, разодить, разводить... то оно потом будет помогать от этой же патологии. Опять же сакажу, что на тот момент теоретически идея была неплохой. Дело в том, что современники Ганемана, которые назывались нормальными врачами, лечили такими малопривлекательными субстанциями, как мышьяк, например, сулема и так далее. И если давать человеку мышьяка меньше, и меньше, и меньше, то ему будет становиться лучше, и лучше, и лучше – только потому, что его просто перестали травить. И что самое интересное, опять же, что во времена Ганемана, если смотреть статистику по лечению холеры, получалось, что когда холеру лечили, люди умирали чаще, чем когда холеру не лечили. То есть вы понимаете, что медицина была в очень запущенном состоянии, научной она стала чуть-чуть попозже. Но, что интересно, гомеопатия после этого научной не стала. То есть она просто отошла в сторону, получилась как ветка на дереве и пошла в сторону, в сторону, в сторону и ушла далеко-далеко, где она сейчас, собственно, и находится.

По большому счету к гомеопатии есть очень много вопросов, которые я на своих лекциях достаточно подробно раскрываю, но, к сожалению, времени мало, поэтому буду краток. Во-первых, большие проблемы с определением. Потому что если мы будем говорить «подобное подобным, малые дозы» и так далее, то существует масса препаратов, где существуют вполне определимые дозы, и это я тоже показываю. Есть, например, успокоительное гомеопатическое средство, содержащее валериану, экстракт валерианы, причем в достаточно большом количестве. Есть противовоспалительные гомеопатические средства с ромашкой, календулой и так далее. Как вы понимаете, оно не соответствует гомеопатии вообще и в принципе, поэтому большой вопрос, что это такое. У меня есть единственный ответ, что это форма регистрации, потому что на самом деле «гомеопатическое лекарственное средство» - есть такая форма регистрации лекарственного вещества и туда пихают просто всё, что не надо исследовать. У них упрощенная регистрация, поэтому там всё это оказывается.

Есть многие другие вопросы. Например, гомеопатия обычно заявляется как направление, которое подходит к человеку целиком – холистическое такое направление. Это с одной стороны. А с другой стороны, если посмотреть реперториумы, то есть те справочники, по которым гомеопат подбирает средства, то там соответствие как раз идет «симптом - средство», «симптом - средство», то есть лечение симптоматическое. Мало того, считается, что каждое средство дает только какую-то одну конкретную реакцию. Ну, с сегодняшних позиций мы понимаем, что это не так. Тот же кофеин, например, у нас он и мочегонные может оказывать эффекты, и на мышцы действовать, и на сердце, и много еще на что. И как так получается, что удается выделить только какой-то один вполне конкретный вид действия – ну, это большой вопрос.

Кроме того, у меня как у токсиколога есть большой вопрос по поводу качества. То есть как контролируем качество и что у нас там с подделками? Потому что подделывают абсолютно всё, абсолютно все лекарства. Подделывают в том числе и гомеопатические лекарства. Как узнать, что, предположим, в этом лекарственном средстве присутствует настоящее вещество? По идее, единственный способ, которым можно различить, - лечит или не лечит. Если не лечит, значит, поддельное, единственный вариант. И что интересно, что по контролю качества – в принципе даже и в профильных журналах специалисты, которые этим занимаются, пишут, что единственное, что мы можем контролировать – это матричный раствор, из которого производят дальнейшее разведение. Но дальше контроля не существует – это логично, потому что если у нас нет ни одной молекулы действующего вещества, то что мы будем контролировать, как мы будем искать?
Там еще есть масса вопросов – и выщелачивание стекла, и, предположим, примеси, которые имеют значение на больших разведениях. И так далее. То есть сплошные вопросы.

И самый главный вопрос – какая гомеопатия правильная? Я некоторое время поработал – давно это, правда, было – в гомеопатической клинике, узнал, что есть несколько десятков течений, и каждое из них считает себя правильным, а всех остальных шарлатанами. Ну и вопрос, вернее, ответ на вопрос «почему гомеопатия никуда не денется?» – это оборот за прошлый год, 115 млрд долларов. Ну куда это денется? Естественно, такой рынок не схлопнется, он будет только расти.

Следующий миф, который привел к рождению еще одного направления – это возникновение иридодиагностики. Сегодня еще будут рассказывать в том числе о генетическом тестировании способностей, или дерматоглифическом тестировании. Очень часто его предлагают вместе с иридодиагностикой. То есть по снимку радужки глаза некоторые определяют состояние здоровья, и так далее, и тому подобное. Значит, считается автором Игнац фон Пецали, кстати, для того, чтобы выяснить, как правильно произносить его фамилию, пришлось целое расследование провести и привлечь специалистов по венгерскому языку... значит, он предложил термин Augendiagnostik, то есть с немецкого, соответственно, глазодиагностика.

