English Deutsch
Новости
Мир антропологии

Одно из первых наблюдений охоты шимпанзе

Во время прогулок мы почти каждый день встречали гверец или верветок. Наше присутствие их не смущало, и они продолжали спокойно резвиться на соседних деревьях. Я хорошо помню, что раньше, когда в состав группы входили только Читах, Уильям и Энн, шимпанзе нередко кормились на одних деревьях с  гверецамн и не проявляли к ним никакого интереса: не преследовали, но и не пытались включать в свои игры.  Только Энн, оказавшись слишком близко к гверецам, принималась иногда с силой стучать ногой по ветке. Вернувшись из Англии, и отметила, что теперь погоня за гверецами стала самой излюбленной иг рой шимпанзе. Гверец это, по-видимому, не очень волновало, и они подпускали шимпанзе на достаточно близкое расстояние, прежде чем скрыться в густой листве или совершить головокружительный прыжок на соседнее дерево.

Сагу, самец шимпанзе, поедает красного колобуса. Фото: Cristina M. Gomes
						Источник: http://phys.org/news/
						2009-04-wild-chimpanzees-exchange-meat-sex.html
Сагу, самец шимпанзе, поедает красного колобуса. Фото: Cristina M. Gomes
Источник: http://phys.org/news/
2009-04-wild-chimpanzees-exchange-meat-sex.html

Однажды утром мы, как обычно, отправились на прогулку. Тина, Читах и Альберт возглавляли шест­вие, Уильям и Хэппи шли следом, Флинт, Энн и Пух держались позади меня. Вдруг я увидела, как Типа бросилась вперед, в самую гущу кустарника, Читах и Альберт — за ней. Раздался шорох сухих листьев, и я подумала, что шимпанзе вспугнули стаю мангустов. Это как будто подтверждал и высокий пронзительный писк, донесшийся из кустов, и внезапный хор взволно­ванных криков, среди которых я различила голоса ис­чезнувшей троицы.

Уильям тоже устремился вперед, а следом за ним и остальные. Низко согнувшись, я с трудом пробралась через густые заросли к месту, как мне показалось, от­чаянной потасовки: все истерически кричали и пыта­ли в схватить и даже укусить Тину за живот. Когда я подошла ближе, Тина подпрыгнула и, все еще крича, подбежала к небольшому деревцу. Остальные шимпанзе, по-прежнему  очень  возбужденные,  начали  ухать и лаять с новой силой. Двое или трое принялись обнимать друг друга. Я никак не могла понять причины такого безумства, пока наконец не увидела в руках у Тины маленькую верветку, еще живую и пронзительно пищавшую. На одно мгновение я замерла от ужаса, потом бросилась к дереву, на котором сидела Тина. Шимпанзе  вновь зашумели, и Читах стал карабкаться к Тине.

Дрожащим голосом я попросила Тину отдать обезьянку и протянула к ней руку. Громкие крики «ваа» достигли своего апогея. Было очевидно, что у шимпанзе самые угрожающие намерения относительно этой обезьянки, хотя я и не могла понять почему. Я не раз выращивала осиротевших верветок и знала, какие это милые и очаровательные создания. Мысль, что свора шимпанзе собирается причинить вред такому маленькому и безобидному существу, была для меня невыноси­ма. Мне необходимо спасти этого детеныша. И я вновь приказала Тине отдать обезьянку и швырнула в нее веткой. Но Тина взобралась еще выше. Она была в крайнем возбуждении и, поднеся верветку ко рту, откусила ей ухо. Писк затих, и Тина начала поедать добычу.

Больше  смотреть  на это  я не могла. Мне стало дурно, и я поплелась назад. Молодые шимпанзе потянулись за мной, по мне не хотелось иметь с ними ничего общего. Ведь даже Пух пытался схватить несчастную обезьянку. Когда он взял меня за руку, я с трудом удержалась, чтобы не убрать ее.

Я была потрясена и разгневана. «Что было бы с вами,— кричало все во мне,— если бы я вела себя, как  вы, и откусывала бы вам головы, когда вас приносили в наш дом беспомощными малышами?»

В крайнем огорчении я возвращалась в питомник. Уже на полпути меня догнали шимпанзе. Обернувшись, я увидела, как Тина доедает ногу своей жертвы, а остальные пристально следят за ней.

Добравшись до питомника, я осталась в хижине для отдыха, чтобы поразмыслить о происшедшем. Вскоре появилась Тина, но уже без верветки. Она уселась возле изгороди и принялась обыскивать Читаха. Наблюдая за ними в эту минуту, невозможно было представить, что всего полчаса назад их поведение было столь жестоким. Я всегда считала, что шимпанзе вегетарианцы, поэтому сам факт убийства и поедания маленькой верветки казался мне диким и аномальным. Но, поразмыслив, я пришла к выводу, что если в поведении моих шимпанзе нз-за жизни в неволе произошли какие-то сдвиги, то именно я должна помочь преодолеть их.

Этот эпизод с поеданием мартышки приобрел совершенно иную окраску после моего разговора с Дженн Моррисон. Как-то вечером она пришла в резерват и, услышав мой рассказ, не стала причитать: «Бедная обезьянка!», а отнеслась к нему с явным пониманием. Заметив мое удивление, она объяснила, что недавно прочла книгу «В тени человека», которую написала Джейн Гудолл, занимавшаяся изучением образа жизни и поведения диких шимпанзе в Танзании. Гудолл добилась того, что шимпанзе признали ее и позволили близко наблюдать за их жизнью. Одно из самых значительных ее открытий заключалось в том, что шимпанзе охотились на мелких млекопитающих и поедали их.

На следующий день Дженн принесла мне «В тени человека». Эта книга была для меня откровением. Я читала и перечитывала ее, внимательно изучала фотографии. Здесь я нашла подробный и живой рассказ о повседневных событиях в жизни диких шимпанзе. Теперь я могла отчетливо представить себе, как жили наши питомцы до их поимки и какими были их семьи. Благодаря этой этой книге я поняла, что, хотя наши шимпанзе и вели более естественный образ жизни  по сравнению с большинством других пленников, они все-таки были многого лишены.

Книга заставила меня по-иному оценить случай с охотой на детеныша верветки. Теперь я считала весьма лестным для нас, что Тина, несмотря на переживания, связанные с ее поимкой и неволей, смогла продемонстрировать­ навыки, свойственные ее виду. И это поведе­ние было отнюдь не аномальным. Напротив, она учила других шимпанзе образу жизни своих диких собратьев.

 

Стела Брюер. Шимпанзе горы Ассерик. М., «Мир», 1982, с. 76-79.


Интересно

В 1860 году жители французского города Ориньяк нашли в местной пещере 17 человеческих скелетов. О страшном открытии доложили властям. Было решено захоронить останки на приходском кладбище.

Вскоре о происшествии узнал археолог Эдуард Ларте. Ознакомившись с местом находки и увидев там каменные орудия и кости вымерших зверей, он понял, что на кладбище закопали скелеты первобытных людей! Ему пришлось доказывать это властям департамента.

Catalog gominid Antropogenez.RU