Одним из первых, кто составил атлас иридодиагностики был шведский исследователь Нильс Лильеквист, и здесь, что самое интересное, у нас опять появился хинин. То есть он вторую медвежью услугу оказал альтернативщикам. Дело в том, что Лильеквист страдал лимфоденопатией, то есть у него увеличивались лимфатические узлы по неизвестной причине – ну, теперь мы уже точно не скажем почему, но увеличивались. И когда они увеличивались, он, соответственно, пил хинин и препараты йода. Что интересно, оба этих препарата могут вызывать так называемую дисколорацию склеры. Склера – это наша защитная оболочка, которой закрыт глаз. Но Лильеквист посчитал, что изменение цвета, структуры, всего остального – это изменяется не склера, а следующая за ней радужка. И он почему-то опять же посчитал, что это связано именно с его заболеванием. На этом предположении был составлен целый атлас и предполагается, что некоторые изменения в этой самой радужной оболочке могут отражать состояние органов, систем в организме. Например, если в одном из сегментов радужки образуется белая точка, это означает, что произошел аппендицит, а в том случае, если провели человеку операцию и удалили, на этом же месте образуется черненький треугольник. Это прописано в атласах, то есть по большому счету можно поискать посмотреть, как это все выглядит. Очень интересно, конечно, но исключительно с исторической точки зрения. Почему? Во-первых, мы знаем, что существует такая штука как биоидентификация, и биоидентификация по радужке – это одна из самых надежных вещей, потому что строение радужки у нас – мы знаем, что это мышца, мы знаем, что она окружает зрачок. Классический подкол в биологических классах и на различных олимпиадах – сколько весит зрачок? Знаете, сколько весит? Сколько? Нисколько, правильно, потому что это отверстие в этой самой мышечной диафрагме. Мы знаем, что это фенотипическая константа – она образуется достаточно рано и не изменяется в течение жизни. Что интересно, на это не влияют даже различные заболевания и травмы – это также было неоднократно показано в исследованиях.

Ну хорошо, предположим... Медицина никогда не выкидывает ничего просто так, не бывает такого, что «это не то, у нас к ней идиосинкразия, мы ее не возьмем эту иридодиагностику, она нам не нравится». На самом деле нет, всё это проверяется неоднократно по самым различным заболеваниям, по самому различному дизайну, и так далее. Проверялась и иридодиагностика в том числе. Вот в 1979 году в Соединенных Штатах несколько иридодиагностов, в том числе и их гуру Бернард Йенсен, достаточно известный иридодиагност в США, они сказали: «Мы вам всё определим, всё сделаем». Ну и что, им дали несколько пациентов, ну, несколько десятков пациентов, точнее, с хронической почечной недостаточностью – это заболевание достаточно легко верифицируется по анализу мочи и по тем показателям, которые у них есть, и после этого попросили простейшую вещь – разделить, где больные, а где здоровые. Ну и в результате получилось так, что в 74% случаев больные угаданы не были, было сказано, что эти люди здоровы, зато 88% здоровых были названы больными. Ну, как бы ладно, единичный случай, но если посмотреть, сколько этого всего было постоянно… Причем проводили это и сами альтернативщики – есть публикаци и в альтернативных медицинских журналах, есть публикации в серьезных медицинских журналах, причем первого уровня, первого класса. Ничего не получалось, ну никак они не могли отделить. Что интересно, когда проводили слепой эксперимент – есть такой прибор, щелевая лампа называется, офтальмологи используют, когда смотрят – просто разделяли непрозрачной перегородкой, исследователь не видел, кто там сидит, он видел только глаз. Так вот, когда ему показали одного пациента, затем второго, третьего, а затем повторили первого пациента... Так вот этому пациенту при повторе он ему поставил совершенно другие диагнозы. То есть мало того, что эффекта нет, он еще и не воспроизводится.

Ну и напоследок – я так понимаю, что скоро уже надо будет закругляться – нельзя не вспомнить ощелачивание организма. Ощелачивание организма – очень популярная вещь. Значит, необходимо пить коралловый кальций, например, в больших количествах, и так далее, и тому подобное. То есть закисление – это плохо. Но откуда это всё взялось? Редко кто знает, опять же это связано с тем, что редко кто читает первоисточники – это всё взялось из еще одной ошибочной теории.

На рубеже XIX и XX веков был достаточно большой спор в микробиологии, были две, можно скзаать, парадигмы. Одна из них – мономорфизм. Это означает, что микроорганизмы возникают из таких же микроорганизмов и затем дают потомство из таких же микроорганизмов. При этом ни размеры, ни количество сильно не различаются. То есть если была кишечная палочка, то ее мама тоже кишечная палочка и ее дочь тоже кишечная палочка. Да, они могут немного отличаться по генетическому набору и так далее, но это будет кишечная палочка. Этой идеи придерживались и Пастер, и Вирхов, и Кох, и так далее.

Но была и вторая парадигма, называлась она плейоморфизм – это означает, что микроорганизмы могут переходить друг в друга в любом порядке. Одним из сторонников этой теории был немецкий зоолог и энтомолог Гюнтер Эндерляйн, который в 1925 году опубликовал очень интересную книгу «Циклогенез бактерий». Книга практически нечитаема, ее очень тяжело читать, потому что он предложил альтернативную микробиологию. То есть у него было всё вообще не так, всё с нуля – своя систематика, свои названия, и так далее. Но если очень-очень коротко, то по Эндерляйну любой микроорганизм это лишь стадия развития в длинной цепочке. На самом первом этапе это доклеточная форма жизни – коллоидные белки. Их диаметр 1-10 нанометров, не больше. Они затем могут объединяться, и по мере укрупнения сначала могут возникать ядра бактерий, потом сами бактерии, и в кислых условиях, то есть в кислой среде бактерии могут превращаться в грибки. И вот эти грибки – если быть точным, то всего два грибка – это аспергиллус и мукор – они как раз ответственны за абсолютно все заболевания у человека. Ну, в принципе на тот момент, на 20-е годы это имело право на существование. Мало того, когда в 30-х годах нидерландец Фриц Цернике изобрел фазово-контрастную микроскопию, за которую получил в 53-м году Нобелевскую премию... Эндерляйн взял его фазово-контрастный микроскоп, то есть позволяющий прижизненно клетки смотреть, и в крови нашел абсолютно всё, что он предсказывал. То есть он все артефакты назвал по-своему. Ну понятно, что он увидел большое количество артефактов, и как артефакт становится диагнозом мы хорошо знаем на примере оциллококов, например. Это же известная история, как артефакт впоследствии превратился в лекарство, у которого сейчас самые большие продажи в мире. Здесь то же самое – то есть он просто нашел там для себя подтверждение своей теории. Ну понятно, что, конечно, не может бактерия превращаться в грибок никак, не получается. Ей не позволяют законы природы. Но в этом учении была одна очень интересная вещь – мол, да, действительно, в кислой среде возможно превращение бактерий в грибок и возникновение заболеваний. Но если среду изменить, то есть ощелочить ее, то вот эти заболевания пойдут в обратку. То есть грибок превратится в бактерию, бактерия в какие-нибудь протиты, протиты еще во что-нибудь, и человек выздоровеет. При этом он выздоровеет даже от онкологических заболеваний. Ничего не напоминает? Да, правильно, это сода. Тулио Симончини, который отсидел 5 лет за непредумышленное убийство пацента лечением содой от рака. Ну и так далее, другие модные течения, в том числе и поедание кораллового кальция.

Из этого же выросла псевдодиагностическая методика, которая называется гемосканирование, и которую тоже изучали. Несмотря на то, что это даже по описанию получается полная ерунда – то есть они ищут то, что не существует, они ищут всякие эндерляйновские создания. Ищут бактерии там в крови, находят даже, и многие интересные вещества. Через все независимые эксперименты, вне зависимости от того, кем проводились, каждый раз провал.

Вот я хочу просто показать. Те, кто были на моих лекциях, уже это видели – значит, вот это выдается за кристаллы мочевой кислоты в крови. Ну да, действительно, ураты бывают в крови, но если посмотреть внимательно, то что это? Это раздавленное покровное стекло. То есть когда объектив микроскопа опускали вниз-вниз до характерного хруста – да, после этого. Вот это просто расколовшееся покровное стекло.

Вот это еще интереснее – это в крови вот такой паразит. Мы посмотрим диаметр эритроцита – примерно 6-7 микрометров – и прикинем вот эту вот штуку в длину сколько. Возникает вопрос: как она вообще вылезла из прокола в пальце? Это первое. Как она не застряла в каких-то крупных сосудах? Потому что диаметр капилляров в пальце у нас около 5 микрон, то есть еще мельче. Самое интересное, что это вот что – это антенна комара-звонца. Вот сейчас в воздухе много чего летает, это просто артефакт, но он выдается за паразита. То есть как обычно, мы начали с артефактов, мы к артефактам и пришли. И естественно, если нам покажут, что у нас в крови такое плавает, ну конечно, мы не только коралловый кальций купим.

По большому счету, все вот эти перечисленные методики обманывают пациента трижды. Как минимум трижды. То есть первый раз – когда ему ставят диагноз несуществующей болезни. Второй раз – когда его начинают лечить от несуществующей болезни несуществующими лекарствами. И третий раз – когда он контрольное обследование проходит, ему обязательно покажут, что либо ему стало лучше, либо он исцелился, но потом ему надо попить какую-нибудь профилактическую программу. А то вот этот вот, который был (антенна комара) может вернуться и еще друзей с собой прихватить.

Ну и напоследок хотелось бы пожелать вам всем не попадаться на удочку мошенников. 

Стенограмму подготовила Корнева Юлия

Отчет о Форуме "Ученые против мифов - 2"

Видеозапись выступления:


21 октября - Ученые Против Мифов в Москве

Catalog gominid Antropogenez.RU